Первый обвиняемый в оскорблении чувств верующих — о тюрьме и психушке.

«Там очень много народу было, один — вообще людоед»
Бремя новостей
19:57, 13 марта
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Влад Пушкарев
Теги:
РПЦ, суд

Комментарии

Скрыть

В Ставрополе впервые в истории России открыто дело по статье 148 — за оскорбление чувств верующих. Первым обвиняемым стал 37-летний Виктор Краснов. История началась еще в октябре 2014, когда Краснов поспорил в интернете с одним из пользователей соцсети ВКонтакте — из-за поста о необходимости отмены неугодного праздника Хеллоуин в России. Чем обернулась эта дискуссия для Виктора Краснова — смотрите в репортаже Влада Пушкарева.

Смотрите полную версию «Бремени новостей»

В самом начале марта тихий Ставрополь неожиданно попал в заголовки федеральных новостей — здесь назначен первый суд по статье 148 — «оскорбление чувств верующих». Первым обвиняемым стал 37-летний безработный Виктор Краснов.

«Я не знаю, как я до такого докатился, до такого процесса. Для меня это как дурной сон просто», — удивляется Виктор.

Дурной сон начался в октябре 2014. Накануне Хеллоуина Краснов решил узнать, где лучше его провести, и наткнулся на пост о том, что такие праздники в России нужно запретить. «Я, естественно, автору написал. Там естественно из-за моего комментария, как всегда разгорелся интернет срач, там никто в выражениях не стеснялся особо», — вспоминает Краснов. Именно эти места из переписки с незнакомцами лягут потом в основу обвинения.

«В апреле уже 2015 года ко мне приехал спецназ СОБР, Центр по борьбе с экстремизмом со своими понятыми, предъявили решение суда на обыск, — Виктор Краснов рассказывает нам, как началась эта странная история, — Провели обыск, нашли в только выглаженной казачьей форме три патрона. Причем в личной фонотеке нашли записи Вагнера и марша третьего рейха».

По иронии судьбы, «нереестровый» казак Краснов накануне патрулировал улицы на Пасху. Как выяснится позже, слежка началась почти сразу после того спора в интернете — его караулили у калитки, прослушивали телефон и читали личную переписку. К апрелю силовики решили, что готовы к спецоперации по захвату безбожника. Таисия Краснова, мать обвиняемого, рассказывает: «Я открыла, вот заведено дело уголовное, я говорю какое такое уголовное, это же чушь. Каждый имеет право на собственно мнение: сын вырос в государстве, в котором рушили церкви, убивали священнослужителей».

Формулировка судьи: „Я сомневаюсь в вашей нормальности, вменяемости. Никакой нормальный человек не может писать против Русской православной церкви и про христианство“»

Виктор Краснов показывает нам свою комнату и казачью форму: «Вот сюда куча народу набилось, куча оперативников и пока я стоял здесь, вот костюм висел вот в этом костюм они и подкинули три патрона».

В суде в роли обиженных православных выступили Александр Кравцов и Дмитрий Бурняшев. Их оскорбили выражения Краснова «Боха нет» и «Библия — это сборник еврейских сказок». Сразу после начала процесса Таисию Павловну выгоняют с работы, а сына кладут в психиатрическую больницу.

«Начальник меня уволил, сказал: „Я не хочу, чтобы меня причислили к экстремистам“», — вспоминает женщина. Она работала дворником, убирала гаражи неподалеку от своего дома.

Посмотрели и психиатрическую больницу, в которой Краснов проходил проверку на «нормальность». Краснов ее нам показывает: «Вот, собственно, это заведение, где меня проверяли на нормальность. Формулировка судьи: „Я сомневаюсь в вашей нормальности, вменяемости, никакой нормальный человек не может писать против Русской православной церкви и про христианство“».

Компанию Краснову в психиатрической клинике составляли люди, не менее опасные: «Там очень много народу было, один людоед был. Он свою жену убил, в морозилку засунул и три месяца ею питался, и пенсию за нее получал».

Пока Краснова лечили от атеизма, за стенами «психушки», он превратился в символ борьбы с новым клерикализмом: «368 сообщений и 280 записей на моей странице. В основном слова поддержки, писали: „держись“, „не сдавайся“. Но были, конечно, и так называемые фанатики и угрозы».

Приехать в Ставрополь и разобраться обещали безымянные анонимы из интернета и медийный Дмитрий Энтео. Зато в защиту Краснова неожиданно выступил протодиакон Андрей Кураев. И даже автор 148-ой статьи депутат Ярослав Нилов написал, что не считает фразу «Бога нет» оскорблением.

Адвокат Краснова рассказывает о ходе дела так: «Статья амнистируется, если бы мы хотели, если бы он хотел и если бы хотели менты, дела бы в суде не было, оно должно было быть прекращено еще до суда. Я говорю, если ты хочешь доказывать невиновность, давай доказывать».

Следующее заседание суда назначено на 15 марта. После него у 37-летнего безработного в потертой куртке и странной майке есть все шансы войти в историю в качестве главного атеиста страны.

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.