Как советский профессор 40 лет воевал за наследный особняк напротив Кремля

«Меня могли здесь закопать»

Оказывается, можно, не привлекая внимания, много лет оставаться хозяином земли напротив Кремля. Виктор Розанов владеет частным особняком практически на Софийской набережной, рядом с главным офисом «Роснефти».

Дом ученого Виктора Розанова спрятался за неприметной аркой прямо напротив Кремля среди потертых заводских строений и полузаброшенных гаражей. Он живет здесь уже почти 80 лет.

Бывший домик управляющего усадьбой купцов Матвеевых — последнее частное домовладение в этих местах. В 20-ом бумагу о праве на собственность получил отец Виктора Анатольевича — молодой инженер Розанов. Тогда в доме не было ни окон, ни дверей, ни крыши.

Здесь Розановы пережили НЭП, коллективизацию, большой террор и войну — авиабомбы падали прямо у калитки.

В Москве военного времени домовладельцам продуктовых карточек не полагалось. Пришлось подарить дом государству. А из эвакуации Розановы вернулись уже в коммуналку.

От целого дома им осталась только вот эта комната с камином и старым пианино. Тогда и началась его личная реституция. В общем исходе из московского центра на окраины молодой инженер Виктор Розанов увидел свой шанс. Он рассказывает: «Людям стали давать квартиры, они уезжали. Моя задача была не допускать вселения новых жильцов».

К концу 60-ых он почти вернул себе весь отцовский дом. Тогда его и попытались выселить в первый раз.

Противостояние с государством затянутся на сорок лет. В 70-ом Розанов — уже эксперт в советском жилищном законодательстве. Страницы из постановлений ЦК и Совмина и решений Юнеско он до сих пор цитирует наизусть.

Виктор Розанов: Во меня было затронуто чувство справедливости. Это вызывает возмущение, ярость. Мне очень нравилось, что я живу в Москве, и никакого города я себе для жизни не представлял, особенно мне нравилось что я живу в здесь, на Софийской набережной, а какой вид…

Собственный особняк в самом центре Москвы тогда уже выглядел экзотикой. Хозяин тоже какой-то несоветский — ухоженный денди, владелец личного катера и антикварного Студебеккера, Розанов увлекался водными лыжами и джазом. Его фотоальбом мог бы принадлежать ровеснику-шведу или англичанину.

В 70-х и 80-х его четыре раза пытались выселить из особняка сотрудники жилконтор и деятели райисполкомов. Но Советский Союз не пережил этого противостояния и развалился. Наступили новые времена.

Виктор Розанов:  В 90-е пытались намекать, что меня закопают вот здесь в техподполье вместе со всей семьей. Пришлось купить оружие охотничье, пришлось купить оружие самообороны.

Тогда-то в доме и появились две больших черных собаки, а на калитке — угрожающая надпись: «Осторожно! Собаки!»

В последний раз его пытались выселить в 98-ом. Уже тогда эта земля стоила миллионы долларов.

Золотую землю по соседству с Кремлем не позволяли приватизировать. Розанов дошел до Верховного суда. И после очередного процесса написал в Страсбургский суд по правам человека. Жалобу приняли 12 лет назад, в 2004.

Впрочем, Розанов умеет ждать. В домике на набережной он пережил шестерых генсеков и две смены российских президентов.

Виктор Розанов: В нашей стране чувство уверенности ни у кого нет, я так думаю. Ну думаю на 80% я удержусь. А вот дети могут не удержаться уже.

Фото: Илья Варламов

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю