«Я сказала: „У меня ВИЧ“. Он ответил: „Круто“»: кого в России сажают в тюрьму за передачу вируса

27 октября, 22:57 Когершын Сагиева
2 854

В Иркутске был вынесен приговор по редкой 122 статье Уголовного Кодекса («Умышленное заражение ВИЧ-инфекцией»). Осужденный — 35-летний Константин Баженов, заявление на него подала женщина, с которой он жил вместе, не предупредив о своем статусе. К этой статье есть много вопросов. Ее принимали еще в 1996 году, когда не было эффективной терапии, и многие считали, что ВИЧ передается чуть ли не бытовым путем. Об одной из самых редких статей Уголовного Кодекса — Когершын Сагиева.

Иркутский судья зачитывает обвинительный приговор: 2,5 года за умышленное заражение ВИЧ-инфекцией. Развязка романа, который вспыхнул мгновенно: познакомились по переписке, влюбились и сразу стали жить вместе, а через месяц девушку увезли на «скорой». Оказалось, что это менингит на фоне попадания в кровь вируса иммунодефицита. 

Потом она долго обивала пороги полиции, чтобы только приняли заявление. Возлюбленный заразил ВИЧ, а в участке смеялись. 

Её бывший в суде доказывал, что никакого секса не было. А вот ВИЧ у него действительно есть, аж с 1999 года, и все эти годы мужчина не обследовался и не принимал лекарств. Это большая категория пациентов, объясняет врач-инфекционист Орлова-Морозова, сами для себя они решили, что ВИЧ-инфекции вообще не существует, зачем же говорить о статусе партнеру? 

Елена Орлова-Морозова, заведующая лечебным отделением Центра по борьбе со СПИДом Московской области: «Есть такая категория — медленные прогрессоры, у которых ВИЧ прогрессирует медленно, и они могут десятилетиями жить, не умирая. Люди, которые с 1999 года живут, со сложившейся точкой зрения, их сложно переубедить. Для людей, которые давно живут с диагнозом, без лечения, и вроде бы всё неплохо, им очень трудно объяснить, что вот сейчас нужно начать лечиться». 

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю