«Отравился, утонул, избит сослуживцами»: почему в элитной Кантемировской дивизии один за одним гибнут солдаты

Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

25 ноября Путин и его суданский коллега Омар аль-Башир, обвиняемый в геноциде христиан, встретились в Сочи, чтобы обсудить, в том числе, совместное противодействие Америке путем создания российских баз на Красном море. Ведь с Сирией вроде все, новому сроку — новые друзья. А в самой российской армии, которая получила на всю эту геополитику на следующий год почти три триллиона рублей, судя по тому письму, которое получила наша редакция, все как в прежние времена — странные смерти призывников, даже в элитной Кантемировской дивизии. Об этом рассказала в своем репортаже Когершын Сагиева. 

Брянская область, село Новая Погощь — недалеко от Украины. Отсюда счастливый 18-летний Илья пошел служить в российскую армию. Распределили его недалеко, в Московскую область, мама приезжала на присягу, но парень погиб. «Надька, зачем ты это делаешь? Такая семья, у вас и так денег нету, а тут еще такие похороны! Но я не могла в последний путь не проводить… это равнозначно тому, что сыграли свадьбу». 

Трагедия случилась в феврале при странных обстоятельствах: накануне ночью Илья начал писать родственникам сообщения, но внезапно связь прервалась. Уже на следующий день спокойную жизнь большой семьи взорвал телефонный звонок из Кантемировской дивизии, в подмосковном Наро-Фоминске. 

Надежда Качурина, приемная мать погибшего призывника, рассказывает: «В полвторого дня мне позвонили и сказали: случилось несчастье. Я говорю, какое? Они говорят, Илья погиб, я говорю, что случилось. Утонул в речке вместе с танком, я говорю — весь экипаж утонул? Сын никогда не говорил, что он прошел курс обучения. Они говорят: нет, он управлял танком сам. Я сразу не поверила. Я сказала: не может такого быть, что Илья не был водителем-механиком». 

Позже документы подтвердили подозрения — срочник Илья Горбунов вообще не должен был оказаться в танке. Из ответа военного Следственного комитета: «За Горбуновым И.А. танк не закреплялся, обучение завершено не было, экзамен на допуск к самостоятельной работе не сдавался, удостоверение механика-водителя не выдавалось».     

Надежда Качурина рассказывает: «Стою, говорю — Доброе утро, сыночек! ложусь — Спокойной ночи! Я его полюбила так, мне казалось, это мой родной сын… Илья тоже очень меня любил».

Комментарии (0)
Полный текст доступен только нашим подписчикам. Подпишитесь:
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера