Как Андрей Лошак начинал карьеру в ларьке

Бремя новостей
21:28, 14 февраля
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Одно из главных событий недели — снос так называемого «самостроя» в Москве. Буквально за ночь снесли торговые ряды сразу в нескольких районах столицы. Мэр Москвы Сергей Собянин в посте в ВКонтакте написал: «Нельзя прикрываться бумажками о собственности, полученной явно жульническим путем». Мнения по поводу сноса ларьков — хорошо от этого Москве или плохо — резко разделились.

 

Смотрите полную версию «Бремени новостей»

Одни говорят, что стало чисто и просторно, и вообще это возвращение исторического облика города; другие считают что снос «самостроя» означает уничтожение следов девяностых и ностальгируют об ушедшей эпохе и ларьках колыбели капитализма в России.

Оказывается, Андрей Лошак вообще начинал трудовую жизнь продавцом в ларьке. Дождь узнал у него, какой была карьера в ларьке и скучает ли он по тому прекрасному времени.

 

«Это была моя первая работа. Был у одноклассника, у родителей был ларек. И как-то до меня дошло, что там нужен ночной продавец. Со мной происходил всегда какой-то трэш. Ну во-первых, гопники местные, которые просто доставали меня ужасно, потому что они все время пытались меня или как-то развести на то, чтобы я им что-то дал в долг, или просили что-то посмотреть: «Ну-ка, покажи этикетку» - и убегали с бутылкой. А каждая унесенная бесплатно бутылка — это минус из моей зарплаты. И поскольку у меня был практически один ущерб, то были смены, когда я просто уходил в минус.

После того, как я начал им отказывать, они разбили мне стекло. У меня был телефон, на котором было написано «Бандиты». Это была у нас «крыша». Они приехали, такие два усатых дяди, записали показания, по сути, как милиция, но только в милицию не предлагалось звонить, а звонили бандитам. Да, и действительно потом пришли эти ребята извиняться. И даже деньги выплатили, на которые поставили стекло новое.

Ночь. Вдруг в это окошечко влезло дуло автомата, нас с охранником вывели, довольно жестоко избили, ОМОНовцы, бригада ОМОНовцев. Не знаю, что, почему? Мы что-то пытались спросить, вместо этого получали по голове, но мне так досталось, по касательной, а охранника очень сильно избили. Так избили, что он потом куда-то убежал от них, и больше я его никогда не видел.

Тут не было парковки, тут был какой-то пустырь. Не было такого количества домов, их понатыкали за последние лет 10. Апогеем всей этой моей карьеры ночного продавца стал поджог. Вдруг загорелась палатка, я успел выбежать, побежал. Вот там стояла телефонная будка, но пока я звонил, видимо, это была какая-то спланированная акция, я не знаю, из нее вынесли все, что там было практически, включая презервативы.

Я пытаюсь вспомнить, когда они исчезли. Я даже сейчас с удивлением понял, что они довольно давно исчезли, потому что раньше возле каждой остановки троллейбусной они стояли. Я не заметил, как они исчезли, если честно.

Жалко ли мне? Да нет, не особенно мне жалко. Это просто часть нашей юности, но все меняется. Что жалеть?»

 

Фото: Тимофей Изотов / Коммерсантъ

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.