«Чума оптимизации покрывает все наше государство»: российские врачи взбунтовались против системы

8 декабря, 23:30 Соня Гройсман
8 049

Попытки оптимизировать систему здравоохранению привели к резкому сокращению числа больниц, увольнению врачей по всей стране, зарплаты растут лишь «на бумаге», а бесплатная медицинская помощь становится все более недоступной. Сейчас врачи столкнулись с новой угрозой — тюремной решетки за врачебные ошибки — СК создал для врачей особое подразделение. Между собой врачи постоянно обсуждают недостатки системы, но говорить о проблемах публично и менять что-то в своих больницах решаются немногие, сталкиваясь за это с травлей и увольнениями. О том, как система наказывает за небезразличие — в репортаже Сони Гройсман. 

Бывшие коллеги по скорой помощи шарахаются от Наиля Адельшинова, как от прокаженного. Те, кто все-таки соглашаются пообщаться, опускают глаза. Адельшинов привык за всех заступаться, и поплатился за это. Вот уже третий месяц астраханский врач сидит без работы. Все из-за того, что не стал мириться с тем, что творится на подстанции.

Наиль Адельшинов, врач скорой помощи: «Условия труда, низкая заработная плата, весь день на машинах, очень много вызовов. То есть после суток мы приходили никакие. Отсутствие врачей, когда ездит один человек, а это фельдшер. Это тоже неправильно».

Сначала Наиль стал председателем молодежного совета в профсоюзе своей больницы, следом — в областном. Даже выступал на круглом столе в Госдуме, но от коллег вместо поддержки получал лишь советы не высовываться.

Наиль Адельшинов, врач скорой помощи: «Они мне говорят: „Наиль, да чем ты занимаешься? Ты проводи праздники“. Какие праздники? Я хочу сохранить места. Уехали в Москву, в Питер, в Краснодар. Зовут и меня, а я говорю, что нет, я попробую все-таки здесь. Я хочу все-таки закончить свое дело».

Больничное начальство от предложений Адельшинова отмахивалось. В итоге, он взял слово на круглом столе в астраханской Думе.

Наиль Адельшинов, врач скорой помощи: «И я прям им в лицо сказал, что есть проблемы — давайте решать. Сказал, что скоро лето, давайте хотя бы питьевую воду будем раздавать сотрудникам. У нас Астрахань — южный город. И летом на улице за 40, а в машине почти 60 градусов тепла. Ну как можно работать? Это было последней каплей — какой-то врач выступил в Думе среди всех опозорил министра Болотникова. И после этого начались выговоры».

Сразу после выступления Адельшинова затравили — три выговора, исключение из обоих профсоюзов, увольнение по статье.

Наиль Адельшинов, врач скорой помощи: Десять лет прослужил верой и правдой, ни разу больничный не брал — нравилось, да и если я не выйду, кто выйдет за меня. К каждому пациенту относился индивидуально, не по стандарту».

***

Анастасия Васильева — новый ревизорро от медицины. В одиночку и без охранников идет в рейды по больницам. Место действия — районная клиническая больница в Балашихе. Здесь два года назад сменилось начальство — новый эффективный менеджер сделал упор на платные услуги: на пациентах нужно зарабатывать. Стоматолог Кирилл Чугунов из тех, кто отказался выполнять план по платным услугам — 15 тысяч в кассу ежемесячно. Доктора, признанного некогда «Единой Россией» одним из лучших в Подмосковье, перевели на полставки. В конце концов, он написал письмо Путину: пациентов нечем лечить.

Кирилл Чугунов, врач-стоматолог: «Лично я в течение двух лет не получал никаких медицинских препаратов из бюджета. Доходило до того, что я покупал и бахилы для приема пациентов, салфетки, все пломбировочные материалы и все, что нужно для оказания медицинской помощи. У меня и так зарплата меньше 20 тысяч выходит в месяц, то есть, в этом месяце мне пришла зарплата 2911 рублей».

В наказание у Чугунова из кабинета забрали инструменты и, по его словам, стали травить.

Кирилл Чугунов, врач-стоматолог: «У меня на приеме как раз было три человека, которым я, войдя в кабинет с утра, просто сказал, что рад был бы вас полечить, но не могу этого сделать — инструментов нет. У меня руководитель предупреждал средний медицинский персонал, что кто со мной поздоровается или будет общаться, тот лишится премиальных». 

На фудкорте гипермаркета в Балашихе первое собрание местной ячейки профсоюза «Альянс врачей». Больница отказалась предоставлять заговорщикам помещение — защищать свои права вообще чревато последствиями. Всего пришли 5 человек, но двое просят их не снимать — боятся.

Васильева из «Альянса врачей» внимательно слушает историю медсестры Елены Сальниковой и обещает сделать все возможное, чтобы помочь. Сальникова проработала в стоматологической поликлинике в Балашихе 38 лет, параллельно возглавляя местный профсоюз. Стоило ей заступиться за коллег — начальник предложил написать заявление по собственному желанию. Весной у медсестры сгорел дом, теперь с семьей из семи человек они живут на съемной квартире, пенсия у нее — 10 тысяч рублей. 

Анастасия Васильева, председатель профсоюза «Альянс врачей»: «Чума оптимизации покрывает все наше государство — врачей, ученых, педагогов, все они сидят и дрожат». 

Васильева — врач-офтальмолог и о правозащитной работе не задумывалась до апреля, пока в ее родном НИИ глазных болезней не начались сокращения. Уволили ее мать и научного руководителя. В августе она создала второй в России независимый профсоюз врачей.

Анастасия Васильева, председатель профсоюза «Альянс врачей»: «Самая большая проблема медицинских работников — они юридически совершенно неподкованы. Они просто не знают, куда идти и к кому обрашаться». 

Но пока медики-разоблачители и правдорубы на своих местах надолго не задерживаются. «Горе от ума», версия 2018 года. Село Александровское Томской области. На приеме у врача-психиатра молодой врач Владимир Сотников. Два года назад он окончил медицинский университет в Томске и вернулся в родное село по программе «Земский доктор». Это часть ежегодной медицинской комиссии — вот уже третий раз психиатр отказывается давать заключение.

После этого разговора доктор в очередной раз напишет карандашом, что у Сотникова психическое расстройство. Молодого врача отстранят от работы за непрохождение комиссии. Сам он уверен — так его наказывают за излишнюю активность.

Владимир Сотников, врач: «За эти два года моей работы я выявил множество нарушений. Ну, как правило, дело касалось небольших внесений в медицинскую документацию, для улучшения статистики. Много нарушений по поводу диспансеризации».

Когда выяснилось, что нужно еще и выдавать липовые справки о смерти, Сотников забил тревогу. Сначала пытался решить все на месте, но в итоге дошел до прокуратуры. Теперь он пытается вернуться в больницу через суд, иначе ему придется вернуть полмиллиона, полученные по программе «Земский доктор».

Владимир Сотников, врач: «У меня ситуация следующая — я поставлен в такие рамки, что хуже, чем сейчас уже быть не может, потому я не могу в дальнейшем работать, по своей карьерой лестнице идти и развиваться».

Наиль Адельшинов сидит дома с двумя детьми, жена в декрете. Сам он, как и Сотников, судится с бывшим работодателем. Но таких, как они — единицы, остальные, если и возмущаются, то вполголоса, пока это не коснется их самих. 

Анастасия Васильева, председатель профсоюза «Альянс врачей»: «Бояться сейчас надо другого — бояться надо того, кто будет лечить наших детей и родственников потому что то к чему сейчас скатывается медицинская помощь — это профанация, потому что бюджетные деньги просто экономятся, а что там будет с людьми  — никого не волнует. Вот этого надо бояться».

Исправлено: в репортаже и в тексте была неправильно названа фамилия героя Наиля Адельшинова. Дождь приносит свои извинения.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю