«Папа будет сидеть в тюрьме!» Как материнский спецназ борется с отцовским, при разделе детей

7 октября, 00:15 Когершын Сагиева
2 601

На этой неделе Нобелевскую премию мира, как и ожидалось, учитывая политические тренды, получили правозащитница Надя Мурад и гинеколог из Конго Денис Муквеге. Мурад была сексуальной рабыней в запрещенном «Исламском государстве», Муквеге оказывает первую помощь жертвам изнасилований. Движение #metoo на этой неделе отпраздновало год жизни. А в России жертвами провозгласили себя мужчины, у которых после развода суды отняли детей. Они объединились и стали выкладывать в интернет компромат на жен. Схватка бывших супругов за детей охватила не только сеть, но и в эфир федеральных телеканалов. Наш корреспондент Когершын Сагиева тоже не смогла пройти мимо этих историй и выяснила, кто же там настоящие жертвы. 

Юлия Яцевич не виделась с сыном три года. Теперь они вместе всего два месяца. О папе, с которым жил все это время, Ярослав как будто не вспоминает — или делает вид.

Юлия Яцевич: Он не вспоминает, ему сейчас интересно... Он понимает отлично, что он с мамой, он понимает, что папа вел себя неправильно. Он сам говорит — папа был не прав. Мы ходили к психологу после того, как забрали — там он сказал одну золотую фразу: «мне там не было хорошо на 100%». На вопрос «почему» он отвечает: «Потому что там не было тебя».

Таких историй тысячи: после развода отец увозит ребенка, но преступлением это не считается. После отец и сын объявляются в Чечне, чтобы отсудить право жить вместе. Это — отработанная схема.

Юлия Яцевич: Законы шариата — ребенок с папой должен быть. Соответственно, и приставы к тебе так же относятся: что значит, женщина тут решает, ребенка с собой определить и жить? 

Но в этой ситуации и чеченский суд встал на сторону матери — у нее были доказательства того, что не запрещала бывшему видеться с ребенком.

Юлия Яцевич: Он не говорит «мама», говорит «Юля», к сожалению. Это папина работа, то, чего он добился за три года. Мой ребенок меня не называет мамой, он называет меня Юлей. Это, естественно, говорит о том, что отец настраивал ребенка и отчуждал, стирал образ матери на протяжении трех лет. 

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю