«Ваш труп мы опишем, не переживайте»: как полиция реагирует на жалобы о домашнем насилии

27 октября, 22:57 Евгения Котляр
3 590

Правозащитная организация «Зона права» открыла федеральную «горячую линию» по бездействию силовиков и чиновников при жалобах пострадавших на домашнее насилие. Как в России борются за то, чтобы просто достучаться до полиции, когда любимый или любимая уже достучались до почек и печени — об этом Евгения Котляр.

26 октября началось рассмотрение уголовного дела в отношении мужа Маргариты Грачевой. Это самая громкая история домашнего насилия последнего времени — подмосковный Отелло мучал жену и мать своих детей с особой жестокостью.

Как и многие жертвы, Маргарита звонила в полицию, но помощи не дождалась. Полагаться только на свои силы приходится и женщинам, и мужчинам — спасайся, как можешь. Просто потому, что звонок с просьбой о помощи и защите в полицию, по ту сторону телефонной трубки не всегда расценивается как сигнал SOS. А для некоторых этот звонок в пустоту оказывается последним.

Чтобы рассказать о том, что случилось с Яной Савчук, близкие долго собираются с силами. Отец Яны с трудом зачитывает выдержки из материалов дела, в котором зафиксированы многократные звонки дочери в полицию с просьбой возбудить административное дело на сожителя за побои и угрозы. После первого избиения дочь позвонила отцу, подруге и в полицию. Но никаких последствий для насильника тогда последовало.

Близкие рассказывают, что побои продолжились, но из раза в раз насильник вымаливал у Яны прощение. И она, несмотря на обещания родственникам бросить его, все равно возвращалась к своему мучителю. Главным доказательством халатности участковой Башкатовой стал предсмертный звонок от Яны Савчук с просьбой о помощи. Через пару часов Яна оказалась в больнице в критическом состоянии. На следующий день девушка умерла. Наедине со своим горем они живут уже почти два года.

Семья Яны убеждена, что добиться увольнения участковой Башкатовой, которая оставила в беде их дочь, удалось только с помощью СМИ. Но дальше этого дело пока не двигается. Убийцу Яны Савчук осудили на 13 лет колонии строгого режима, но даже тогда он не понял, что натворил.

Этим летом суд в Орле потребовал предъявить экс-участковой Башкатовой более тяжкое обвинение, но пока решения нет. Если бывшую участковую осудят, появится опасный для МВД прецедент, а это новые иски, разбирательства, должностные проверки — мало что ли у полиции 

После убийства Марины Морозовой ее муж решил переехать подальше от места, которое напоминает ему о трагедии. Марину убил буйный сосед, хотя в полицию на него заявляли не раз. Чтобы рассказать свою историю, Владимир решает вернуться к месту трагедии и показать нам свой дом и подъезд, где его жену убивал сосед. На выходе он случайно встречает жену убийцы и не может сдержать чувств.

С агрессивным соседом он пытался поговорить по-мужски, но разговор был коротким. После разговоров звали полицию, но участковый предлагал семье Морозовых договориться с буйным соседом самостоятельно. В мае Виктор Меркушев подкараулил жену Владимира Марину вместе с мамой у лифта. После первого удара шлангом по голове пожилая женщина упала. Меркушев 23 раза ударил ножом Марину, женщина погибла. Мужчину осудили на 16 лет колонии строгого режима. Но убийцу это, кажется, ничуть не расстроило.

Адвокат Ольга Бедерсон сейчас работает над тем, чтобы муж и мама погибшей были признаны потерпевшими, чтобы добиться результатов и привлечь виновных сотрудников полиции за халатность.

Однако в редакцию Дождя от ГУ МВД по Перми поступил вот такой ответ: «В декабре 2008 года мужчина осужден мировым судом судебного участка № 7 Индустриальною района г. Перми по ч. 2 ст. 116, ч. 1 ст. 130 УК РФ к 140 часам обязательных работ. В июле 2010 года осужден судом Индустриального района г. Перми по п. а ч. 2 ст. 115, ч. 1 ст. 213, ч.1 ст. 119 УК РФ к 200 часам обязательных работ».

По данным следствия, полицейские, которых многократно просили о помощи, отказывали в возбуждении уголовного дела необоснованно. 

9 сентября Николай Овчинников обратился в полицию: пропала его 37-летняя дочь. Отец оказался прав, на кадрах с камеры наблюдения видно как мужчина вытаскивает из подъезда большой чемодан, в котором спрятано тело убитой. В полиции мужчина сознался, что убил жену из-за ссоры и предстоящего развода. Отец знал, что дела в семье идут плохо, пытался помочь дочери, вместе и поодиночке они вызывали полицию. Кроме этого дочь рассказывала о побоях и удушениях.

Николай Овчинников, в прошлом сотрудник МВД, знал, что нужно делать и настаивал, чтобы полицейские в период «обострений» мужа увозили его в отделение, но так было не всегда.

Но уже через 40 минут мужа отпускали домой. И родственники, и друзья убитой уверены, что сотрудники полиции бездействовали и на угрозы жизни должным образом не реагировали. Нет тела — нет дела.

Универсального метода обезопасить себя от домашнего насилия и равнодушия полицейских — нет, утверждает адвокат Дмитрий Джулай. Но кое-что сделать можно. Джулай рекомендует потенциальным жертвам домашнего насилия предупредить соседей, подготовить безопасное место для отхода и быть готовым рассказать о ситуации в соцсетях. При звонке в полицию запишите номер своего обращения и контакты ответственного сотрудника. А если участковый отказывается регистрировать обращение, пригрозите ему жалобой на халатность.

Жаловаться на их бездействие довольно проблематично, вышестоящие руководители могут не отвечать. Если жаловаться в суды, они тоже могут не принять. Но даже если дойдет до суда, то шансы невысоки. По статистике, из 25 жалоб на бездействие сотрудников правоохранительных органов суд удовлетворяет только одну. Вас бьют — вы и защищайтесь.

Фото: Анатолий Жданов/Коммерсантъ

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю