Белковский рассказал, каким будет новый железный занавес.

И почему мы сопереживаем французам
Белковский на Дожде
17 ноября 2015
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Главный специалист Дождя Станислав Белковский снова ответил на вопросы зрителей. В этот раз обсудили, будет ли наземная операция в Сирии, почему Путин признал катастрофу А321 терактом, станет ли Россия союзником Запада после трагедии в Париже, как относиться к сообщениям о планирующихся терактах, правильно ли окрашивать фото в фейсбуке в цвета французского флага и многое другое.

Монгайт: В эфире «Прямая линия со Станиславом Белковским», в которой главный специалист «Дождя» отвечает на все вопросы телезрителей, о чем бы они ни были, в социальных сетях, по телефону 8 (495) 744-01-01 и на улице. Уже вопросы заданы. Хочу напомнить, что у нас есть некоторые обновления, новая деталь. Сегодня Станислав будет выбирать лучший вопрос, и человеку, который его задаст, достанется книга «Дождь. Optimistic channel. ЛЮДИ ПОД ДОЖДЕМ. Избранные беседы за 5 лет». Завтра презентация этой книги будет в Доме книги на Новом Арбате. Книга классная, состоящая из лучших интервью ведущих нашего канала. Станислав очень строг, и вопрос может быть какой-то самый неожиданный, даже не знаю, что собственно он предпочтет.

Белковский: Строг, но справедлив.

Монгайт: Исключительно. Сегодня мы начнем говорить на тему, которая волнует всех, судя по количеству вопросов, которые нам сегодня задавали, в социальных сетях их было очень много. Люди взвинчены, они требуют объективности и правды. Собственно, источник правды у нас Станислав Белковский.

«Добрый вечер, Станислав. Получается, что после теракта во Франции, наши признали все-таки теракт с самолетом, теперь есть повод для чего? Например, для ввода сухопутных войск в Сирию?»

Белковский: Путин Владимир Владимирович, Президент Российской Федерации, последовательно ведет дело к тому, чтобы все-таки вступить с Бараком Обамой и Ангелой Меркель в переговоры о новом разделе мира. Весь сценарий этой истории так и разыгрывается. Если для этого нужно будет ввести сухопутные войска Российской Федерации в Сирию, это может быть сделано. По мнению военных экспертов, с которыми я общался, нужно не менее 25-30 тысяч человек, чтобы хоть как-то изменить военную ситуацию. Пока мы не видим, на самом деле, если внимательно присмотреться, чтобы Путин действительно воевал с «Исламским государством Ирака и Леванта » (организация «Исламское государство» признана в России террористической организацией и запрещена на территории РФ).

Монгайт: А почему мы этого не видим?

Белковский: Ну потому что ничего не происходит. Даже не взирая на сегодняшнюю атаку на Ракку. Надо сказать, складывается впечатление, что Путин хочет использовать ресурс «Исламского государства», я не утверждаю, что есть какая-то договоренность между Кремлем и «Исламским государством», для дополнительного давления на Запад с целью вовлечения Кремля в антитеррористическую операцию. То есть, чтобы тему борьбы с терроризмом актуализировать до такой степени, чтобы Запад пошел на переговоры о разделе мира. То, чего Путин добивался с самого начала.

Монгайт: А все-таки вот про связь падения, признания теракта, связанная с нашим аэробусом, и событий в Париже, Михаил Шипин спрашивает: «Скажите, пожалуйста, Путин признал падение аэробуса терактом все-таки из-за событий в Париже? Есть какая-то связь между этим?»

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.