4 смерти, 26 уголовных дел, 6 тюремных сроков: судьбы последователей Магнитского, Дымовского и Литвиненко

12 ноября, 00:21 Когершын Сагиева
9 182 0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

В далеком 2002 году журнал TIME назвал тогдашнего человека года. И это был не Путин, а собирательный образ whistleblower — русский перевод имеет негативную коннотацию: доносчик или стукач. То есть человек из системы, который разоблачает систему. Бредли Мэннинг, сливавший информацию Джулиану Ассанжу, Эдвард Сноуден. А кто помнит в России имена майора Дымовского, секретаря суда Натальи Васильевой, летчика Игоря Сулима? Правозащитная организация «Агора» представила доклад о судьбах русских разоблачителей. А Когершын Сагиева попыталась выяснить, как система им ответила. 

Однажды участковый милиционер Алексей Мумолин вышел на пикет: «Нечем кормить троих детей». «Мне терять уже нечего, мне что терять, зарплату мне дали уже 16 тысяч, выговоров выше крыши… Ну невозможно уже больше так служить!», — сказал он. А после достал видеокамеру и записал ролик-разоблачение милицию, прямо у себя в отделении. «Палочная система. План. Разбей лоб об стенку, но план ты должен выполнить. Три уголовных дела, я должен собрать на наших граждан, на толяттинцев», — признался он в ролике. 

Признание в интернете посмотрели немногие, всего 10 тыс. человек, но «Тот, кто нужно» увидел. Через несколько дней Мумолина отчитали на общем собрании и уволили, как  запятнавшего «честь мундира». «Атака на меня начавшаяся — это для меня и состояние здоровья, и моральное состояние, это для меня был очень тяжелый период. И, во-первых, коллеги в большинстве понимали, но отвернулись из-за того, что вокруг меня образовалась аура, что со мной опасно разговаривать…» — рассказал он. 

Жанр «Не могу молчать» от силовиков неожиданно возник в 2009-м, вместе с развитием YouTube. Первым свою видеооткрытку миру и Владимиру Путину лично отправил майор из Новороссийска Алексей Дымовский. «Начальник УВД города, который присвоил мне звание майора милиции за счет того, что получил от меня обещание посадить невинного человека… я не боюсь это говорить», — утверждал Дымовский. Его уволили молниеносно и завели уголовное дело по статье мошенничество. Но эпоха была медведевской: до митингов на Болотной и закручивания гаек еще далеко. У Дымовского появились последователи. Например, Роман Хабаров из Воронежа. Он открыто рассказал о пытках и подбрасывании наркотиков и раскритиковал реформу МВД, тогда еще в вольном «Русском репортере»: «Остаются те, кто работают кувалдой: это те же пытки и подбрасывание наркотиков. Нет способа проще, чем подбросить наркоману, чем подержать его 2 суток в камере и показать шприц». 

Комментарии (0)
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера