«Слишком дешево закупали лекарства»: почему разрушают одну из лучших онкологических больниц

11 декабря 2016 Павел Лобков
22 137 2
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Все началось с публикации знаменитого повара Сталика Ханкишиева в живом журнале. Он рассказал о нескольких трагических историях, связанных с тем, как его знакомые и близкие пытались излечиться от рака — и в Германии, и в Израиле. Тем, у кого нет возможности лечиться за границей, могут помочь только в московской 62 больнице, которая держалась особняком, сама закупала лекарства, ее не оптимизировали два года назад. И вот — больницу закрывают, сливают с другими аналогичными учреждениями. А попутно Ханкишиев провел свое расследование — за сколько закупаются городом дорогие онкологические препараты, и кому выгодны высокие цены и дефицит. Когершин Сагиева — о борьбе за 62 больницу.

Янина Батищева, пациентка онкологической больницы №62: С 62 больницей связаны судьбы очень многих людей, которые могут в будущем столкнуться с заболеванием или уже столкнулись с ним.

Янина в очередной раз нервно перепроверяет соцсети — о том, что у 62 онкологической клиники начались проблемы, она узнала из них. О том, что происходит на самом деле, по телевизору не говорят, а фейсбук полнится слухами.

Именно в 62-ой Янину спасли от рака кожи. Диагноз, с которым живут не больше пяти лет, не возвращается уже десять. Она благодарна коллективу клиники буквально за каждый прожитый день. «Я помню, как однажды меня везли на каталке в операционную, медсестра меня расспрашивала, кем я работаю, что делаю, что там интересного. Это абсолютно неподдельно было, это меня отвлекло от соответсвующих мыслей. Я очень оценила это», ― вспоминает Янина.

Заведующая лабораторией больницы №62 Ирина Демидова тоже очень переживает: «Конечно, беспокоимся за будущее, как же нам не беспокоиться?». Но пока огромный механизм клиники работает без сбоев. В молекулярно-биологической лаборатории проводят генетические исследования, которые позволяют подбирать индивидуальное лечение и продлевать жизнь, тем, кому уже не поможет операция.

Ирина Демидова, заведующая молекулярно-биологической лабораторией ГКБ №62: «Огромное количество препаратов сейчас разработано, которые позволяют жить пациентам, которые в эпоху обычной химиотерапии погибали в течение года».

Скандал вокруг больницы продолжается вторую неделю. Руководство борется с правительством Москвы из-за распределения денежных потоков: Департамент здравоохранения вместо привычной автономной финансовой схемы навязывает свою, бюджетную.

Первой жертвой реформы станет как раз лаборатория Ирины Демидовой. В России генетические исследования считают необязательными, хотя во всем мире рак лечат, основываясь на изучении ДНК. «Сейчас мы беспокоимся, что этого не будет, что если произойдут какие-то перемены, то наша лаборатория окажется где-то на четвертом плане, скажем так, при распределении средств», ― рассказывает Ирина.

Комментарии (0)
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера