«Когда он меня избивал, у него была искра в глазах»: карьерный лифт майора ФСБ, ведущего дело о госперевороте

3 февраля, 23:11 Алексей Коростелев
16 544

Активность всевозможных силовиков на всех фронтах — силовики размножились, внутривидовая конкуренция обострилась и нужно доказывать свою нужность. Из ниоткуда возникла целая террористическая сеть под названием «Сеть» — уже несколько недель в Петербурге и Пензе ФСБ ведет следствие. Группу молодых леваков, от 21 до 27 лет, обвиняют в намерении устроить взрывы во время президентских выборов и Чемпионата мира по футболу, а также поднять вооруженный мятеж. Арестованные заявили о пытках. Алексей Коростелев — об охоте на анархистов и как одного из следователей опознал его подопечный, которому удалось уехать из России.

Жена Дмитрия Пчелинцева Ангелина не возвращалась домой с момента задержания мужа.

Ангелина Пчелинцева, жена Дмитрия Пчелинцева: 27 октября мой муж вышел из дома, чтобы встретить бабушку с вокзала и, минут через 10 дверь была открыта его ключом, вошли сотрудники ФСБ вместе с ним, он был в наручниках.

Когда пензенские силовики обыскивали квартиру, Дмитрий успокаивал жену — «все обойдется», но в тот момент страшно было не то, что он в наручниках, а оперативники переворачивают дом вверх дном.

Ангелина Пчелинцева, жена Дмитрия Пчелинцева: В квартире все перевернули, вышли на улицу, посмотрели машину и пока мы стояли вдалеке, они нашли на заднем сидении две гранаты. Демонстративно как-то удивились.

Гранаты станут одной из улик. Дмитрию Пчелинцеву предъявят обвинение в организации террористического сообщества, которое якобы готовило переворот и свержение режима.

Ангелина Пчелинцева, жена Дмитрия Пчелинцева: Для всех нас это было шоком и ощущением какой-то ошибки. Многие родные были уверены, что вот, сейчас это закончится, все быстро разберутся быстро.

Самый младший член так называемой группировки «Сеть» — Илья Шакурский. Ему 21, до задержания был примерным студентом. Мать воспитывала сына одна, сейчас боится показать лицо.

Елена Шакурская, мать Ильи Шакурского: Он у меня нормальный, адекватный. С утра он уходил в институт и приезжал домой, потом он ходил в спортзал, вечером он находился дома в основном.

До уголовного дела Елена даже не знала слова страйкбол.

Елена Шакурская, мать Ильи Шакурского: Я вообще считала как Зарницу. Мы в молодости бегали, прыгали — то же самое уходили в лес. Я считала, что это все нормально. Оказывается этого делать нельзя, это подготовка была. Какая может быть подготовка?

Ангелина Пчелинцева тоже не увидела в увлечении мужа страйкболом ничего подозрительного. Даже когда дома появилось оружие.

Ангелина Пчелинцева, жена Дмитрия Пчелинцева: Заряжал батарейки, засыпал пульки в аппарат. Просто ехал и играл в страйкбол, возвращался в хорошем настроении.

ФСБ считает, что страйкбольный клуб — на самом деле был «кружком юного террориста».

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю