О чем жалеет потерявший сеть «Арбат Престиж» Владимир Некрасов

Капиталисты. Клуб 33
13 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Основатель сети магазинов «Арбат Престиж» Владимир Некрасов рассказал, жалеет ли он о судьбе своей сети и как 100 граммов водки помогли ему справиться с потерей бизнеса.

Малыхина: Вы сами упомянули «Евросеть» в разрезе рекламы и скидок.

Некрасов: Они гениальные парни. И Евгений, и Тимур, просто гениальные. Я лично их знаю, они гениальные парни.

Малыхина: Просто мне кажется, что пример ваш - «Арбат Престижа» - и пример «Евросети» за последние 10 лет, наверное, - это два гигантских бизнеса, которые были созданы с нуля из ничего, были созданы людьми, которые не имели отношения к сырьевому бизнесу, к залоговым аукционам, к каким-то предприятиям, то есть все, в чем обвиняют предпринимателей 90-х.

Некрасов: Вообще. Даже близко.

Малыхина: И оба бизнеса были в рознице и были гигантского масштаба. Один существует, другого, к сожалению, уже нет. Евгений достаточно активно выражает свою позицию по поводу того, что произошло с «Евросетью» и вообще комментирует, участвует в политической жизни. Как вы на это смотрите, вот такой подход, и какой ваш взгляд на то, что произошло? Когда, действительно, бизнесы, по сути, сделанные с нуля и абсолютно фантастические, вот с ними такие метаморфозы происходят?

Некрасов: Но это же жизнь. Вы знаете, вот мы на эту тему можем очень много говорить, а вот жизнь, она приносит какие-то свои коррективы и все. Там у Евгения одна позиция и он имеет право на нее. У меня там другая позиция. И я, если сказать искренне… Жалею ли я? Думаю, что нет. Я только жалею о тех людях, которые работали там – 4,5 тысяч - для них, для многих этих людей эти фамилии, имена этих девчонок, какие-то знаете, как из сказки из какой-то, то есть они не существуют.

Я вот ездил на могилу к родителям на Украину, и в Duty Free в магазине Внуково подходит ко мне девушка, плачет и говорит: «Вы помните меня?». Я говорю: «Помню», хотя, безусловно, я должен сказать, что не помню. Она говорит: «Меня зовут Света. Я у вас была менеджером в таком-то магазине. Владимир Ильич, пожалуйста, откройте магазин. Я все брошу, я хочу прийти к вам работать». Что я мог сказать? Я говорю: «Свет, ну, вот жизнь. Сегодня ты работаешь здесь – работай». Сегодня она директор магазина. То есть, эта Света не просто какая-то продавщица, она сегодня… И понятно, у нее такой опыт. Она говорит: «Я научилась всему в «Арбат Престиже». Это ведь дорого стоит. Потом вторая продавщица подошла в том же Внуково, и тоже говорит: «Владимир Ильич, заберите нас отсюда». Сложно. Это знаете, это же жизнь.

Малыхина: А как вы, вы сели дальше в самолет, а как вы с этим ощущением?

Некрасов: Я сел в самолет, выпил 100 грамм водки и подумал, что как-то вот жизнь, она такая многогранная и смешная, что просто иногда даже, знаете, жалко, что не сможешь этим людям как-то помочь. Вот хочется помочь. А потом я поехал в другой магазин, совершенно случайно, меня попросили посмотреть маркетинг магазина. Просто у моего друга есть магазины большие, к парфюмерии не имеет отношения: «Вов, посмотри, у тебя светлый глаз, скажи, чего не хватает?». Я поехал и совершенно случайно иду и тоже выходит из магазина директриса, и говорит: «Я у вас работала в магазине. Владимир Ильи, заберите меня оттуда». Я говорю: «Да вот, как бы…»

Малыхина: Пока нет. Это про людей, это про ответственность. Потому что у всех предпринимателей всегда есть такое: и за себя и за того парня. А вот личное, личное ощущение. Как быстро вы, не знаю, пришли в себя что ли? Насколько вы, не знаю, любой человек, который отходит от дел даже в спокойном режиме, он занимается каким-то самокопанием, а правильно ли я, а вовремя ли я, вот внутренний настрой?

Некрасов: А вы знаете, нельзя жить прошлым. Вот я не могу жить прошлым, потому что прошлое - это дорога в никуда. Ведь когда ты начинаешь жить прошлым, то, что вы сейчас говорите, Марин, самокопание, ты начинаешь себя закапывать сам себя землей. Не могу: а может быть, надо было сделать вот так, а почему я не сделал вот так, а ведь я мог пойти вот так, а вот я там…

Малыхина: Мог раньше бы то-то…

Некрасов: Да, я там мог бы там вот это, а я там мог бы еще…

Малыхина: Вы останавливали себя или у вас просто внутренняя формовка такая?

Некрасов: Нет. Понимаете, я внутренне всегда позитивен. То есть, я смотрю на жизнь абсолютно завтрашним днем и только позитивно. То есть, я не смотрю на жизнь, как бы я мог бы жить вот там когда-то. Я даже так не думаю, у меня так мозги не устроены.

Малыхина: То есть, у вас нет внутреннего чувства обиды какой-то, почему так?

Некрасов: Знаете, Марина, обижаться нужно на себя. Вот обижаться нужно на себя, потому что, когда ты не сделал, например, я хотел в своей жизни со второй, третьей женой, чтобы был ребенок, но не получилось. Но так как мне уже 50 лет, в принципе, могу встретить девушку своей мечты, наверное, могу, но это очень сложно. Вот чтобы встретить ее, и сегодня стать, наверное, счастливым и смотреть на жизнь совершенно по-другому и другими глазами, наверное… да и невозможно. Вот что бы ты сейчас не делал, я о себе говорю - а невозможно. Вот так не бывает просто, хотя, может, у кого-то бывает…

Малыхина: Всякое оно бывает.

Некрасов: Ой, нет. Вы знаете, иногда такая любовь приходит, что просто ты даже забываешь, как тебя звали.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.