«У меня уши торчали из интернета»: режиссер Сергей Лозница о том, как снимал свой фильм «Донбасс»

12 мая 2018 Денис Катаев
9 636

Каннский фестиваль в этом году очень русский и очень политический. Мало того что в конкурсной программе показали фильм «Лето» сидящего под домашним арестом Кирилла Серебренникова, там же прошла мировая премьера и нового фильма Сергея Лозницы «Донбасс», в котором он скрестил фантасмагории Гоголя и страшную правду гражданской войны. В Каннах с Сергеем Лозницей поговорил Денис Катаев.

Инвестируйте в правду. Поддержите нашу работу и оформите платеж

То, о чем я бы хотел говорить, иначе не скажешь. В общем-то, речь идет о распаде, и общества, и его территории, и условиях, в которых проявляется эта болезнь, а я войну считаю болезнью общественной, болезнью общественного организма. Сценарий я уже тогда написал, я его написал в 2015 году. И так получилось, когда это все начиналось, мы же все следили за происходящим, и я просто сидел, уши торчали из интернета, я сидел смотрел, и меня настолько поразило все то, что я видел. Практически все сцены фильма, кто что может сказать, вот это copy pastе того, что есть в ютуб. Конечно, мне пришлось поработать, какие-то сцены я дописал, какие-то сцены, которые нельзя было снять, я написал со слов людей, которые принимали участие. Сцена избиения солдата у столба, она практически…

Украинского солдата?

Да, украинского солдата, пленного, у столба. Это есть эпизод, это случилось в городе Зугрес. Оказалось, что это вообще его соседи. Это его соседка, которая там подбежала, кричала и так далее.

Начала называть его каратель, оккупант.

Мало того, он у нее свои ключи от квартиры хранил, когда ездил. Вот так вот. Так что все еще сложнее. Это гораздо более трагично, я не хотел уплощать все это. И мне кажется, что у меня это получилось, потому что всех жалко, вот в чем дело. На всем этом постсоветском пространстве в той или иной степени, за линией фронта, до линии фронта, с одной стороны, с другой стороны, ко мне подходил после фильма кинематографист из Казахстана и сказал, послушайте, но у нас то же самое. Так что причем здесь «русский мир»? У себя вы называете это «русским миром», а в принципе это называется распадом общества.

И человечности, можно так тоже сказать.

И этот распад, это сопровождается, да, одичанием. Это падение в Средние века.

Роль телевидения вот у вас показана там отчетливо тоже, в том числе актеры, массовки, которые дают все эти комментарии о бомбежках. Насколько она тоже важна во всей этой истории?

Вы знаете, что произошло за последнее время, чего, может быть, раньше в такой степени не позволяли? Это театрализация проникла в телевидение, это растворилось уже и стало обыденностью. Я слышал, когда там был ролик про распятого мальчика, когда руководитель новостных каналов сказал: «А что, ну да, это, может быть, и неправда, но зрители-то хотят это видеть». Епрст, где мы живем!

Удивительное дело, «Донбасс» не привлек внимания российской прессы, и даже не было фактически даже запросов на интервью к нему. Видимо, само название настолько отпугнуло наших коллег из федеральных СМИ. Но тем не менее, режиссер надеется на то, что прокат в России состоится, и даже думает, а почему нет, вот его был ответ. Так что надеемся, что и зрители Дождя увидят скоро этот фильм у нас в российском прокате.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю