Главная победа Манижи: какую беспощадную правду мы узнали благодаря певице

23 мая, 19:37 Михаил Козырев
38 812

«Евровидение» совершенно не заслуживает тех уничижительных формулировок, которые часто отпускают в его адрес. Песенный конкурс давно превратился в аналог российского ВДНХ, куда продюсеры со всего мира свозят свои сценические находки. А в этот раз благодаря «Евровидению» мы еще узнали, что российское общество больно ксенофобией, считает Михаил Козырев. Своим мнением он делится в колонке на сайте Дождя.

Фото: EPA / ТАСС

Зачем я смотрю «Евровидение»?

В девяностые и нулевые считал этот конкурс воплощением пошлости и «совка». Не было там ни одного номера, который меня зацепил бы (сначала по телеку, потом через интернет). Пожалуй, только выступление t.AT.u. вызвало интерес, хотя я с самого начала не принимал этот проект. Но если говорить о выступлении нашей страны на «Евровидении», невозможно игнорировать это выступление. 

Это был 2003 год. Еще кажется, что вот сейчас все случится, и мы станем частью мировой музыкальной индустрии, но Лена и Юля поют безнадежно фальшиво, и это просто стыдно смотреть. Тем не менее, вне зависимости от этого выступления, даже сегодня любой иностранец на вопрос «а кого вы знаете из русской музыки?» ответит «Тшайкофски, Рахманьинофф и „Тату”». И нам с этим жить еще полвека, поверьте мне.

Тогда зачем я смотрю этот конкурс?  Две причины:

Во-первых, в последние годы «Евровидение» — это аналог ВДНХ, или «выставка достижений новомодной хрени», если быть совсем уж точным. Каждый год продюсеры шоу стараются превзойти сами себя. Виртуальные персонажи, которые участвуют в номере, синхронная хореография живых танцоров на сцене и проекций на экране, гигантские полупрозрачные экраны с проекциями, - все это год от года становится круче и круче. Это мастер-класс в прямом эфире для всех специалистов в области съемки концертов, трансляции фестивалей, работы с продакшн-менеджерами, которые меняют платформы на сцене с одной на другую. Очень надеюсь, что все эксперты посмотрят это шоу и поймут, что менять один «сетап» на сцене на другой можно за ровно одну минуту!

Во-вторых, «Евровидение» — это, конечно, геополитика.  И это тоже интересно. Кто дает кому какие баллы и как Аксюта и Чурикова это комментируют? В разные годы у меня возникал один и тот же вопрос: это Юра и Яна ориентируются на новые доктрины министра иностранных дел Лаврова или он внимательно прислушивается к нашим комментаторам?

По итогам этого года скажу: великолепный номер Shuma украинцев из группы Go-A наши комментаторы оценили по достоинству и ничего не выдавало подтекст Крыма и Донбасса, который, увы, отравляет взаимоотношения наших стран даже в музыке. 

По этим двум причинам мне “Евровидение” интересно смотреть последние лет пять. Я принимаю возникающие каждый год ультимативные заявления моих друзей-музыкальных критиков («Я это говно не смотрю и никогда не буду!!!»), но спокойно перечисляю аргументы: это давным-давно не конкурс домохозяек, а именно выставка «достижений народного хозяйства», и вообще сложно найти конкурс (включая Канны, «Золотой глобус», «Оскар» и «Грэмми»), в котором на твоих глазах аудитория решает, кто победит. В этом аспекте «Евровидение» уникально и интересно.

Что я думаю о Маниже?

Russian Woman — лучшее, что случилось с моей страной на этом конкурсе. Свободная форма самой песни, сочетающая мелодекламацию, ритмические куплеты, вокальный запоминающийся (который день пою) припев, - все это стало первоначальной формой для постановки номера. Потом прибавились проекции Натальи Гончаровой и Александры Экстер, художниц русского авангарда (здесь мне почудилось дуновение Константина Эрнста с его оформлением Олимпиады в Сочи).  Был создан этот костюм «чайной бабы», из которого героиня вылезает на сцену во время номера.

Все должно работать на главные идеи песни:

  • мы, женщины, здесь — смиритесь с этим;
  • нас сильно заколебало чувствовать себя «существами второго сорта»;
  • мы не будем ждать ни от кого разрешения или позволения сделать шаг и восстановить справедливость;
  • мы вас всех очень любим, но, пожалуйста, прекратите нами понукать!

Это настоящий манифест. Современная красивая и свободная женщина декларирует: «Ребят, встала и пошла! Что считаю нужным, то и делаю!» И это по смыслу круче, чем все, что было раньше. Я имею в виду Диму Билана, Сергея Лазарева, Полину Гагарину и других российских звезд, выступавших на «Евровидении». Я всегда задаю себе один и тот же вопрос: а можем ли мы показать Европе что-нибудь, чего там нет? Мои ответы выстраиваются за много лет в стройный музыкальный ряд: группы «Иван Купала», Zventa Sventana, «Ива Нова», «Отава Ё». Все они обращаются к этнической основе русских песен, положенной на современную электронную обработку. Припев песни Russian Woman — именно про это.

Впрочем, едва ли не самое важное значение выступления Манижи на «Евровидении» не в музыке, а в том, как её песня всколыхнула глубинное ксенофобное дерьмо. И это не опечатка. К сожалению, вынужден констатировать, что великодержавный русский народ заражен национализмом, и это ярко проявилось при обсуждении Манижи в соцсетях и в публичном пространстве. Я был потрясен, наблюдая, как из многих людей моего круга общения вдруг вылупился этот внутренний пещерный ксенофоб. И то, что Манижа хотя бы на шаг приблизила нас к пониманию того, что национализм в России никуда не делся, это можно считать главной победой России на «Евровидении» в 2021 году.

Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы