Энергокризис не за горами. Как Россию накажут за сырьевую политику, и где искать «новую нефть»

16 декабря 2020 Сергей Гуриев
5 187

В 2020 году мировые цены на нефть и энергоресурсы несколько раз ставили исторические антирекорды — это лишь один из факторов, свидетельствующих о том, что эпоха сырьевой энергополитики подходит к концу. Как и за счет чего России компенсировать потери экономики, вызванные падением цен на энергоресурсы, и какие последствия ждут страну, если она не перейдет к «зеленой» энергии? Сергей Гуриев обсудил эту тему с Владимиром Дребенцовым, вице-президентом BP в России.

Ранее Сергей Гуриев уже обсуждал тему реформ в российской электроэнергетике с Татьяной Митровой, директором Центра энергетики Московской школы управления «Сколково».

Владимир, добрый день! Спасибо большое, что нашли время поговорить со мной о будущем российской энергетики. Как вы думаете, с вашей точки зрения, какой должна быть оптимальная структура российского  энергетического сектора в долгосрочной перспективе?

Здравствуйте, Сергей!

Если обратиться к будущему российской энергетики, я бы начал с того, что оно будет другим, оно будет непривычным. Мы все привыкли к такой традиционной структуре российского энергобаланса, которая долгие годы удовлетворяла все потребности страны и для обеспечения внутреннего энергетического спроса, и для обеспечения притока валюты в страну, потому что не секрет, что нефть и газ являются основными экспортными товарами России. Но вот это все начинает меняться.

Я не могу сказать, что это все поменяется сейчас, не будет таких радикальных изменений долгосрочных, как мы сейчас, в этом году испытывали из-за карантина, не только в России, но и по всему миру. Но то, что называется энергетический переход, уже явно началось и будет продолжаться. И вот эти изменения, которые начались пока еще за пределами России, в России мы видим только первые зачаточные попытки двигаться в этом направлении — вот это то, что будет предъявлять новые требования к российской энергетике. И именно поэтому, как мне кажется, российской энергетике и российской экономике придется меняться.

Совершенно верно. То, о чем вы говорите, особенно хорошо видно в Европе, где не только сложился экспертный консенсус по поводу того, что такой переход нужен, но сегодня это стало и политической реальностью. Политические партии, которые стремятся поддержать переход на возобновляемые источники энергии, получают все больше и больше голосов, и поэтому переход — это не просто то, что написано на бумаге, это то, что поддерживается на выборах, то, что обсуждается политиками и то, что поддерживается на выборах. Если говорить об этом, насколько вероятен и существенен этот переход, ну скажем, к 30-му году, к 50-му году? Насколько вероятен тот сценарий, о котором говорят многие аналитики, что, например, в 30-м году глобальный спрос на нефть достигнет пика и начнет снижаться? Какие параметры у этого перехода вы видите на ближайшие 10 или 30 лет?

Вы знаете, вы совершенно правильно отметили, что, конечно, для России в первую очередь имеет значение, что происходит в Европе, а в Европе действительно совсем недавно была принята стратегия «зеленого» перехода, была принята водородная стратегия. То есть принципиально новые подходы к использованию энергоресурсов. 

И это, конечно, имеет значение для России, потому что Европа — один из основных торговых партнеров России и основной экспортный рынок для российских нефти, газа и угля.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа
Россия — это Европа
Россия — это Европа