Станислав Белковский: Владимир Путин не способен к невероятным реформам

Белковский на Дожде
17 декабря 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В студии Дождя политолог Станислав Белковский, поговорили о завтрашней пресс-конференции президента и о том, почему «элита не верит ни одному слову Путина». 

Монгайт: Стас, я хотела бы сегодня поговорить о том, о чем все говорят сегодня, о том, что будет завтра, что скажет Владимир Путин, что от него ждать. Может быть, новый кабинет министров, может быть, какие-то невероятные реформы? Что будет завтра?

Белковский: Я думаю, что в принципе Владимир Владимирович не способен ни к каким невероятным реформам, потому что по своему психотипу он консерватор, его задача – защищать то, что есть.

Монгайт: Ну происходит же какой-то коллапс, он же должен что-то сделать.

Белковский: Мне кажется, что в его мозгу коллапса не происходит. Правительство безальтернативно, по сути, потому что, как мы знаем по опыту политического существования Владимира Путина, у него есть свой стереотип премьера. Это человек небольшого роста, полностью политически зависимый от него и не претендующий на его пост в явном виде, по крайней мере, пока начальник не скажет.

Он ведь мог Алексея Кудрина назначить премьером весной 2004 года, сняв Михаила Касьянова, если исходить из предположения достаточно обоснованного, что Кудрин – доверенное лицо Путина в вопросах экономики и финансов, а, может быть, и в других. Но он этого не сделал, он даже не назначил Дмитрия Козака, хотя эти слухи тогда в момент отставки Касьянова ходили очень активно. Он назначил Михаила Фрадкова, человека достаточно далекого от него, который обладал только одним набором достоинств. Он точно не мог претендовать на пост своего патрона, таким же был и Виктор Зубков, следующий премьер. И Дмитрий Медведев тоже сейчас выполняет эту роль – он не мешает президенту управлять страной. Зачем его снимать?

Монгайт: Я, как и многие обыватели, слышала список из трех людей – это Рогозин, Кудрин и Собянин. Нет шансов ни у одного из них?

Белковский: Шанс есть у всех, пока мы живы, даже после смерти они могут стать путинским премьером. Мне кажется, что Дмитрий Олегович Рогозин был бы оптимальным премьер-министром, если бы стояла задача окончательно обрушить рубль и показать стране, что ситуация переходит в фазу тяжелой клинической клоунады. Он же специалист по освоению Луны и прочих околоземных пространств. Мне кажется, что Рогозин никак не годится на эту роль, потому что Путин не очень склонен к этому жанру. Рогозин хорош как ведущий каких-то юмористических программ. Если телеканал Дождь захочет что-нибудь противопоставить «Вечернему Ургант», то Рогозин будет абсолютно идеален, на мой взгляд. Он гораздо смешнее Урганта, это точно. Он может искренне верить в то, что он говорит, а это для юмориста очень важно. Кудрин не соответствует базовым параметрам путинского премьера.

Монгайт: А Собянин?

Белковский: А кто будет управлять Москвой? Я сейчас, к сожалению, опоздал на эфир канала Дождь, потому что Собянин очень эффективно управляет транспортными потоками Москвы. А кто же будет? У нас же в стране все незаменимы. С одной стороны, у нас самая талантливая страна в мире, как нас учит действующая власть. С другой стороны,  всякий чиновник, даже абсолютно неэффективно справляющийся со своими обязанностями, незаменим.

Давайте оставим Дмитрия Анатольевича. Ну он такой трогательный, он сакрален, он уже был президентом, ушел с поста президента. Ну кто еще согласиться уйти со своего поста так просто, как это произошло с Дмитрием Анатольевичем? Кроме того, Путин не должен призывать спасителя экономики, поскольку единственным спасителем страны во всех ее ипостасях – политической, экономической, социальной и психологической является только он сам – Владимир Владимирович.

Монгайт: Главный вопрос же будет про экономику. Все в панике, не знаю, как вы, но я точно. Он должен на этот вопрос ответить, он должен на него что-то ответить. Конечно, ответить сменой правительства было бы в какой-то степени закономерно.

Белковский: Он никогда не принимает решений под давлением, в том числе и давлением обстоятельств. Все же говорят, что он должен сменить правительство, значит, он его не сменит. Если бы этот вопрос не стоял на повестке дня, он бы, может, его и сменил. Путин скажет, мне кажется, следующее, что во всем виноват Запад, в первую очередь США.

Монгайт: Что они намеренно губят нашу экономику?

Белковский: Конечно. Потому что Россия встала с колен, она показала свою независимость, она аннексировала Крым, она устроила войну на Украине. Так, конечно, дословно сказано не будет, потому что мы же не признаем, мы – в смысле РФ, что мы устроили войну на Украине, это считается гражданской войной, которую устроили доведенные до отчаяния люди во главе с полковником ФСБ Стрелковым, не имевшего никакого отношения к донецкому и луганскому регионам, а вчера мы услышали, что главным доведенным до отчаяния украинцем будет Рамзан Ахматович Кадыров, если вы обратили внимание. Это он поедет умиротворять донецкие и луганские регионы Украины.

В общем, во всем виноват Запад. Он бы ввел санкции независимо от того, что бы случилось с Крымом и Донецком просто потому, что они хотят насолить и отомстить. Мы уже два месяца слышим, что Владимир Путин настолько велик, его лидерские качества настолько очевидны, что жалкие посредственности, которые руководят западными странами, ну Барак Обама какой-то ничтожный, просто негр с бананом в руках, а это говорится в официальной пропаганде, я это не придумываю, Ангела Меркель.

Вот я купил, знаете, из-за официальной пропаганды я потерял 20 евро, потому что один кремлевский пропагандистский сайт очень низкого пошива сообщил, что в книге мемуаров Гельмута Коля, канцлера ФРГ, сказано, что Ангела Меркель – лесбиянка, а муж ее Иоахим Зауэр – гей, и это такой идеальный тандем гея и лесбиянки.

Монгайт: И вы польстились на эту информацию.

Белковский: Я очень хотел увидеть, так ли это на самом деле. Я купил эту книгу, прочитал – и ничего там такого нет. Да, там есть некоторые скептические высказывания Коля об Ангеле Меркель. Например, он говорит, что именно он ее научил пользоваться ножом и вилкой, она до этого не умела. Но самые пикантные подробности, видимо, куда-то исчезли в процессе цензуры США. Официальная пропаганда говорит Владимиру Владимировичу Путину то, что он хочет услышать. Вернее, он сам это говорит себе: я такой великий, что мне все завидуют, поэтому ничего не остается, как обвалить рубль, чтобы насолить мне, величайшему деятелю мировой истории.

Монгайт: Но от него ждут рецепта, что он будет делать дальше. Вот я бы его спросила, что он будет делать дальше. Его, естественно, спросят об этом.

Белковский: Он будет дальше отстаивать национальные интересы.

Монгайт: А с рублем?

Белковский: А какой там рубль? Зачем он вам? «Идите ко мне секретарем», - как говорил известный литературный герой. Рубль может еще немножко упасть, но это временные трудности. Скоро все нормализуется, потому что мы победим. А победим мы потому, как нас уже учил Владимир Владимирович Путин и в марте на своей пресс-конференции, и впоследствии, что уверены в собственной правоте. Всякая пресс-конференция Владимира Путина – это разговор самого с собой. Он сам себе задает вопросы, которые хочет услышать, и дает ответы, которые может дать.

Монгайт: А как он готовится к происходящему? Мы видим, что сегодня рубль неожиданно вырос по отношению к доллару и евро, казалось бы, вчера крах, а сегодня все значительно лучше.

Белковский: Ну не значительно, как-то так приблизительно.

Монгайт: Ну лучше.

Белковский: Ну правильно, потому что до выступления и после выступления, день до и день после должно быть немножечко лучше, потом крах может продолжиться.

Монгайт: На секундочку, только что появилась информация, что на свободу вышел Евтушенков. Это связано как-то?

Белковский: Безусловно. Надо было обязательно выпустить Евтушенкова, чтобы немножко улучшить инвестиционно-психологический климат перед ключевым выступлением Владимира Владимировича и показать, что так называемая либерализация экономики не является полным блефом. Мне кажется, что если бы в пятницу был вынесен оправдательный приговор Алексею Навальному по делу «Ив Роше», я не знаком с деталями дела, но по всей совокупности информации, которая появлялась в открытых источниках, мне кажется, что там состава преступления нет. Возможно, я ошибаюсь, но, скорее, не ошибаюсь. Еще ситуация немножко бы улучшилась. Это кардинально не изменит ситуацию в России никак, потому что причиной кризиса, который сегодня происходит, являются санкции с Западом, а причиной санкций с Западом является миролюбивая внешняя политика Владимира Путина на Украине и в Крыму. Но какие-то точечно тактические вопросы могут быть решены.

Монгайт: Если он сегодня выпустил Евтушенкова, то завтра уже не будет делать никаких смелых либерализирующих заявлений.

Белковский: Может вполне. Владимир Владимирович может сделать какие угодно заявления. Вопрос в том, насколько мы им верим.

Монгайт: Какого рода?

Белковский: О снижении налоговой нагрузки на бизнес, налоговой амнистии.

Монгайт: А вы что ему не верите, что он снизит налоговую нагрузку на бизнес?

Белковский: Формально он может это сделать, но фактически в это никто не верит равно, как и в налоговую амнистию. Потому что два поколения или даже три российских людей размещали и легализовывали свои капиталы на Западе вовсе не для того, чтобы их на блюдце с золотой каемочкой принести Владимиру Владимировичу Путину и его замечательным паразитам, которые съедят любое количество денег, которое им принесут, потому что мы живем в стране, где ищут под фонарем, а не там, где потеряли. Где можно забрать деньги, там и заберут.

А в ситуации, когда Запад больше денег нам не дает из-за санкций, а санкции порождены в свою очередь миролюбивой внешней политикой Владимира Владимировича, которая не имеет никакого отношения к национальным интересам России, она имеет отношение только к психологическим комплексам и проблемам самого Владимира Владимировича, которого Запад обидел, и нужно было как-то Западу отомстить и показать, что он не лыком шит.

Кто же принесет деньги сюда, чтобы их сразу отобрали? База-то для роспила и раздела сокращается, значит зверство и лютование всевозможных правоохранительных органов и бандитских структур в погонах и без будет только возрастать, оно не может сокращаться, потому что все привыкли жить очень сытно, а источник этой сытости немножко иссякает, поэтому нужно зверствовать и лютовать больше.

Монгайт: Вы говорите, что он завтра будет опять проклинать Америку, пенять на Запад, но он так часто об этом говорит, что это выглядит по-своему нелепо.

Белковский: А что ему остается делать? Понимаете, по психотипу Путин – не тот человек, который может признать свою вину или хотя бы ошибку, потому что для него этот синоним публичного унижения, а он не может пойти на публичное унижение чисто психологически. Поскольку с недавних пор он объявил себя тождественным России, то есть Путин и Россия – это одно.

Монгайт: Устами Володина.

Белковский: Устами Володина, но эти же уста в каком-то смысле глаголят истину, транслируемую самим Владимиром Владимировичем. Получается, что публичное унижение Путина – это публичное унижение России, это тоже форма оправдания, что если кто-то меня унижает, то унижает в моем лице Россию, а вот этого уже точно нельзя допустить. Унижают не физическое лицо, унижают великую страну блин.

Монгайт: А будет ли он возвращаться к разговорам про Украину, которая давно выпала из информационного поля?

Белковский: Невозможно, чтобы он не возвращался к разговорам про Украину, поскольку это его любовь и боль, поскольку он не может не рассказать, как все плохо на Украине. Это тоже стандартный психологический прием, который Зигмунд Фрейд в свое время назвал проекцией. Свои проблемы надо приписать кому-то другому.

Монгайт: То есть плохо на самом деле там?

Белковский: Плохо везде. Если в российской экономике есть проблемы, в них виноват Запад. Если мы даже констатируем наличие проблем в российской экономике, то на Украине еще хуже, поэтому мы должны благодарить великодушного игемона, то есть Владимира Владимировича Путина, за то, что у нас не случился украинский сценарий, а то было бы еще гораздо хуже, и программная статья Дмитрия Анатольевича Медведева в «Независимой газете» несколько дней назад об этом ярко и красноречиво свидетельствует. Такое впечатление, что ее пишет председатель Счетной палаты Украины, а не премьер-министр России.

Монгайт: Почему Медведев вообще опубликовал эту статью в «Независимой газете»? Почему в «Независимой газете»?

Белковский: Я не знаю, почему в «Независимой газете», надо спросить у владельца этого издания Константина Ремчукова. Мне кажется, потому что некоторые издания не захотели публиковать такую бредятину откровенную. Почему опубликовал? Надо было как-то доказать Владимиру Владимировичу, что позиция премьера по Украине нисколько не отличается от генеральной линии партии. По старому анекдоту про Рабиновича, который в ответ на вопрос: «Колебались ли вы когда-нибудь в оценке партийного курса?», сказал: «Да, колебался вместе с курсом», не имеется в виду курс валюты в данном случае, поскольку с ним колебаться уже практически невозможно.

Монгайт: Недавно было послание Федеральному собранию, а сейчас будет разговор с журналистами. Будет ли для журналистов специально приготовлена какая-то откровенность? Есть ли такой формат внутри пресс-конференции, когда с журналистами находится другая интонация?

Белковский: Конечно. Помните, год назад освободили Ходорковского в конце такого мероприятия.

Монгайт: Случайно, мимо проходя…

Белковский: Кто-то спросил, не пора ли освободить Ходорковского, Владимир Владимирович сказал: «Да, кстати. Почему бы не освободить Ходорковского?». Что-то такое может быть. Мои надежды на оправдательный приговор Навальному в пятницу, эти надежды невелики, но а вдруг что-нибудь случится, особенно на фоне освобождения Евтушенкова.

Монгайт: То есть можно освободить и Евтушенкова, и Навального, они готовят Навального для следующего публичного выступления?

Белковский: Понимаете, любым действиям и словам Владимира Владимировича нет должного доверия, потому что общий его курс абсолютно понятен. Это курс на войну с Западом, конфронтация с Западом с целью доказать Западу, что мы очень крутые. На самом деле мы не крутые, потому что сама философия государства РФ, которая возникла на руинах Советского союза в декабре 1991 года, строится на весьма значительной технологической и финансовой зависимости от Запада.

Поэтому то, что произошло в марте-месяце с аннексией Крыма, а потом с войной на Украине, а полковник ФСБ РФ Игорь Иванович Стрелков, он же Игорь Всеволодович Гиркин, признал официально, что он был организатором войны в донецком и луганском регионах и был он направлен туда чиновником категории А РФ, главой Крыма Аксеновым, то есть он полностью перевел стрелки за ответственность за эту войну на РФ, что все это неизбежно должно было привести к экономической катастрофе, которую мы наблюдаем. Но Владимир Владимирович не может дать задний ход по своему психотипу, он не может предстать виноватым. Виноват должен быть кто угодно, только не он. Поэтому завтра мы услышим полный список виноватых и одновременно попытку как-то подсластить пилюлю.

Монгайт: Каким образом он может ее подсластить?

Белковский: В виде обещаний всяких амнистий дурацких, в которые никто не поверит, потому что только идиот может сегодня переводить деньги с Запада в Россию, точно зная, что определенный клан в окружении Владимира Владимировича немедленно наложит лапу на эти деньги. И второе – это такие акции, типа освобождения Евтушенкова. Это, конечно, сделано специально под завтрашнее послание, чтобы показать, что нежное сердце великодушного игемона смягчилось.

Монгайт: Можно ли принести в жертву Эльвиру Набиуллину?

Белковский: Он, конечно, может принести в жертву Эльвиру Набиуллину теоретически, скорее, чем Дмитрия Анатольевича Медведева. Но опять же это делалось бы под давлением обстоятельств, тогда он должен признать, что само назначение Эльвиры Набиуллиной было ошибкой.

Монгайт: А назначил он, поэтому он не может.

Белковский: Не может он признать, да. Ведь он увольняет людей только по одному критерию – за предательство, за несоответствие моральному кодексу строителя путинизма. Эльвира Набиуллина никогда не нарушала моральный кодекс строителя путинизма.

Монгайт: А приведите пример, кто классический предатель.

Белковский: Касьянов Михаил Михайлович  в феврале 2004 года, который, по мнению Владимира Путина, на мой взгляд, необоснованному, но оно существует, претендовал на его пост. Не очень корректно себя повел бывший министр обороны Сердюков, который, перефразируя Ельцина, можно сказать, что слишком много на себя брал, слишком мало отдавал. Люди, которые не очень корректно вели себя в моральном плане, Путин может их убрать. Но главное, чтобы не было давления, ведь никто же не кричал, что Сердюкова надо немедленно убрать или Касьянова надо немедленно убрать.

Монгайт: А почему давление общества не является для него тем самым давлением? Обществу нужно бросить сейчас какую-нибудь кость, ясно, что Центробанк ведет непонятную обществу политику, за которой, как многим кажется, рубль падает куда-то в бездну, вот человек, который возглавляет Центробанк. Почему не подыграть людям?

Белковский: Потому что люди вообще не заслуживают, чтобы им подыгрывали, подыгрывать надо стерхам, амурским тиграм и лабрадорам, а не людям, по принципу, чем  больше узнаю людей, тем больше люблю животных. Животные честны и искренны в отношении Владимира Владимировича, а люди – нет. Они все время пытаются его предать и кинуть, поэтому подыгрывать не надо им. К тому же у Путина 86% рейтинг, он искренне в это верит.

Монгайт: Но это так и есть, наверное.

Белковский: Нет. Я уверен, что если бы поставить по-другому немножечко вопрос, этот рейтинг будет значительно ниже. Но это не суть. Пусть верит. Мы же хотим, чтобы Путин спокойно спал, потому что если он не будет спокойно спать, то вероятность ядерного удара по Калифорнии нарастает в геометрической прогрессии, а нам это не нужно, не только Калифорнии, но и даже той студии, в которой мы находимся, потому что негативные последствия этого скажутся на всех нас.

Мне представляется, что Путин знает, что виноват он сам, он сам развязал эту войну с Западом, потому что Запад не донес его на руках до алтаря, взаимной дружбы и любви. Опять же в соответствии с Фрейдом он инкриминирует эту вину Западу, он приписал Западу революцию на Украине. Он искренне считает, что именно США свергли Януковича 22 февраля уходящего года, чтобы ему насолить. Он считает, что у него не было выбора, кроме как аннексировать Крым, потому что иначе там была бы размещена база НАТО, и тогда Россию уничтожили бы и стерли в порошок, что у нее не было других вариантов, кроме как оказать военно-политическую помощь сепаратистам Донецка и Луганска. В общем, он все сделал правильно. А раз он все сделал правильно, во всем виноват Запад, то почему он должен сдавать тех людей, которых он сам и назначил. Нелогично получается.

Монгайт: Интересно, что именно этого ждут зрители. Мы накануне нашего разговора провели опрос в Твиттере, что ждут люди от завтрашней пресс-конференции Путина. И вот что они говорят. Например, Артем Вожанков пишет: «Правительство отправлено в отставку, Набиуллина – в отставку. Это то, что кажется людям очевидным». Дмитрий Жиганов пишет, что «пристально глядя в камеру он скажет: «Все будет хорошо», и ничего больше не будет объяснять».

Белковский: Приблизительно так и будет. Артем Жиганов прав. Это, видимо, начинающий политолог с хорошим потенциалом. Ну конечно, виноват же Запад. Почему должно быть плохо?

Монгайт: «Что бы Путин ни сказал на завтрашней пресс-конференции, - пишет нам Hanifi_UA, это, видимо, наш зритель из Украины, - Россия по-прежнему будет слепо верить в его надежность, успех и могущество». Это, наверное, так. Юрий Паломник пишет: «Что бы он ни сказал, страну уже не успокоить». Насколько важно вообще для страны эта пресс-конференция? Насколько люди будут ее смотреть?

Белковский: Де-факто она совершенно неважна, и Путин мог бы от нее отказаться, если бы не устоявшийся жанр, которому он следует, потому что Путин – человек дисциплины и ритуала.

Монгайт: Ну ему нравится, наверное, или нет?

Белковский: Нет. Путин вообще не любит публичность, он любит решать вопросы в комнатах отдыха, а не в прямом диалоге с народом или с кем-то еще, с кем надо постоянно лгать. Он же в глубине души человек довольно честный. Но так ритуал устроен, ритуал, с помощью которого он был приведен к власти в 2000 году.

Монгайт: А перед кем он честный в этой ситуации – перед самим собой, перед ближайшим окружением?

Белковский: Перед самим собой и ближайшим окружением. Широкие народные массы не заслуживают честности, потому что они верят только лжи. Это основная идея той политтехнологической машины, которая избирала Бориса Ельцина на второй срок и сделала Владимира Путина преемником Бориса Ельцина.

Монгайт: Так успокоит страну или нет? Сейчас все говорят о том, что страна в панике.

Белковский: Он сделает все, чтобы страну успокоить, но ценность, цена слова Владимира Путина уже, к сожалению, не та, что прежде, мы это видим сегодня даже. Мы видим, что курс, несмотря на титанические усилия, какого-то рассасывания ситуации с падением рубля не происходит, что бы ни говорила исполнительная власть, как бы Путин не заклинал это все дело. На какой-то очень короткий срок он может успокоить, но не более того. Но главное, что элиты, которые долгие годы считали Путина своим модератором и гарантом своих интересов как внутри России, так и на международной арене, не верят ни одному слову, которое от него прозвучит, уже хотя бы потому, что они заранее знают, что он скажет.

Монгайт: Кстати, об Евтушенкове. Он уедет или он не может уехать?

Белковский: Если будет взята подписка о невыезде, он не сможет уехать. Но думаю, что не будучи глупым человеком, как мы думаем об Евтушенкове, он уедет при первейшей возможности, он не станет рисковать второй раз. Тем более, Евтушенков во многом пострадал из-за Медведева, потому что он был бизнес-политическим партнером бывшего президента, а ныне премьер-министра, и делал ставку на второй срок Медведева. И зачем ему рисковать второй раз?

Монгайт: Зритель по никнейму Ал пишет: «Чтобы успокоить страну, Путин должен назвать преемника». Такое возможно? В принципе, срок уже обозримый, 2018 год не за горами.

Белковский: Нет, Путин не стратег, а тактик, если говорить серьезно. Он не будет думать о преемнике раньше 2017 года или пока не умрет, но тогда он будет уже транслировать информацию о преемнике с того света.

Монгайт: То есть преемника точно не будет, да?

Белковский: Какой может быть преемник у безальтернативного лидера, который равен России? У России может быть преемник? Монголия или Белоруссия?

Монгайт: Наш зритель по имени Пан Бастрыкин пишет: «Он скажет, что виноваты наши западные коллеги». То есть Пан Бастрыкин абсолютно солидарен с вами.

Белковский: Бастрыкин – информированный человек, он же председатель Следственного комитета.

Монгайт: Не ленится нам написать. Наш зритель по имени «Инвест Раша МН» пишет: «Он пообещает елку и коньки, пообещает это девочке из чеченской области. Урожай зерна растет, включение благодарных жителей Крыма. Все будет стандартно».

Белковский: Конечно, в Крыму все замечательно. Кроме того, импортзамещение не надо еще забывать.

Монгайт: Он будет про это говорить?

Белковский: Неизбежно, потому что он как-то должен оправдать крушение ряда отраслей российской экономики. Он может это оправдать только тем, что в ближайшее время наш ждет полное замещение всех товаров и технологий, производимых на Западе, нашими собственными. Это прямой блеф, но Владимир Владимирович настолько к этому привык, что было бы странно обвинять его в том, что он прибегает к этому.

Монгайт: Он опоздает на пресс-конференцию?

Белковский: Нет, он вообще не может опоздать. Это философская категория. Любое мероприятие с участием Путина начинается тогда, когда на нем появляется он. Это теория времени, сформулированная блаженным Августином. Она является канонической. До Господа Бога не было времени и после Господа Бога не бывает времени. Время начинается тогда, когда Путин приходит туда, куда он приходит, поэтому опоздать он не может по определению.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.