Как Путин вредит друзьям, почему все прощает Лукашенко и кому пошлет валентинку

Станислав Белковский о сознательных и бессознательных мотивах президента
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

В День всех влюбленных главный специалист Дождя Станислав Белковский как обычно ответил на вопросы зрителей. Рассказал, кого Путин любит больше всего, почему президент верит в дружбу между лидерами стран и все прощает Лукашенко, откуда у пранкера Вована телефоны мировых лидеров, и как Белковский случайно сделал Захара Прилепина главным русским писателем.

Каждый год 14 февраля, День святого Валентина, последнее время я провожу именно со Станиславом ― и по долгу службы, видимо, и по зову сердца, иначе могла бы отказаться! Нет, решила все-таки этот день провести в эфире.

У нас очень много вопросов про любовь. Я думаю, что Станислав, который, кстати, сегодня читает про любовь и секс лекцию в «Прямой речи», может ответить на эти вопросы.

В лектории «Прямая речь» в 19:30, Ермолаевский переулок. Это была рекламная пауза.

Поэтому мы начнем с Путина, но с Путина про любовь.

Поскольку Путин ― это моя главная любовь в жизни, то здесь разницы нет.

Вы сами это сказали, я вас не тянула за язык.

Я много раз говорил это в вашем эфире, Анна Викторовна, поэтому тут ничего нового нет.

Владимир спрашивает: «Станислав Александрович, все-таки Путин любит нас?».

Нет. Он русофоб.

Русофоб?

Конечно-конечно. Извините за самоцитирование, но я неоднократно писал об этом и обосновывал. Он не считает русский народ пригодным к творческой работе. Вот немцев он любит.

За что?

 «Сделайте меня немцем». Вы помните, знаменитая фраза из эпохи Александра I. Немцев он любит за то, что с ними можно иметь дело. Ты немцу даешь поручение, он его выполняет. А русскому ты даешь поручение, и через сутки выясняется, что есть 17 причин, по которым он его не выполнил.

Поэтому Путин устраивает постоянный аврал. Для чего нужны сочинская Олимпиада или саммит АТЭС на острове Русский? Потому что если русскому не поставить заградотряд в спину, он ничего делать не будет. Он будет лежать на диване.

Так думает Путин. Я приношу извинения нашим зрителям и хочу уточнить, что я излагаю не свою позицию. Я так трактую позицию Владимира Владимировича Путина, президента Российской Федерации, что для того, чтобы русские хоть что-нибудь сделали, нужен постоянный аврал.

Путин же это говорил про Сочи. Он говорил: «Дадут нам Олимпиаду или нет», ― это когда еще решался олимпийский вопрос, когда Международный Олимпийский Комитет не принял соответствующего решения, ― «это неважно, важно, что построить город Сочи, который я, Путин, люблю, можно только в режиме какого-то аврального мероприятия. Поэтому давайте придумаем авральное мероприятие, чтоб нам стреляли в спину, потому что здесь истекает дедлайн, перейти этот дедлайн невозможно, и тогда Сочи будет построен».

В какой-то степени он прав. Он не прав только в одном смысле: я как гражданин Российской Федерации, в соответствии с Конституцией обладающий теми же правами, что и величайший мой могущественный правитель, титан, господь наш, бог наш Владимир Владимирович Путин, ― я не хочу жить в режиме аврала. Я хочу жить в спокойном режиме, как немец. И я уже готов стать немцем. Я, конечно, не немец, хотя свободно владею немецким языком, но все-таки я немножко привык делать что-то не потому, что мне стреляют в спину.

Но это не довод, почему этот Штольц не может полюбить своих многочисленных Обломовых.

Да, всё правильно. Все-таки недаром вы…

Окончила среднюю школу.

…искусствовед и культуролог. Да, конечно, Штольц и Обломов ― это и есть система взаимоотношений «русский ― немец», абсолютно. Обломов ― очень хороший человек, блестящий, прекрасный человек, гораздо лучше, чем Штольц, но заставить его работать невозможно. А Штольц плохой человек, но зато работает. Всё заканчивается тем, что Захар, слуга Обломова, побирается.

Обломов ― это гениальная метафора России вообще. Это одна из моих любимейших книг. Там где-то был вопрос, какая любимая моя книга. Или я что-то путаю? Да, это диалектическая триада. Типично русский Обломов, барин ничегонеделающий, потому что всякий из нас барин в душе, даже если он бомж. Знаете, как говорила Марина Ивановна Цветаева про Казанову, «он не барственен, а царственен». Вот русский человек именно не царственен, поэтому барственен. Вот не хочется ничем заниматься, просто ходишь с утра и думаешь: «Как бы избежать работы?».

Штольц ― как немец, который строит русского человека, который задает ему рамку, в которой русский человек действует. И несчастный слуга Захар, который после того, как Обломов и Штольц исчезают из его жизни, становится нищим. Вот на этом построена вся русская история.

Не могу теперь слышать имя Захар. Я вчера вела новостной эфир.

Прилепин?

И у меня перед глазами бесконечный Захар Прилепин.

На самом деле его зовут Евгений Николаевич, Захар ― это псевдоним. А что с ним случилось?

Как, вы не знаете? Он стал политруком, заместителем главы батальона в ДНР и окончательно ушел в военную службу.

Вы знаете, что главным русским писателем Захара Прилепина сделал я? Я, по-моему, уже вам об этом рассказывал.

Кто бы сомневался! Каким образом?

Комментарии (0)
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера