«Считают нас за баранов!» Почему жители затопленных иркутских деревень не могут получить компенсации?

6 734

Иркутское наводнение, унесшее 22 жизни, как и трагедия в Баренцевом море ставит вопрос — стихия или халатность? Пока жители смытого Тулуна обвиняют власти в том, что их поздно предупредили о грозящей воде, губернатор Левченко рассказывает о спекулянтах, перепродающих гуманитарную помощь, а «Единая Россия» ловко пользуется моментом и шлепает на мешки собственные наклейки. Тимофей Рожанский почти неделю пробыл в зоне затопления, подробнее — в его репортаже.

От многих домов не осталось и фундамента, а кто-то и вовсе до сих пор не может найти свой уплывший дом. Сейчас, когда из Тулуна ушла вода и можно передвигаться по городу по земле, тулунчане выстроились в очереди. Полицейские выдают населению хлеб — строго под роспись и по паспорту.

Школы превратились в пункты выдачи гуманитарной помощи. В город везут одежду и продукты. Должно хватить на всех, фуры продолжают прибывать. Но вот многие жители до сих пор не могут получить даже минимальную компенсацию в 10 тысяч рублей. Кто-то до сих пор не может найти себя в списках, многие во время наводнения потеряли документы, а кто-то не может доказать, что почти всю жизнь прожил в этом утонувшем доме, хотя прописан в другом месте.

Этих 10 тысяч надолго не хватит. Жители надеются, что их без жилья не оставят. Им пообещали, что дома восстановят или помогут восстановить, но не все этого хотят. Увидев свой дом под водой, строить его заново захочет не каждый. Почти сразу в городе появились мародеры. Уносили инструменты, уцелевшую технику на металлолом. Вернуться домой по земле хозяева уже не могут, а лодки есть не у многих.

Дамба уцелела, вода просто перелилась через нее. Ее строили, исходя из критической отметки в 11 метров — это наводнение 1984 года. Оказалось, мало. Дамбу когда-то строила компания покойного Николая Болотова, отца замгубернатора иркутской области по чрезвычайным ситуациям Руслана Болотова. Тогда в новостях сообщали, что новая дамба защитит город от любых паводков на 100 лет.

Мост строят в самом узком месте реки, его затопит первым. Сейчас он завален мусором — это дома, которые унесло течением. Если уровень воды опять поднимется, нагрузка на мост станет критической. 2 дня назад его открыли для движения транспорта.

Евгений Клепиков, волонтер: На мосту работает всего четыре спасателя, которые пытаются что-то сделать с завалами. Работы происходят на одном быке, в то время как все остальные завалены мусором.

Евгений — волонтер. Сегодня он на своем катамаране пошел вверх по Ие, чтобы помочь доставить гуманитарную помощь в поселок, который вода отрезала от земли. Помощь доставили в деревню Евдокимова. Но ее недостаточно. На этот случай у властей в рукаве нашелся козырь — новейший плавающий бронетранспортер ПТС-2 везет сахар и гречку всем нуждающимся. 3 такие машины пригнали аж из Новосибирска.

Деревня опустела. Многие жители сюда так и не вернулись. Транспорт затоплен, скот погиб. Одна из главных задач сейчас — утилизировать его, чтобы не допустить эпидемии. Затем восстановить инфраструктуру.

Петр Тимофеевич недавно женился во второй раз и переехал к жене в Евдокимова. За 40 лет, что она тут живет, такого не видела. Сейчас главное восстановить документы на дом и на имущество. Спасались как и все, на крыше. Никаких предупреждений о надвигающейся катастрофе они не получали и к наводнению никак не были готовы.

Поздно вечером стало понятно, что вода только прибывает. И темпы увеличиваются. Когда она подобралась к порогу дома, стало тревожно. Ступенька за ступенькой и вот ты уже стоишь по колено в воде в собственной кухне.

С 3 ночи до 6 утра Петр Тимофеевич с супругой просидели на крыше в ожидании помощи. И она подоспела. Соседи приплыли раньше МЧС. Костя и Антон в ту ночь эвакуировали десятки людей. Приходилось даже нырять под воду.

Бабушка простояла, наверное, день по грудь в воде. Приплыли, кричит — помогите! В принципе уже и плыть за ней никто не собирался, потому что 87 лет бабушке. Она кричит помогите, а там получается вода подошла почти к разделу. Ну что делать — жилет одел и туда, ее то все равно доставать надо было.

Спасли не всех. 86-летний мужчина утонул с 8-летним внуком, их лодка перевернулась. Спасатели прибыли не сразу, на второй день наводнения. Что делать дальше, евдокимовцы не знают, но оставаться в своих домах уже невозможно

Соседка Алена с мужем тоже только вернулась домой. Шок прошел. Живы — и на том спасибо. Через пару дней после потопа, когда вода чуть спала и можно было открыть входную дверь, решили вернуться и проведать хозяйство. В списке выживших неожиданно оказались любимые собаки.

По закону власть обязана дома восстановить согласно генплану. Вот только генплан, позволяющий строить рядом с рекой в регионе, где наводнения не редкость, вызывает сомнения. Вчера в Тулун прилетел зампредседателя правительства по строительству и развитию регионов Виталий Мутко. Он потребовал пересмотреть генпланы в городах Приангарья. А вода, тем временем, продолжает убывать, открывая все новые и новые проблемы.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа