Срочно
В Пакистане разбился самолет с 47 пассажирами на борту
7 декабря
199

«Путин страшно влюблен в Европу, а она не отвечает взаимностью. Отсюда истерика». Белковский и Лобков о мотивах российской политики

Белковский на Дожде
21 декабря 2014
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (18:55)
Часть 2 (07:56)
Часть 3 (18:04)

Комментарии

Скрыть

Павел Лобков и Станислав Белковский поговорили о тайных желаниях и стремлениях Владимира Путина, о блокировке страницы сторонников Навального в Facebook и о том, ради чего присоединялся Крым.

Лобков: Мы начнем с Навального, Роскомнадзора странички в Фейсбуке. Замечательная история, когда есть некая группа в Фейсбуке, в «ВКонтакте», которые незаконно призывают выйти определенного числа на определенную площадь и поддержать Алексея Навального. То есть сделать то, что примерно было 18 июля 2013 года. Удивительно мне не только то, что Роскомнадзор заблокировал, по форме они правы, а то, что Фейсбук и все эти международные капиталисты так быстро пошли на уступки и сказали, что да, заблокируем по первому требованию. Это нормально вообще?

Белковский: Международные капиталисты давно уже дали понять, что они пойдут на требования нового закона и вообще всей системы нового российского законодательства, которое требует блокировать, если легитимные российские власти это требуют. Это так называемый «закон Лугового», помните, досудебная блокировка сайтов, содержащих экстремистские призывы и прочую информацию, противоречащую действующему законодательству.

Лобков: Вообще эффект был обратный. Стали размножаться эти сайты все в безумном количестве. Это показывает одну вещь, как мне кажется, у меня главное событие недели – я завел себе смартфон. Я понял, что, привязывая себя к мобильному телефону, я становлюсь абсолютным рабом устройств, я прозрачен, как у Набокова. И я понимаю, что Пелевин был прав в своей новой книжке, он очень неуклюже об этом рассказал, но мы действительно все прозрачны, что те, кто управляет миром, это совсем не политбюро, не администрация президента, а это, конечно же, Google, и это, конечно же, Фейсбук. Мы видим, что попытки Фейсбука новой диктатуры электронной управлять миром провалилась.

Белковский: Нет.

Лобков: Они не смогли заблокировать…

Белковский: Нет, они просто с глубокой иронией послали нафиг власти РФ, дав понять, что…

Лобков: Но они заблокировали страницу.

Белковский: Да, а сейчас будет с помощью «зеркал» и прочих инструментов созданы тысячи копий таких страниц. Как вы правильно заметили, будет популяризирована сама эта тема в десятки и сотни раз, и вместо 15 тысяч людей, которые уже подтвердили свое участие  в группе на Фейсбуке, уже 150 тысяч будет готово выйти в середине января за Навального.

Лобков: Я не совсем понимаю, зачем власти так хотят, чтобы вышло как можно больше людей за Навального.

Белковский: В соответствии с законом Белковского, который я давно прокламирую и рекламирую, что в определенный момент система начинает принимать решения прямо противоречащие жизненно важным интересам.

Лобков: Давайте посмотрим, что сегодня в Москве происходит. Множатся точечные социальные протесты по всяким разным поводам. И вот врачи и учителя, которым государство задолжало квартиры, это довольно мутная и путанная история. Сегодня, как я понимаю, решающий их протест напротив «Единой России», на Банном переулке. Они жгут костры.

Стас, это ведь очень симптоматично. Когда это было возможно – в центре Москвы, у офиса «Единой России» 20 дней протестуют люди, мы сейчас не будем разбираться, какие у них права, какие законы Москвы и так далее. Смотрите, их не трогают.

Белковский: Потому что власти это не считают чувствительным для себя. Важно спустить протест на тормозах, потому что власть очень боится какой бы то ни было концентрации протеста. Главное – это страх, главное – как-то растворить зерна протеста.

Лобков: Вы представляете, чтобы такое случилось сразу после победы Путина? Тут же бы свинтили и все, в 2012 году их бы свинтили, после Болотной их бы свинтили моментально всех сразу.

Белковский: Не надо забывать, что и правоохранители сегодня настроены весьма неоднозначно, они неоднозначно стоят на стороне побеждающей стороны.

Лобков: Тем более, им дали понять делом Дениса Сугробова, что они тоже не субъекты, а объекты, и с ними могут делать все, что угодно.

Белковский: Что было ясно всегда, это только незрелые души, которые отстаивали концепцию милитократии, то есть власти военных, убеждали силовиков в обратном, что якобы они – власть. Дело Сугробова, мне кажется, развеяло эти иллюзии окончательно, что власть в стране принадлежит вовсе не силовикам, силовики – оружие власти, а не ее субъект.

Лобков: Теперь они на всякий случай, чтобы не попасть потом под очередной пересмотр, потому что на следующей пресс-конференции спросит Владимир Владимирович Путин: «Кто у меня там на Болотной избивал несчастных демонстрантов?». Неужели он может задать такой вопрос?

Белковский: Да, конечно.

Лобков: «Я с этим разберусь», и ведь он с этим разберется.

Белковский: Главное, что мне кажется, что есть какое-то человеческое сочувствие к протестующим, потому что все эти социальные проблемы накапливаются в реальном обществе, в то время как Владимир Владимирович Путин и его ближайшие соратники живут совершенно в другой реальности.

Лобков: При концепции сна, в смысле пресс-конференция Путина мне очень понравилась, потому что он говорил так – выход из кризиса неизбежен. Знаете, это, как доктор приходит к больному, который в реанимации, и говорит: «Знаете, ваш выход из комы неизбежен», родителям или родственникам: «Выход его из комы неизбежен». Неизбежен – слово с крайне негативной коннотацией в русском языке.

Белковский: Как в метро написано «Выхода нет», а у нас выход есть, только непонятно, в какую сторону.

Лобков: Раз неизбежен, это значит, что он думает о другом.

Белковский: Он думает о следующем, ведь он говорит сам с собой. Он считает, что за… Сколько он там лет у власти? Много.

Лобков: 14. Сколько Ikea стоит в Москве, столько Путин у власти. Можно легко считать.

Белковский: То есть если что-то с Ikea случится, то все?

Лобков: Не будет Ikea - не будет России, потому что в Ikea же очереди. 26 января 2000 года Ikea открылась. Сейчас в Ikea очереди, столпотворения.

Белковский: Путин был уже и.о. президентом. Иными словами, это отличная рекламная концепция Ikea. Так вот Путин считает, что за эти 14 лет ему все время способствовала удача, он никогда не проигрывал. Его много раз предупреждали, что все может кончиться плохо, будь то Беслан, «Норд-Ост», экономический кризис 2008 года, украинская революция 2004 года, другие «цветные революции» в Грузии в 2003 и в Киргизии в 2005, и все как-то было ничего. То есть Путин абсолютно уверовал в собственную удачу и сейчас он точно так же в нее верует.

Лобков: И слово «неизбежно» - оно из этой категории?

Белковский: Да. Слово «неизбежно» - прорвемся, в переводе означает, что мы прорвемся. Но поскольку существует оговорка по Фрейду, как мы знаем, вы совершенно правы – слово «неизбежно» означает, что что-то случится очень плохое, но я: а) отказываюсь в это верить; б) отказываюсь об этом говорить.

Лобков: Давайте посмотрим фрагмент. Он меня больше всего удивил, это явно не было написано спичрайтерами, теперь уже можно составить антологию Путина и медведя за много лет, включая белых медведей, усыплений белого медведя, поимка белого медведя, приватизация медведя, потом возможная смерть этого медведя. То есть Путин и медведи – это целый огромный эпос уже.

Белковский: Вы, как биолог, мне скажите, что поросята водятся в тайге?

Лобков: Кабаны, но медведь не охотится на кабанов.

Белковский: Потом он сказал, что еще медок там, это, видимо, шампанское, он перепутал.

Лобков: Это редко, в основном, медведь питается падалью, конечно.

Белковский: Чем всю жизнь занимался Владимир Владимирович Путин.

Лобков: А почему все время это медвежье и медвежье, и тайга, и прокурор, от пресс-конференции к пресс-конференции все больше и больше медведей?

Белковский: Это прекрасный материал для психоанализа. Путин хочет отождествить себя с медведем, потому что сам он небольшого формата.

Лобков: Когда плохие карикатуристы рисуют Россию где-нибудь в журналах нехороших, типа The Time, это русский медведь в ушанке, с автоматом, а напротив него несчастный худенький Обама с цветочком в руках.

Белковский: Да, Путин хочет стать медведем, потому что если человеку не удается стать хорошим, он должен стать плохим. Это одно из правил психоанализа. Если он не способен стать отличником, чтобы добиться руки и сердца отличницы, тогда он становится крутым хулиганом, который может побить отличника, и в этом качестве предъявляет свои претензии на руку и сердца отличницы, в роли которой в данном случае выступает Запад. Путин невероятно влюблен в Запад, он хочет любви Запада.

Лобков: Очаровать Меркель, последнюю инстанцию не получилось…

Белковский: Меркель – это предпоследняя инстанция, последняя – Обама, конечно. И медведь – это такой фантом оперы, как это называется, собственно, он – фантом оперы, он должен стать двойников Обамы и Меркель одновременно.

Лобков: То есть он так долго пытался замять, вести себя дипломатично, поддерживая жену китайского императора, подавая ей плед…

Белковский: Жену китайского императора, то есть председателя КНР Си Цзиньпин он поддерживал только по одной причине, что никто не обращал на него в этот момент внимания. Он накинул на нее плед, чтобы привлечь к себе внимание, и преуспел.

Лобков: То есть когда медведь хочет на себя обратить внимание, как правило, это происходит довольно неуклюже?

Белковский: Да, мишка вообще неуклюжий. Сложилась очень оскорбительная для Путина ситуация, когда Си Цзиньпин и Барак Обама что-то между собой обсуждали по-английски, а Путин английский язык так и не выучил, а Путин остался в абсолютном одиночестве. Что оставалось делать – только набросить плед на супругу председателя КНР.

Лобков: Что теперь он набросит на Лукашенко, мне интересно. После сегодняшних заявлений на Украине о том, что Лукашенко с Порошенко создает совместный телеканал уже, я думаю, что им нужно сразу брать Тину Канделаки на работу, потому что кто еще может противостоять Маргарите Симоньян?

Белковский: Я думаю, только большое одеяло и сало, больше ничего.

Лобков: Лукашенко взбунтовался и бунтует уже не один месяц, он назвал политику России глупой и бездарной, выступил в роли то ли Лермонтова, то ли «пятой колонны». Я думаю, что здесь лукавит Александр Григорьевич, что он совсем не думает о фирмах, которые производят в России мясо и молоко и вхожих к Путину. К Путину вхожи совсем не эти люди, которые производят мясо и молоко.

Белковский: Нет, вхожи в том числе.

Лобков: Но слова, фразеология сама – бездарный.

Белковский: Понимаете, Александр Григорьевич – человек очень интуитивно одаренный, он понимает, что происходит. С точки зрения психоанализа, на который мы уже встали, что происходит, происходит типичная проекция со стороны Владимира Владимировича Путина, которому не удалось стать своим на Западе, не удалось сделать так, чтобы любимая женщина прижала его к  своей любящей груди, он отторгнут. Что же он должен делать? Во-первых, обвинить внешнего противника во всем и приписать ему все свои недостатки и тайные интенции. То же самое происходит и в ситуации с Александром Григорьевичем.

Лобков: Там уже все случилось раньше, все эмбарго, все невъездные чиновники, валютный кризис. Кстати, жестче там отреагировали. Там заставили по-левому, там по-маслюковски заставили валютную выручку продавать.

Белковский: Кстати, вы обращаете внимание, что Путин уже заставил продавать валютную выручку, что формально Россия отрицает, что правила продажи валютной выручки будут снова введены, но де-факто Путин собирал позавчера, в пятницу, крупных бизнесменов, экспортеров, глав компаний экспортеров и требовал, чтобы они немедленно продавали валютную выручку. То есть вместо обязательной по закону валютной выручки занял бы регламент…

Лобков: По закону нельзя, потому что тень Гайдара, тень Собчака не дает ему…?

Белковский: Нет, Гайдар и Собчак наоборот. Не дает ему собственное самоощущение экономического либерала, поэтому по закону не будут продавать валютную выручку. Продавать под личным давлением Владимира Путина, то есть в режиме ручного управления, а по сути одно и то же. Не по закону, а по понятиям.

Лобков: Он должен всех обзвонить, у кого есть валютная выручка?

Белковский: Он собирал глав крупнейших корпораций экспортеров позавчера, в пятницу, и настаивал на том, чтобы они до Нового года осуществили крупнейшую в истории продажу валютной выручки. Это уже свершилось.

Лобков: У вас есть такая информация или вы предполагаете?

Белковский: Это опубликовано сегодня в ряде СМИ в режиме утечки, тем не менее, у меня есть все основания подозревать, что эта утечка недалека от истины.

Лобков: Поэтому понадобился Евтушенков, который в этой ситуации был извлечен  фактически из узилища?

Белковский: Евтушенков понадобился не для этой ситуации. Мне кажется, договорились с Евтушенковым по всем его активам и не только по «Башнефти», но и по МТС.

Лобков: Тогда бы его просто отпустили, а не за стол к президенту. А то получается, как Туполева из лагеря прямо к товарищу Сталину. 

Белковский: Заодно уже. А почему нет? Если 15 января оправдают Навального, это еще улучшит инвестиционный климат в стране.

Лобков: И Навальный придет на совещание к президенту?

Белковский: Нет, не придет, потому что Путин приглашает только тех, к кому он не испытывает личной неприязни, а к Навальному он все-таки ее испытывает. 

Лобков: Сегодня еще одна любопытная история – Киргизия от рук отбилась. Но они не впервые отбиваются от рук, там были базы США, все там было. Но когда Киргизия отказывается вступать в Евразийский экономический союз… Я все время вспоминаю картинку – Борис Николаевич Ельцин, который правитель слабый, лукавый и такой-то, и враг труда, и пьяный вечно. В общем, все ужасно. Я просто помню групповое фото, когда Борис Николаевич, выпив кумысу, он играл на ложках сначала у себя на коленке, а потом, там ниже для общей фотографии сидели люди, он этими ложками перешел на голову Аскара Акаева и продолжал там играть. Не пошевелившись, как спящий Будда, Акаев так сидел. Интересно, сейчас позволил ли Путин сыграть на голове у кого-нибудь из этих лидеров?

Белковский: Нет.

Лобков: Назарбаев с Лукашенко подписывают, он улетит в Киев. Лукашенко, Назарбаев и Порошенко в декабре, как это принято, подписывают новое Беловежское соглашение уже без России.

Белковский: Больше вам скажу, что Владимир Владимирович Путин сыграл огромную роль в возрождении белорусского и казацкого языков как государственных, потому что пару месяцев назад Лукашенко впервые за долгие годы, а, может, за всю жизнь свою в политике выступал по-белорусски, принимая Владимира Путина в Минске, чтобы показать, что Белоруссия – не Россия, уже не Украина – не Россия, а Белоруссия – не Россия. И президент Казахстана Нурсултан Абишевич Назарбаев, как гласят независимые источники…

Лобков: Говорил по-китайски.

Белковский: Нет, говорил по-казахски, на языке, которым он не владеет. Он говорил с суфлера, где у него русскими буквами были написаны казахские слова, объясняя свою позицию по Украине, чтобы подчеркнуть, что он не имеет никакого отношения к позиции Кремля и Путина. Евразийский союз рухнул – это, помните, личная заслуга Леонида Ильича.

Лобков: Сейчас получается, что Назарбаев, Лукашенко и … Я забыл, как зовут киргизского лидера, прошу прощения.

Белковский: Хороший вопрос. Помните, свобода – это когда забываешь отчество у тирана. Алмазбек Атамбаев его зовут.

Лобков: Спасибо.

Белковский: К тому же там парламентская республика, поэтому имя президента не так важно. А вы помните, как туркменского лидера зовут, Павел Альбертович?

Лобков: Гурбангулы Мяликгулыевич Бердымухамедов.  Это же песня, этого забыть нельзя. По сути, это Вискули №2, это декабрь.

Белковский: Все, всему конец. И всякие старые идиоты, типа меня, предупреждали об этом в марте, когда «Крым наш» случился, что так оно и будет. Все, конец. И никакой империи Путин не возрождает и никогда не возрождал.

Лобков: А русский мир, Сербия?

Белковский: Русский мир – это полный фуфел.

Лобков: Сербия?

Белковский: Никакая Сербия. Где Сербия?

Лобков: … вообще он кинул с «Южным потоком». Они же на него рассчитывали, а он их кинул. Болгары не рассчитывали, а сербы рассчитывали.

Белковский: Ну все рассчитывали на «Южный поток», но только не в режимах прямого  политического давления. Русскому миру каюк. Все, что делал Владимир Владимирович, начиная с аннексии Крыма, в последствии и до того, что он говорил в мюнхенской речи 2007 года, переводится по-простому с путинского на все индоевропейские языки, а других, я, к сожалению, не знаю: «Я очень люблю Запад и требую встречной любви. А если встречной любви не будет, я устрою большую бучу на постсоветском пространстве и, если получится, в Восточной Европе». Вот он это сейчас и делает. Но все остальные страны постсоветского пространства и Восточной Европы заявили: «Ребята, мы сами интегрируемся в Запад, только отстаньте от нас, нам никакая буча не нужна».

Лобков: Вчера молнило целый день и позавчера про Национальный центр управления обороной, недалеко, здесь, на Фрунзенской. Это 33 новых здания за 333 дня Министерство обороны построило на Фрунзенской, там, где незаметно для москвичей. Гигантские пространства совершенно, по размеру, наверное, Пентагон. Причем строилось все, жители видели, но вообще в обстановке секретности, подъемные краны поднимались не выше, чем на полэтажа того этажа, который строили. И эти все гигантские пространства действительно гигантские, их нам показывали один раз до этого, если помните, когда доказывали, что украинский самолет, истребитель сбил «Боинг». Вот это было уже оттуда. Помните, огромный проектор, звездные генералы, женщин нет уже, эпоха Сердюкова закончилась. Там еще 33 этажа вниз. Вот это как все? Это же не Национальный центр обороны, это же национальный центр нападения.

Белковский: Нет, Путин – человек оборонительного сознания, ни на какое нападение он не готов. Но в принципе мне кажется, что он был бы непротив спровоцировать кого-нибудь на нас напасть, чтобы нанести ответный сугубо оборонительный удар.

Лобков: Красиво как, посмотрите. Это же КНДР.

Белковский: Да, КНДР, только звезд не хватает и орденских планок у них на груди значительно больше.

Лобков: 20-ое число, День спецслужб, этот убогий зал КГБ серый, это же меркнет все по сравнению с этим новоделом. Видите, вручную вышиты все эти флаги.

Белковский: Генерал-полковник чего-то там сказал, что это втрое мощнее…

Лобков: В девять раз мощнее возможностям Пентагона.

Белковский: Вы понимаете, что это даже не Ильф и Петров, это Хармс абсолютный. Какие девять раз? Один американский авианосец уберет все наши вооруженные силы одним ударом.

Лобков: А для чего вообще это? Я не говорю об освоении денег, это слишком пошлая история.

Белковский: Об освоении денег тоже, но это уже настолько очевидно, что не стоит лишний раз об этом говорить. Я с вами согласен. Это для того, чтобы Владимир Владимирович Путин четко понимал, что в ответ на нелюбовь Запада он может применить страшное оружие ответной ненависти. Гибридную войну же на Украине он устроил, он же большой молодец в его понимании, он же оттяпал Крым, он устроил войну в Донецке и Луганске.

Лобков: Там многие силы устраивали.

Белковский: Полковник ФСБ Игорь Всеволодович Гиркин, он же Игорь Иванович Стрелков официально заявил в нескольких интервью две вещи. Первое, что именно он устроил войну в Донбассе, прибыв в Славянск.

Лобков: Там команда целая была, там банкиры были, там были политтехнологи, ваши коллеги там были.

Белковский: Без него никакой бы войны не было. Моих коллег там не было, как и ваших. А дальше он пришел в ужас от того, что Донецк остается мирным городом, который вот-вот вернется под фактический контроль Украины, он прибыл в Донецк и устроил войну там. Поэтому нет, все тысячи трупов, а по неофициальным данным, порядка 20 тысяч трупов, которые принесла война на юго-востоке Украины, это прямая заслуга товарища Гиркина и тех, кто его туда послал. А он, полковник ФСБ, и послал его, как он сам сказал, никто его за язык не тянул, глава Крыма Сергей Аксенов, то есть федеральный чиновник РФ категории А. 

Лобков: Мы тут придумали, что если мальчику нравится девочка, то сначала он долго носит за ней портфель или даже ядерный чемоданчик, а потом, когда девочке это надоедает…

Белковский: Начинает он сильно дергать за косички, а то и может плеснуть в лицо серной кислотой. Это то, что сегодня Владимир Владимирович Путин делает по отношению к Западу, но это нисколько не отменяет движущий его мотив – любовь. И больше того, Павел Альбертович, извините, я вас перебью, это вообще очень свойственно России. Путин – очень русский человек, потому что большинство войн, которые Россия вела в Европе, было продиктовано чувством любви к Европе, что все мирные договоры, которые заключались в Европе…

Лобков: Секундочку. Эта песня замечательная про Финляндию: «Много лжи в эти годы наверчено, чтоб запутать финляндский народ. Раскрывайте ж теперь нам доверчиво половинки широких ворот!». Будучи немножко психоаналитиком, «открывайте половинки широких ворот» - я хочу войти в тебя, войти в Европу, то есть я хочу тебя.

Белковский: Когда Николай I посылал войска на усмирение революции 1848 года, он что, сделал какие-то территориальные приобретения? Нет. Его задачей было понравиться Европе. А весь результат похода на Париж Александра I? Тоже ничего не приобрелось, но зато мы очень понравились Европе, установили династию, включая Бурбонов. А Берлинский конгресс? Даром мы растрачивали силы на Балканы? Мы всегда хотели очень понравиться Европе, подольститься к ней. И Путин – это абсолютное воплощение…

Лобков: Хорошо. А третье поколение Кимов - Ким Чен Ын прославился тем, что он, с одной стороны, ведет как бы европейский образ жизни, по крайней мере, телевидение перестало быть дрожащим…

Белковский: Он не ведет европейский образ жизни, он ведет разнузданный образ жизни. Это не европейский, европейский как раз очень скромный. Знаете, крупнейшим потребителем коньяка Hennessy в мире был Ким Чен Ир, отец Ким Чен Ына.

Лобков: Может, они уже не хотят понравиться никому? Смотрите, Голливуд, Sony Pictures испугалось северокорейских хакеров, запретило показ фильма про покушение на…

Белковский: А вам не кажется, что фильм категории Б таким образом страшно отпиарен? Тем более, сам президент Обама, председатель земного шара, отпиарил фильм, сказав, что надо его обязательно показать. Это все равно, что товарищ Сталин был сказал: «Обязательно показывайте фильм «Кубанские казаки».

Лобков: Я сомневаюсь, что хватит риса, чтобы подкупить человека в администрации президента.

Белковский: Нет, риса, конечно, не хватит никакого, но объективно интересы совпадают. И мы этот фильм увидим, и мы знали, Павел Альбертович, про существование этого фильма.

Лобков: И окажется это абсолютная туфта.

Белковский: Конечно. Вроде «Бората». Ведь у Нурсултана Абишевича Назарбаева хватило ума понять, что фильм «Борат» страшно рекламирует Казахстан, а не наоборот. Сначала его какие-то казахские чиновники запретили, а потом сразу разрешили.

Лобков: И в посольстве смотрели, по-моему, во время визита. А все-таки дрогнули же немножко, потому что у них вскрыли сервер, у них украли сериал про Джеймса Бонда, показали им, что вот мы у вас украли. Значит, может маленький и исполненный злобой режим поставить…

Белковский: Корейский режим совершенно не похож на российский режим. Россия всегда была влюблена в Европу и хотела перед ней выслужиться. А когда это не получалось из-за недоверия Европы, Россия начинала устраивать истерики, как сейчас устраивает Владимир Владимирович. Но поскольку он не наследник европейского правящего дома, как любой император системы Романов, то он устраивает эти истерики в максимально пошлом и плебейском стиле, которые никакие Александры и Павлы не могли бы себе позволить, поскольку они были частью тех же династий, что правили в Европе, а Путин - нет. Ему постоянно тыкают носом, что он не часть династии. Кроме того, русское сознание не имеет ничего общего с восточным, типа корейского. Они же абсолютно замкнуты на себе, это имперсоналистское, абсолютно фаталистское сознание, корейцам пофигу. Мы гораздо больше гедонисты и свободные люди, поверьте мне, я вырос на китайской литературе, а китайцы и корейцы – это почти одно и то же.

Смешная история, когда я впервые прибыл в Южную Корею, в Северную я не поехал – испугался, потому что там при въезде в страну отбирают мобильный телефон, отдают его только на выезде. Я поехал в Южную Корею, и там экскурсия в королевский дворец, а южнокорейцы очень гордятся, что у них свой алфавит, не совпадающий ни с китайским, ни с японским, ни с кем. И заходим в королевский дворец, и там фраза на фасадах. Я спрашиваю: «А на каком языке это написано?», - «На китайском». То есть корейцы и китайцы гораздо ближе, чем корейцам хочется казаться. Это фаталистская, имперсоналистская история, которая не имеет к России никакого отношения. Кроме того, Корейская Народно-Демократическая Республика никогда не жила в условиях свободы, а РФ в них жила, при Ельцине в условиях и политической, и бытовой свободы, при Путине – только в условиях бытовой свободы. А фарш невозможно провернуть назад, как невозможно запихнуть назад зубную пасту в тюбик.

Лобков: Хорошо, это так. Вы меня убедили. А любовь к Европе и это странное поведение перед окном любимой. Что тогда происходит с Кадыровым и с Аксеновым? Недавно я говорил с одним чиновником крымским, который стоял у истоков и был довольно энтузиастичен по поводу того, как Крым будет процветать. А теперь оказалось, что Крым не наш, что Крым не тот, что там пришли федеральные структуры, отжали все, что было у украинских олигархов, и еще больше, настроили больших заборов, и местные люди, которые там революцию хотели, загрустили. Тем более там есть внутренняя тайная полиция в виде ополченцев, которых никто не собирается распускать. И вот так потихонечку Крым на мягких лапках вползает в Чечню, которая тоже за российские деньги делает то, что она делает, о чем говорил в том числе и Путин. «Жизнь шире и разнообразнее законов, но законы нужно соблюдать», - сказал Владимир Путин по поводу сожженных домов в Чечне. Куском за куском не начнут такого рода образования становится злокачественными? Крым – пока доброкачественное образование.

Белковский: Понимаете, Чечня – это де-факто независимое государство, де-юре находящееся в составе РФ. Путин с этим смирился.

Лобков: Вот из любовь он завоевал или не завоевал?

Белковский: Понимаете, это не любовь, это источник легитимности. Я абсолютно убежден, что если Владимир Путин избавит Рамзана Кадырова от части своего президентского благословения, то в Чечне начнется такая буча, что мало не покажется никому.

Лобков: Просто сейчас Рамзан Кадыров торгует стабильностью и ему важно, чтобы любая мелочь, не то что теракты, чтобы никто не поскользнулся на проспекте Путина, он торгует стабильностью. А если ему будет выгодно торговать нестабильностью, он завтра же устроит нам нестабильность.

Белковский: А так уже несколько раз бывало. Например, взрывы в метро несколько лет назад, когда назначили вице-премьером по Северному Кавказу Хлопонина, и началась, когда Хлопонин очень резко высказывался в адрес Рамзана и требовал представить полный отчет о расходовании бюджетных средств чеченскими чиновниками. Тут же случились теракты в метро в центре Москвы.

Лобков: Скажем так, это совпадение.

Белковский: Это чистое совпадение. Я об этом писал, поэтому моя совесть чиста, я зафиксировал свою позицию для истории. Да и нападение сегодняшних сепаратистов случилось как-то очень вовремя, когда могут сократиться бюджетные ассигнования на разные регионы. Могут, но пакт с Рамзаном заключен. Он состоит в следующем – мы, Москва, признаем, что вы де-факто независимое государство, вы, Чечня, признаете, что вы формально субъект РФ, а там так, как получится. Сейчас, насколько мне известно, Владимир Владимирович Путин собирается поручить Рамзану Кадырову умиротворение Донецкой и Луганской областей Украины.

Лобков: Согласно нашим источникам, там уже есть достаточно кадровых бойцов, примерно 3 октября, по нашим источникам, и те российские инструкторы, которые там были на учениях, и рамзановские спецназовцы, Донбасс покинули.

Белковский: Рамзан Ахматович недавно заявил, что готов покинуть пост президента Чечни, чтобы заняться Донецком и Луганском, зная его, не лично, а заочно, мы можем судить, что он не мог это сказать случайно. Он готовится к тому, чтобы переброситься туда если не в личном качестве, то, по крайней мере, группой своих соратников.

Что касается Крыма, там немножко другая ситуация. Крым оказался в очень отчаянном положении из-за присоединения России, потому что была нарушена вся логистика, все снабжение Крыма через Украину. Осталась только Керченская переправа, которая при любых неблагоприятных погодных условиях перестает функционировать. В Крыму перебои с водой, со светом были раньше на Украине, но сейчас они стали еще хуже и болезненнее.  Но еще случилась одна важная вещь, на которую реагирует бывший народный мэр Севастополя товарищ и господин Чалый. Состоит она в том, что при проклятых укропах, которых мы все ненавидели, была блин демократия, и можно было вытворять все, что угодно, говорить все, что угодно, а при наших русских братьях демократия куда-то рассосалась.

Лобков: Первое, что сделали, - отобрали метадоновую терапию у наркоманов, первое действие федеральных властей в Крыму.

Белковский: И, конечно, адмиралу Меняйло это все равно, потому что он военный человек, которому все равно, кому подчиняться, а вот Чалому не все равно.

Лобков: Так же не все равно, я думаю, там местным деятелям, которые у Януковича как-то договаривались, за какие-то взятки строили пансионатики.

Белковский: Сейчас Чалый сказал Нарышкину: «Хватит вам приезжать сюда за счет принимающей стороны, в Крыму и так денег нет», и получил как-то сильно по мозгам. А вот сказал бы он такое спикеру парламента Украины - и ничего бы ему не было, черт побери.

Лобков: То есть не только в России отрезвление по поводу Крыма, но и в самом Крыму?

Белковский: Нет, в самом Крыму это будет длиться долго, потому что основная масса народа всегда была за Россию, мы должны это признать, всегда была за то, что перейти в Россию, это так. Но в политической элите в том числе среди тех активистов, которые рвались в Россию, это отрезвление будет наступать достаточно быстро.

Лобков: То есть они поймут, что все их завоевания приватизировали, как старые большевики, которые боролись с буржуями, потом с эсерами, потом со своими, а потом пришел товарищ Сталин, и все те, кто писал статьи в журнале «Тюрьма и ссылка», журнал был закрыт, потому что вместо журнала «Тюрьма и ссылка» появилась новая тюрьма и ссылка.

Белковский: То есть грань между Чалым и Навальным истончается достаточно быстро. Может вдруг неожиданно выяснится, что это Чалый украл деньги «Ив Роше», а вовсе не Навальный.

Лобков: То есть подрастет поколение новых оппозиционеров там? Они не могут быть проукраинскими, но они будут такими «навальными».

Белковский: Они вообще могут войти с предложениями о Крыме с полной независимостью. Я много раз был в Крыму при проклятых укропах, когда ты садишься в Симферополе в такси, ты слышал от таксиста длинную проповедь на тему, как хорошо было бы отделиться от Украины и войти в Россию. А представители крымской интеллигенции, с которыми я тоже много общался, говорили: «Нет, нам в Россию не надо и в Украину не надо. нам бы желательно стать независимым государством». Если когда-нибудь Россия захочет отменить санкции Запада, то нужно сделать три вещи. Я умру быстрее, чем это произойдет, поэтому пока не поздно, Павел Альбертович, через вас, как человека молодого и цветущего…

Лобков: Мы с вами вместе будем цвести на могилах наших врагов.

Белковский: Как сказал Валерий Яковлевич Брюсов, «Юноша бледный со взором горящим, ныне даю я тебе три завета: первый прими: не живи настоящим, только грядущее — область поэта». Первый – дать полную государственную независимость Крыму, чтобы он сам определялся, куда ему дальше идти.

Лобков: Или просто позвать Совет Федерации и все?

Белковский: Никакого Совета Федерации. Второе – заявить о своем желании вступить в НАТО.

Лобков: А товарищ Сталин заявил, кстати.

Белковский: И товарищ Путин заявлял еще в 2000 году. И третье – это вступление в ЕС. Если бы Россия предоставила независимость Крыму и заявила бы Западу, что она готова к вступлению всех постсоветских стран в ЕС и в НАТО, но при одном условии – после нас, после России. Сначала мы, потом все остальные. На этом инцидент был бы исчерпан, любовная лодка не разбилась о быт, а восстановилась во всей красоте нашего общего потенциального быта. Но, к сожалению, Владимир Владимирович Путин недостаточно широк мышлением, чтобы прийти к таким выводам. Он уже нашел свою линию, он будет свою серную кислоту встряхивать в баночке до конца.

Лобков: А вот всякие богословские комбинаты, всякие затаившиеся Пикалево, которые сейчас …

Белковский: «Богословские комбинаты» - это вы очень хорошо сказали. Папа Римский Франциск - богословский комбинат, который помирил США и Кубу, может, он помирит Путина и Обаму.  

Лобков: Я имею в виду эти города, которые сейчас притихли, моногорода.

Белковский: Ватикан – тоже моногород, все сходится.

Лобков: Вот эти огромные алюминиевые империи, раскиданные по стране, нефтяные, они сейчас все сжались перед Новым годом, запаслись небольшим количеством духоподъемной жидкости. Сейчас они кончатся к 15 января примерно.

Белковский: К приговору Навальному, который можно заменить на приговор Чалому.

Лобков: Вы думаете, что, как в 1998 году, с помощью каких-то олигархов, как это было с помощью Бориса Абрамовича Березовского, начнут где-то перекрывать транссибы, вставать перед федеральными зданиями, жечь какие-то флаги?

Белковский: Я вполне это допускаю.

Лобков: Что болотные протесты, такой конструкции, когда хипстер вместе с рабочим идет  с белыми ленточками, не будет больше?

Белковский: Возможно.

Лобков: А будет ли другая конструкция?

Белковский: Будет такая и другая. Все возможно. Владимир Владимирович Путин считает, что этого быть не может, что он полностью это подавил, что он привлек на свою сторону войска, которые не допустят.

Лобков: Он поставил Золотова командовать внутренними войсками, личного телохранителя.

Белковский: Изначальный план был в том, чтобы сделать национальную гвардию во главе с Золотовым и вычленить ее из структуры Министерства внутренних дел. Это 300 тысяч человек подчиненных непосредственно президенту через Золотова, которых можно отправлять куда угодно. Но здесь не надо забывать, что силовики – тоже люди, они тоже часть народа. И от того, что силовик перестал ездить в отпуск на Лазурный берег сначала потому, что у него отобрали загранпаспорт и поместили его в сейф его начальника на Лубянке или на Житной, а потом уже даже если он заберет паспорт, уже деньги не позволяют, потому что курс рубля упал вдвое. Это не совсем то, к чему стремилось. Ненавидеть нас с вами, Навального, Ходорковского, кого угодно, коммунистов за то, что мы хотим разрушить эту стабильность, - это одно, а ненавидеть за то, что мы хотим ее сохранить вопреки Владимиру Владимировичу, который разрушает, это немножечко другая задача.

Лобков: Мы видим по тому примеру, который нам дала в эфире Таня Бур, что то, что могло вызвать полтора года назад в Москве реакцию в виде 40 автобусов ОМОНа, с выкручиванием рук и так далее перед офисом «Единой России», святое место, нет, вот так приехали, побеседовали.

Белковский: Потому что сейчас украинский сценарий, при котором Рамзан Ахматович Кадыров будет управлять «Новороссией», он совсем не отвечает представлением русских националистов, которые были важнейшей движущей силой сначала сопротивлению Путину, давайте вспомним, что нынешний министр внутренних дел Колокольцев занял свой пост во многом, конечно, благодаря спасению дочери и ее жениха от охранников банкира Матвея Урина, помните, да, эту всю историю на Рублево-Успенском шоссе, но еще и потому что он отмазал Владимира Владимировича от проблем с «Манежкой», когда туда вышли после убийства Егора Свиридова. Тогда Кремль реально испугался, 10 тысяч футбольных фанатов вышли на «Манежку», Кремль испугался. Колокольцев, будучи начальником ГУВД Москвы, лично это разрулил без крови. За это ему большое было спасибо и пост министра внутренних дел.

И потом с наступлением «Крым наш» в марте русские националисты все перекинулись на сторону Владимира Путина и Кремля. А сейчас наступило у них, это я просто знаю, потому что я знаком с некоторыми ключевыми идеологическими и технологическими фигурами националистического лагеря, полное отрезвление, потому что их снова кинули, что не ради них присоединялся Крым, а ради демонстрации жгучей любви и ненависти Путина к Западу. И никуда их не пустили, и рулить всем новым процессом будет Рамзан Кадыров, ими столь нелюбимый. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.