Белковский: «Вставая с колен, Россия несколько раз больно ударилась о небесный свод»

Белковский на Дожде
23 июля 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Анна Монгайт и главный специалист телеканала Дождь Станислав Белковский обсудили главные новости этой недели. Поговорили о том, зачем РПЦ хочет забрать Исаакиевский собор и Храм Спаса на крови, какую должность смог бы занять Берлускони в России, почему Мария Гайдар не нашла себе места в России и какой срок грозит Надежде Савченко.

Монгайт: Хотела бы начать с вопросов в социальных сетях, очень много вопросов абсолютно актуальных. Ясно, что наши зрители следят не только за Станиславом, но и за событиями сегодняшнего дня. Спрашивают в фейсбуке: «У нас была бы другая Россия, если бы Берлускони стал министром экономики?». Хочу напомнить, что в своем интервью бывший премьер-министр Италии сказал, что президент Путин предлагал ему стать министром экономики и получить российское гражданство.

Белковский: Безусловно, Россия была бы совсем другой. Иное дело, что Владимир Путин недостаточно радикален для принятия таких решений. Он все-таки человек весьма консервативного психотипа. Я вполне допускаю, что когда они встречались с Берлускони в приватном порядке, где-нибудь в бане или в других сопутствующих условиях, Путина сказал Берлускони что-нибудь в шутку, типа: «Если тебя совсем заклюют в Италии, то я тебе дам гражданство и назначу министром экономики». Естественно, Кремль прав в том, что это не было формальным, серьезным предложением. А потом Берлускони вообще большой креэйтор, то есть выдумщик, и он мог это все и придумать в значительной степени.  

Монгайт: Тем более, у Путина спросить ничего невозможно.

Белковский: Тем более, поскольку Берлускони постоянно шутит, то, в общем, с него взятки гладки, он всегда может сказать, что он пошутил, и никто ему не будет предъявлять по этому поводу больших претензий. Если бы это случилось, это было бы благотворно для страны, просто я не знаю, хорош ли был бы Берлускони в роли министра экономики именно, поскольку о его экономическом гении известно не так много, хотя он довольно долго был премьер-министром Италии.

Монгайт: Крупный бизнесмен все-таки.

Белковский: Все-таки был строительным магнатом и медиа-магнатом, он мог бы заняться программой подготовки России к чемпионату мира по футболу 2018 года, тем более, что Италия, в отличие от России, действительно футбольная страна, Берлускони, безусловно, яростный болельщик. Он мог бы возглавить холдинг «Газпром-Медиа», например, с целью вывода его на самоокупаемость.

Монгайт: То есть он мог бы возглавить РФС, например?

Белковский: РФС должен возглавить Мутко, это более близкий путь, чем даже Берлускони, поэтому не будем вносить разлад в сплоченную команду президента Российской Федерации. И, наконец, с учетом череды скандалов вокруг уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова и большим опытом Сильвио Берлускони по работе с подрастающим поколением, в связи с чем против него возбуждено несколько уголовных дел, я думаю, что и этот пост Сильвио Берлускони был бы по плечу. Ну а там и дальше Марин Ле Пен могла бы возглавить министерство по делам национальностей, а Герхард Шредер — министерство обороны, поскольку все-таки никто лучше немцев в Европе не умеет воевать, особенно с немцами же.

Монгайт: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.

- Здравствуйте, меня зовут Илья, я из Екатеринбурга. Станислав, скажите, не планируете ли вы с просветительской миссией поехать по городам России, в частности, в город Екатеринбург? Потому что мы здесь вас очень ждем.

Монгайт: Действительно, Станислав, вы не планируете гастроли по стране?

Белковский: Это зависит от канала Дождь, с которым я связан контрактными обязательствами, как главный специалист. Потому что если я проеду по всей стране с просветительской миссией, то что же мне останется говорить в студии Дождя? Здесь налицо конфликт интересов, но я вам обещаю, что в ближайшие же дни я проговорю с руководством канала Дождь такую перспективу, и если мне будет предоставлен специальный бронепоезд, как Льву Давидовичу Троцкому, то здесь, мне кажется, для моего просветительского путешествия по стране дальнейших преград не будет.

Монгайт: Спрашивают: «Зачем РПЦ хочет забрать себе Исаакиевский собор в Питере?». Действительно, сегодня представители церкви выразили желание сделать Исаакиевский собор действующим. И закроют ли его в этом случае в качестве музея?

Белковский: Желание и стремление ПЦ МП абсолютно понятно и логично: она хочет забрать все храмы, так или иначе относящиеся к юрисдикции Православной церкви. И я не осуждаю это желание. В принципе, я бы даже поддержал этот проект, но только с одним важным условием: что до того, как он будет реализован, нужно распустить РПЦ МП и заменить ее конфедерацией независимых приходов и передать Исаакиевский собор приходу — то есть общине верующих, которая была создана, если мне память не изменяет, в этом храме в 1991 году.

Монгайт: Понятно, желание Стаса нереально.

Белковский: А РПЦ МП — реально? Но в России, в основном, сбываются и исполняются нереальные желания, поэтому поживем — увидим.

Монгайт: Но их очень важно не проговорить вслух, только тогда они сбываются.

Белковский: Это прерогатива Владимира Владимировича Путина, который все скрывает и думает, что если что-то скажет, то этого точно не будет. Будет-будет. Наоборот, надо 172 раз повторить заклинение, чтобы оно сработало.

Монгайт: В твиттере спрашивают: «Как юридически подкреплена воля Божья? Что, именно Гундяев и есть наместник Бога на земле русской?».

Белковский: Нет, Владимир Михайлович Гундяев при всем к нему уважении наместником Бога на земле не является ни формально, ни фактически, он сам на это не претендует, он весьма скромный человек. Его амбиции ограничиваются бронированным Мерседесом и яхтой, которая была представлена общественности на минувшей неделе. А юридически права церкви закреплены Священным писанием, в котором, насколько мне известно, о Владимире Михайловиче Гундяеве ничего не сказано. В крайнем случае, пока. Но, может быть, РПЦ МП подготовит новую редакцию, которая пройдет всевозможные комиссии при президенте Российской Федерации, Русское историческое и Военно-историческое общества, и тогда чего только не случится.

Монгайт: Спрашивают: «Станислав, зачем нужна патриарху яхта? Или это такая поддержка Медведева со стороны патриарха? Развиваем яхтинг, как было завещано». Медведев завещал поддерживать яхтинг?

Белковский: Мне кажется, Медведев если чего-то и завещал, то с его завещанием мы познакомимся еще нескоро, все-таки он вполне молодой и дееспособный человек.

Монгайт: Зачем патриарху яхта, которая произвела такое впечатление на сограждан?

Белковский: Нам это объяснил еще 3 года назад начальник ОВЦО, есть такое заведение, отдел по взаимодействию церкви и общества РПЦ МП, отец Чаплин. Когда радиостанция «Серебряный дождь» присудила патриарху Кириллу «Серебряную калошу» за ношение часов Patek Philippe, исчезающих при фотографировании, и за это, я думаю, «Серебряный дождь» пострадал во время своего юбилея, когда отец Смирнов и сто с лишним молодчиков пришли что-то там такое срывать, бить и обижать. Отец Чаплин объяснил, что все внешние атрибуты роскоши и достатка, безусловно, укладываются в христианскую доктрину, поскольку олицетворяют победительного Христа, уверенного в себе. То есть Христос без яхты и Patek Philippe, конечно, никогда не вошел бы в Иерусалим, согласно этой доктрине.

Поэтому здесь патриарх Владимир Михайлович Гундяев репетирует вход в Иерусалим light с помощью яхты. То есть, может быть, в той самой новой редакции Священного писания, где он уже будет упоминаться, будет сказано, что он приплыл в Иерусалим во всех смыслах на собственной яхте, для чего специально была прокопана река от Нила до Евфрата.

Монгайт: В фейсбуке спрашивают: «Если бы князя звали не Владимир, а, к примеру, Борис, как вы думаете, стали бы с ним носиться, как с писаной торбой?».

Белковский: Ну конечно, стали бы, потому что князь Владимир, он же Борис — это оправдание аннексии Крыма, как мы знаем, где совершилось крещение его самого. Не Руси, конечно, это происходило в Киеве как раз, в ненавистном нам, где заседает хунта уже не первый день и не первый год. Поэтому да, носились бы как с писаной торбой. Просто портрет на памятнике, наверное, был бы немного другим, скорее, волосатым, чем лысым и росточком побольше.

Монгайт: У нас есть телефонные звонки. Здравствуйте.

- Вопрос такой. У нас через год выборы, сейчас у нас в Думе четыре партии, как бы считается, но если посмотреть по их голосованиям и по их дружному хождению на митинги, это четыре части одной партии, как я думаю, это КПСС. Так что нам в будущем, за кого голосовать? Получается, за кого ни проголосуй, автомат Калашникова выходит.

Белковский: Да, вы абсолютно правы.

Монгайт: Люди сейчас вообще не очень задумываются об этом.

Белковский: Наш телезритель дальновиден, он задумывается об этом уже сегодня, он абсолютно прав. В Думе останутся примерно те же партии, возможно, некоторые из них выпадут, например, «Справедливая Россия». Может быть, ее место займет обновленная партия «Родина» во главе с Дмитрием Рогозиным, вице-премьером по оборонно-промышленному комплексу, и Сергеем Глазьевым, помощником президента по уничтожению Украины. Их позиция достаточно популярная. Я думаю, к ним если добавить, например, депутата Государственной думы Елену Мизулину, которая, правда, переходит в Совет федерации, и депутата Законодательного собрания Санкт-Петербурга Виталия Милонова, то этот список вполне может преодолеть не только 5%-й барьер, но и 10%-ю планку. Но в целом да, четыре составные части одной партии власти окажутся в следующей Государственной думе, как они представлены и в нынешней. Здесь я возвращаю нашу уважаемую аудиторию к концепции Общероссийского народного тыла, сформулированной вашим покорным слугой в 2011 году. Тогда под эгидой Кремля был сформирован Общероссийский народный фронт. Алексей Анатольевич Навальный, неформальный лидер внесистемной оппозиции, предложил доктрину — голосовать за любую партию, кроме «Единой России», забыв упомянуть, что все остальные партии — это «Единая Россия», есть только вид сбоку. А я предложил концепцию антологическую — Общенационального народного тыла, которая предполагает, что в день выборов есть более приятные занятия, чем ходить на избирательный участок. И поэтому отметить выборы лучше в тылу. Я предлагаю над этой концепцией задуматься за год и два месяца до очередных парламентских выборов.

Монгайт: То есть, грубо говоря, динамить выборы.

Белковский: В хорошем смысле, придать динамику электоральному процессу в Российской Федерации.

Монгайт: Еще один звонок.

- Добрый вечер, Санкт-Петербург, Татьяна. Молодая и яркая Мария Гайдар в России не пригодилась. Она оказалась ненужной ни на «Эхе», ни на Дожде, где ей была обещана передача. Не пригодились России молодые и яркие и Жанна Немцова, и Павел Дуров, Ашурков, Чичваркин — бесконечно. Не нужен нам молодой и яркие Алексей Навальный, я это слышу из передачи в передачу уже полгода. Путин — тактик, а не стратег, Алексей Навальный — вождь и нам не нужен. На прошлой неделе появилась новая передача — «Прямой разговор», и я услышала старую песню: «Путин — тактик, а не стратег, Алексей Навальный — вождь, нам не нужен». Вопрос: кому это — «нам»? Российской власти или интеллигенции, или либералам, или Дождю? Кому не нужен? Спасибо.

Белковский: Я, честно говоря, отвечаю только за себя и в эфире всегда излагаю только свою точку зрения. И если она кому-то нравится — они ее поддерживают, не нравится — не поддерживают. Я не утверждал, что Мария Гайдар не нужна России, равно как и Алексей Навальный. Относительно того, обещали ли им программу на Дожде, я просто не знаю, поскольку я не вхожу в руководство телеканала Дождь, хотя называюсь главным специалистом, может быть, эти программы еще появятся. Поэтому мои воззрения на Алексея Навального были и остаются неизменными. Действительно, мне кажется, за это меня можно похвалить, поскольку стабильность точки зрения свидетельствует о ее неконъюнктурности, особенно в современных условиях. Если Мария Гайдар выбрала позицию заместителя губернатора Одесской области, то я это только приветствую, в отличие от многих.

Монгайт: А как вы оцениваете это решение?

Белковский: Я считаю, что это путь самореализации, очень хорошо, что Мария Гайдар нашла такую возможность для себя. Возможность, которую она не может найти в современной России, к сожалению, не по моей вине, поскольку я не нахожусь в этой стране у власти, и власть в этой стране точно так же не пускает меня ни к каким ответственным участкам, заданиям и поручениям, как и перечисленных выше людей.

Монгайт: Если бы вам Саакашвили предложил быть еще одним вице-губернатором, вы бы согласились?

Белковский: Вы знаете, по гороскопу мы с Саакашвили очень плохо совместимы, поэтому я очень вежливо бы отказался.

Монгайт: Наши зрители задавали сегодня Станиславу вопросы на улице.

- Здравствуйте, Станислав. Почему люди смотрят больше футбол, чем регби? Это не круто. Хочется, чтобы больше смотрели регби.

Белковский: Я думаю, что если президент Российской Федерации, нынешний или будущий, например, Дмитрий Медведев активно займется регби и станет его пропагандировать, этот вид спорта сможет сравняться по популярности с футболом, но не превзойти его, поскольку, на мой взгляд, по объективным совершенно причинам, которые доказаны всей мировой практикой, превзойти футбол по популярности невозможно, во всяком случае, мы до этого момента не доживем, и с этим придется смириться как вам, так и мне. И даже Анне Монгайт.

Монгайт: В фейсбуке спрашивают: «Очень хочется услышать ваше мнение по поводу того, что собирается делать наше правительство с гражданами, уведомившими о гражданстве или ВНЖ других государств. Очень надеюсь, что этот вопрос прозвучит в эфире».

Белковский: В России, как правило, ищут не там, где потеряли, а под фонарем. Условно говоря, страдают от налоговых проверок не те люди, которые скрывают свои доходы, а которые имели недостаточно интуиции, чтобы их обнародовать. Так же и с гражданствами и ВНЖ. Именно люди, которые задекларировали гражданство и ВНЖ, они станут приоритетным объектом внимания контролирующих и прочих органов. Мне в этом случае легко, потому что у меня нет ни гражданства, ни ВНЖ в других государствах…

Монгайт: Зрители в это поверить до сих пор не могут и каждую неделю спрашивают, есть ли у вас гражданство и когда вы собираетесь уезжать.

Белковский: В принципе, это и надо спрашивать: вдруг что-то изменится, в какой-то передаче я скажу, что да, есть и собираюсь уезжать.

Монгайт: Чем чревато заявление о своем втором гражданстве? Разумеется, эти люди боятся, что их начнут как-то преследовать. Будут ли их преследовать?

Белковский: Да, вполне возможно. Еще раз, в соответствии с принципом, что в нашей стране ищут не там, где потеряли, а под фонарем. Кто максимально честен, тот станет объектом приоритетного внимания со стороны властных структур по всяким деликатным вопросам. Поэтому я бы рекомендовал обладателям зарубежных паспортов и видов на жительство, как минимум, не торопиться с проявлением собственной честности. Я не знаю, не является ли этот призыв противоречием правилам Роскомнадзора. Я к этому совершенно не призывал, а просто говорил о том, что такая логическая конструкция в принципе возможна.

Монгайт: У нас есть еще один звонок. Здравствуйте.

- Меня зовут Сергей, я из Москвы. Я бы хотел спросить Станислава о дальнейшей судьбе Надежды Савченко, во что суд этот выльется?

Монгайт: Закономерный вопрос. Зрители спрашивают: сколько лет дадут Савченко, как вы думаете, что ее ждет?

Белковский: Надежда Савченко — это предмет для торга Кремля с Западом, и если не будет предложено Владимиру Путину ничего в обмен на ее свободу, то ей дадут максимальный срок. Что, опять же, не исключает ее дальнейшего помилования в соответствии с прецедентом Ходорковского 2013 года. Но, опять же, это будет торг. У Владимира Путина нет личного отношения к Надежде Савченко, он не воспринимает эту ситуацию как драматическую, он относится к ней сугубо прагматически, на мой взгляд. И это, конечно, не сулит Надежде Савченко в ближайшее время, увы, ничего хорошего.

Монгайт: В фейсбуке спрашивают: «Станислав, ответьте про инопланетян и Мильнера. Что нужно, чтобы получить часть премии, которую обещал Мильнер за обнаружение жизни внеземных цивилизаций?». Какая там цифра — 100 млн.?

Белковский: Он обещал вложить 100 млн. долларов в установление контактов с инопланетным разумом.

Монгайт: Зритель спрашивает: «Что нужно для того, чтобы получить часть этой премии: признаться, что ты — инопланетянин?». Люди хотят практически относиться к этому вопросу.

Белковский: Мне кажется, что здесь есть определенная доля моей моральной ответственности, потому что несколько дней назад я официально обратился к Юрию Мильнеру с заявлением о том, что у меня есть контакт с инопланетным разумом. Это мой собственный разум, который, как минимум, отчасти, я предполагаю, инопланетный, и задал вопрос, могу ли я претендовать на некую часть этого проекта.

Монгайт: Вы лично спросили?

Белковский: Это я сделал с помощью социальных сетей. Ответа я пока не получил. Здесь Юрий следует в идеологическом фарватере Стивена Хокинга, известнейшего физика, которого он считает своим гуру. Я не так хорошо знаком с работами Стивена Хокинга, как Юрий Мильнер и многие другие, но я читал некоторые работы Стивена Хокинга, который утверждает, что человечество спасется, только если переместится в космос, и который рассматривает гипотезы о наличии инопланетного разума, с которым можно установить контакт. Я не знаю, какая здесь доля трансцендентной религиозности скрытой Хокинга, какая доля именно научного подхода к этой проблематике, но для меня очевидно абсолютно, что контакт с инопланетным разумом установлен не будет, если только не будут выявлены его агенты на Земле. И я предложил бы Юрию Мильнеру сконцентрироваться именно на такой концепции решения этого вопроса.

С помощью, кстати, ФСБ Российской Федерации, которая обязана разоблачать не только иностранных шпионов, но и шпионов из других миров. И мне кажется, что это вообще могло бы войти в концепцию национальной безопасности России новым серьезным разделом. Я бы призвал Совет безопасности над этим задуматься, особенно в ситуации, когда враг окружает Россию со всех сторон.

Монгайт: Господин Мильнер, вы думаете, действительно рассчитывает найти какие-то новые связи с инопланетным разумом?

Белковский: Я думаю, он рассчитывает подчеркнуть свое духовное и интеллектуальное родство со Стивеном Хокингом, что, безусловно, весьма почетно. Но вряд ли он рассчитывает найти инопланетный разум в практическом измерении. Именно поэтому 100 млн. долларов останутся в целости и неприкосновенности.

Монгайт: У нас есть еще один звонок. Здравствуйте.

- Я Алексей, я из Севастополя. Я бы хотел спросить у Станислава. У Конфуция есть знаменитое высказывание: «В 15 я учился, в 30 обрел самостоятельность, в 40 избавился от сомнений. В 50 познал волю неба, в 60 научился отделять правду от неправды». Нет ли у Станислава сомнений в том, что он, не дожив до 60-ти, не в состоянии отличить правду от неправды? И можем ли мы услышать от него обязательство какое-то, что через 13 лет он выйдет в эфир, посмотрит на сегодняшние события глазами 60-летнего Белковского?

Монгайт: Сначала будем клясться?

Белковский: Сначала проведем математический анализ. Мне сейчас  44 года, значит, 60 мне будет не через 13, а через 16 лет. Сегодня у нас 2015, значит, в 2041 году, как раз, когда будет 100-летие начала Великой отечественной войны, я обещаю, что как минимум я выйду в эфир, неизвестно, на каком канале, и точно скажу, научился ли я отличать правду от неправды. За Анну Монгайт я поручиться не могу, поскольку, возможно, у нее будут гораздо более другие интересные дела, чтобы выходить в эфир со мной 60-летним. Еще не научившись, по Конфуцию, отличать правду от неправды в полном объеме, хотя я стремлюсь к этому всю жизнь, надо сказать, что у меня просто нет такого временного запаса прочности, как у этого величайшего китайского философа. В Китае все планируется на тысячелетия вперед, а в нашей цивилизации так не принято, особенно у русских Россия — страна Водолея, а Водолей все планирует и принимает важнейшие решения в последний момент. Я все же по-прежнему считаю, что присоединение Севастополя к России было ошибкой, если этот вопрос содержался в подтексте. Спасибо.

Монгайт: Проверим, что будет в 2041 году, какой конкретно канал мы будем смотреть. Григорий из Канады спрашивает: «Если Путин поставит памятник Дзержинскому (хотя, конечно, известно, что памятник Дзержинскому ставит не Путин, а москвичи, которые должны пройти через этап референдума и выявить какое-то решение)…

Белковский: Референдум уже отменен. Коммунисты слились по указанию мэрии Москвы, как считается.

Монгайт: Ну вот «Если Путин поставит памятник Дзержинскому, не дождавшись референдума, то, может, он также найдет такого же соратника, как Берия, и станет Сталиным?». Очень странный вопрос.

Белковский: Я не очень понимаю, как связана первая и вторая часть вопроса. На мой взгляд, Путин не поставит памятник Дзержинскому, поскольку он консерватор по психотипу, а это решение раскалывает нацию и, тем самым, несет в себе зерна нестабильности, чего Путин никогда не хочет.

Монгайт: Длинный вопрос, связанный с преемственностью власти: «Какие персонажи будут реально претендовать на трон в будущем? Поддержкой каких сил, по мнению Станислава, будут все пытаться заручиться, если исключить Медведева?». Наши зрители уже знают ваш ответ, они уже слышали, что вы думаете по этому поводу. Я бы хотела добавить, что сегодня господин Ходорковский в интервью господину Быкову в журнале «Собеседник» предположил, что это может быть или Патрушев, или Иванов. Как вы думаете?

Белковский: Мне представляется, что Патрушев и Иванов — не самые реальные кандидатуры. Патрушев, во-первых, потому что возраст, уже он на седьмом десятке, как и сам Владимир Путин, в этом смысле не очень понятно, зачем менять Владимира Путина, человека такого же поколения, такого же примерно силового образа. К тому же, Николай Патрушев, секретарь Совета безопасности, имеет проблемы со здоровьем, которые в свое время побудили его уйти даже с поста директора ФСБ, что уж говорить о переходе его на гораздо более сложный и ответственный президентский пост.

Поэтому, мне представляется, что: а) решение не принято, вообще бессмысленно об этом говорить сегодня, потому что эти решения принимаются в последний момент; б) Дмитрий Медведев пока остается. В данном случае важна поддержка одной-единственной силы — Владимира Путина, но все будет зависеть от того, как к электоральному циклу 2018 года будет развиваться ситуация в стране, насколько усугубится нестабильность, насколько возрастут претензии населения к власти и сохранятся ли хоть какие-то обломки и остатки политических институтов, альтернативных, собственно, президенту и способных влиять на этот вопрос. Сейчас мой прогноз на эту тему, скорее, негативный, чем позитивный.

Монгайт: То есть вы в Иванова не верите?

Белковский: Я верю только в Господа Бога, поэтому я в Иванова не верю по определению — ни в узком, ни в широком смысле. Но мне не кажется он приоритетным кандидатом на пост преемника Путина, хотя, возможно, сам Сергей Борисович считает иначе, и это его полное право.

Монгайт: Как вы оцениваете в принципе это интервью Ходорковского? В частности, он сказал в нем, что он знает, кто убил Немцова, но никаким образом не расшифровал подробности.

Белковский: Там довольно странная у него была конструкция о том, что, с одной стороны, Немцова убили люди, связанные с Рамзаном Кадыровым, с другой стороны, возможно, им подсказали это из федеральных спецслужб. Вторая часть этого высказывания не кажется мне слишком реалистичной. А также я не очень понял концепцию Михаила Борисовича Ходорковского в отношении того, что Россия обречена на автаркию как большая континентальная держава, то есть, на полное самообеспечение. Мне представляется, что в современном мире с его экономико-технологическим устройством автаркия невозможна в принципе. Это все ушло вместе с 20 веком.

Но там есть много других интересных соображений. Мне кажется, что в беседе с великим русским писателем Дмитрием Львовичем Быковым Михаил Борисович Ходорковский был достаточно откровенен, а в наше время это уже хорошо.

Монгайт: Давайте послушаем, что говорят люди на улице, они задают вопросы совсем не такие новостийные, как задают вопросы в социальных сетях.

- Здравствуйте, я — инструктор по йоге. Я живу на севере Москвы, и у меня вопрос: когда все-таки откроется там метро и когда закончится стройка на Дмитровском шоссе? Просто невозможно уже, лет 8 это продолжается.

Белковский: Я думаю, что специалисты по йоге имеют все возможности для сакрального влияния на эти процессы. Их можно ускорить с помощью специальных технологий, которыми я не обладаю, а специалисты по йоге обладают.

Монгайт: Мне кажется, вы переоцениваете йогу.

Белковский: Нет. Помните, мы с вами обсуждали, что Баба Яга — это учитель йоги? В этом смысле йога очень глубоко коренится в культуре русского народа и, может, даже она первична по отношению к христианству и святому князю Владимиру. Может быть, памятник Бабе Яге на Воробьевых горах или на Боровицкой площади был бы в этом смысле более уместен. Я надеюсь, что все эти проблемы будут решены в следующем году. Если они не будут решены в следующем году, то мы снова сойдемся в этом эфире и решим, как совместить христианство и йогу для воздействия на исполнительные власти федерального и регионального уровней.

Монгайт: В твиттере спрашивают: «Самолет МН-17 был сбит 17-го числа, ровно день в день, 17 лет спустя после первого полета. День рождения Владимира Владимировича Путина — 7 числа 10-го месяца, 7+10=17. Совпадение?».

Белковский: Нумерология имеет право на существование, я не отказываю ей в определенном прогностическом потенциале. Но я все-таки не стал бы гиперболизировать ее возможности применительно к той трагедии, которая произошла. Хотя, безусловно, это все может быть вынесено на рассмотрение того международного трибунала, который, вероятно, будет создан в связи с крушением Боинга Малазийских авиалиний 17 июля 2014 года.

Монгайт: Спрашивают, за смертную казнь в России вы или нет? Я обратила внимание, что зрители все время спрашивают вас про смертную казнь. Как вы считаете, почему они спрашивают об этом именно вас? Или что-то в вас такое есть?

Белковский: Похоже, я страшный, как смерть? Особенно в профиль. Но я, конечно, категорически против смертной казни. Я читал этот вопрос перед нашим эфиром, там был вопрос, выступаю ли я за продление моратория на смертную казнь. Нет, я не выступаю за продление моратория на смертную казнь, я выступаю за полную ее отмену на конституционном уровне. И здесь моими учителями и светочами являются Федор Михайлович Достоевский и Лев Николаевич Толстой, которые придерживались такой же точки зрения. Мне кажется, что их совокупный авторитет достаточен, чтобы я больше не объяснял, почему моя позиция именно такова, а не другая.

Монгайт: Здравствуйте, задавайте вопрос по телефону, пожалуйста.

- Меня зовут Нана, я звоню из Израиля. Большое мое уважение Станиславу и ведущим. Скажите, пожалуйста, как вы думаете (я по профессии психолог), массовое равнодушие к реальности и абсолютное нежелание производить какой-либо анализ и синтез мыслительной деятельности, а только лишь слушать вот эту совершенно уникальную пропаганду — не на генетическом ли это уже уровне? Все-таки за такой длинный период от Иосифа Виссарионовича до Владимира Владимировича могло это повлиять на генетику гомо сапиенс бывшего советского вида?

Белковский: Видимо, гомо советикус имеется в виду по терминологии философа Зиновьева. Да, конечно, потому что сам по себе ГУЛАГ уничтожал лучших, уничтожал самых сомневающихся. И когда нация потеряла несколько десятков миллионов своих лучших сыновей и дочерей, то можно говорить о том, что была генетическая селекция, она имела место. В данном случае происхождение вида не путем естественного, как учил нас Чарльз Дарвин, а искусственного отбора со стороны власти. Это отчасти так.

С другой стороны, это классический случай эскапизма по принципу: если не знаешь, что делать — ложись спать. Если нет никаких рецептов для улучшения актуальной социальной и политической реальности, если человек не чувствует себя субъектом этой реальности, то, может быть, лучше ему спрятаться за ширму и пелену официальной пропаганды и сделать вид, что все не так плохо, а поменять эту реальность все равно невозможно. Ибо нас окружает мощный враг, и любые попытки изменить нынешний статус-кво, что объясняет нам Кремль и лично Владимир Владимирович Путин как непосредственно, так и устами своих ключевых телепропагандистов, это значит поставить под угрозу самое существование Российской Федерации.

Монгайт: У нас есть несколько вопросов про телепропагандистов. Вконтакте спрашивают: «Зачем Киселев завел страницу вконтакте? Он лично ее ведет, почему там столько либеральных ответов?». И еще спрашивают про Киселева: «Почему Киселев на федеральном канале, а в соцсетях совсем другой?».

Белковский: Я не могу отвечать за Дмитрия Киселева, это было бы слишком самонадеянно, все-таки онбольшой начальник.

Монгайт: То есть за Путина можете, а за Киселеванет.

Белковский: Путинобщенациональный лидер, а Киселев все-такиотраслевой начальник, хотя я еще не знаю, какая должность выше: генеральный директор «России сегодня» или главный специалист телеканала Дождь. Это история нас рассудит, что называется. Но Дмитрий Киселев всегда настаивал на том, что он в эфире не искренен. Например, когда он пришел в день назначения на пост генерального директора агентства «России сегодня» встречаться с трудовым коллективом на Зубовском бульваре в здании РИА «Новости», он очень четко дал понять, что, в общем, вся пурга, которую он гонит в эфире, это по кремлевскому заданию, а так на самом деле у него была жена-англичанка, домработница-филиппинка, вообще онкосмополит, человек мира.

Монгайт: А вам кто это рассказал?

Белковский: Это официальная стенограмма опубликована, ее легко найти. Это не кто-то рассказал, это знают все, кто интересовался этим вопросом. Поэтому он всем дает понять, что: ребят, ну мы же отрабатываем кремлевские деньги, а за пределами этих кремлевских денег, когда мы вместе идем в паб или куда-то еще, мы совсем другие люди. Ведь именно Дмитрий Киселев ввел моду 15 лет назад говорить по-русски с английским акцентом. Он говорил с английским акцентом, и многим это очень понравилось. Конечно, для него санкции достаточно болезненны, потому что он же как бы делал это все не всерьез, а тут неожиданно выяснилось, что санкциивсерьез.

Монгайт: И тут он неожиданно вконтакте раскрылся и стал либералом?

Белковский: А он в социальных сетях и будет либералом, будет объяснять, что не нужно его не любить, потому что на самом деле он совершенно другой. И когда изменится общественно-политическая ситуация, когда из Кремля пойдут прозападные либеральные сигналы, вы не узнаете вашего Дмитрия Киселева, он станет в эфире совсем иным.

Монгайт: Поговорим со зрителями на улице.

- Здравствуйте, меня зовут Илья. Меня очень волнует вопрос, почему этим летом у нас в Москве такая плохая погода?

Белковский: Погода, так или иначе, отражает и социально-политическую обстановку в стране. Кроме того, я думаю, что Кремль специально нагнетает ухудшение погоды, потому что Владимир Путин не верит в глобальное потепление и не нуждается в доказательствах, что никакого глобального потепления нет.

Монгайт: А вы верите?

Белковский: Это не совсем корректная формулировка. Да, я считаю, что оно существует. Но Путин не верит, и поэтому, я думаю, что весь административный ресурс Кремля и сопутствующих структур, в том числе, профильных в области погоды, брошены на то, чтобы доказать обратное. Поэтому такое холодное лето. Кроме того, мы с этого начали сегодняшнюю программу. Если бы лето не было таким неблагоприятным, то, может быть, и мы с вами так регулярно не сидели бы в эфире Дождя. Поэтому я вижу в этом сакральное совпадение. Поскольку наш гражданский долгосвещать все события, ибо Дождь остается одним из последних окон свободы слова в нашей стране, то плохое лето этому способствует, и мы должны поблагодарить за это если не Владимира Путина, то как минимум Господа Бога.

Монгайт: Очень неожиданно, Станислав, какой заход необычный. Еще один вопрос с улицы.

- Третий медбрат четвертой хирургической клиники международных штатов США. Вопрос такой: когда в России легализуют вещества, которые легализовали в Амстердаме?

Белковский: Я считаю, что три реформы необходимы для того, чтобы Россия стала качественно иной. Это реформы не политической системы и не экономические реформы. Первое: ликвидация Русской православной церкви Московского патриархата, то есть церковная реформация в хорошем смысле. Второе: легализация гомосексуальных браков, они же однополые союзы. Я сейчас, кстати, подготовил большую программную статью, которая, вероятно, будет опубликована в одном из серьезных общенациональных СМИ, пока не хочу говоритьгде. Третье: это как раз легализация легких стимуляторов. Когда Россия пройдет через эти три реформы, она не узнает сама себя и станет по-настоящему европейской страной. Политические и экономические реформы должны пройти следом.

Монгайт: После этого вопроса все остальные вопросы кажутся такими ни на что нас не обрекающими. Спрашивают: «Кто сильнееслон или кит?».

Белковский: Это вопрос довольно двусмысленный в контексте того, где мы находимся. Я думаю, что каждый силен в своей стихии. Вообще это принцип человеческого бытия. Нужно найти свою стихию и стать самым сильным именно в ней, не покушаясь на чужое.

Монгайт: Спрашивают: «Когда русские перестанут быть рабами?». Есть похожий вопрос: «Зачем русские встают с колен?».

Белковский: Это разное. Русские не встают с колен, а Россия встает с колен. Мне кажется, Россия, вставая с колен, несколько раз больно ударилась головой о небесный свод, поэтому там произошло некое помутнение коллективного национального рассудка. А раба надо выдавливать из себя, это индивидуальный процесс. Каждый русский перестает быть рабом тогда, когда он этого хочет и прилагает к этому последовательные усилия.

Мне необходимо прокомментировать одно мое высказывание из предыдущей программы, поскольку я подвергся большой критике со стороны некоторых моих друзей. В прошлый раз вы спросили меня, какие печатные СМИ я предпочитаю. Я сказал, что в последнее время я предпочитаю газету РБК. Здесь я бы не очень корректен в формулировке. Я имел в виду, что РБК я вижу самым растущим и позитивно развивающимся российским деловым изданием. В противовес некоторым другим изданиям, которые теряют свои позиции именно в этой нише. Но я после этого подвергся уничтожающим нападкам со стороны моих давних друзей и коллег по медиа-миру, которые указали мне на то, что я не упомянул печатные СМИ, в которых сам публикуюсь и с которыми много лет дружу, начиная с газеты «МК» и заканчивая журналом The New Times. Чтобы исправить эту ситуацию и уточнить свою позицию, высказанную в предыдущей программе, я подчеркиваю, что, конечно же, я ценю высоко многие СМИ, включая «МК» и журнал The New Times, возглавляемый моим другом Евгенией Альбац и многие другие, РБК я упомянул не как единственное СМИ, которое мне нравится, а просто чтобы показать…

Монгайт: Мы поняли, Станислав.

Белковский: Поэтому я приношу извинения всем, кого я невольно обидел, и постараюсь в следующий раз шлифовать свои формулировки так, чтобы они никогда и никем не воспринимались двусмысленно, особенно моими друзьями.

Монгайт: Зададим пару вопросов из соцсетей. Например: «Сколько стоит стать президентом России и США».

Белковский: Это хороший сценарий для рекламного ролика Mastercardбесценно.

Монгайт: «Стоит ли опасаться ограничений доступа к главному видеохостингу Youtube в обозримом будущем?».

Белковский: Думаю, нет, поскольку Youtube очень популярен в Кремле.

Монгайт: Серьезно?

Белковский: Да.

Монгайт: Бывают Youtube-вечеринки? Знаете, ставишь клипвсе танцуют, следующий ставишь.

Белковский: Помните, Дмитрий Анатольевич Медведев во многом погорел на том, что он танцевал под песню American boy.

Монгайт: «Станислав, скажите, пожалуйста, где вы берете силы моральные и физические, чтобы перелопачивать все то, что творится у нас в стране?».

Белковский: Если бы я мог перелопатить все, что творится у нас в стране, я был бы уже президентом страны. Поэтому я перелопатить ничего не могу, в этом смысле мне требуется гораздо меньше моральных и физических сил. Но я считаю, что каждый человек должен ощущать себя в гармонии с самим собой, и та позиция, которую я занимаю публично и непублично, обеспечивает мне некое представление, что я поступаю не совсем неправильно. И это и дает мне силы.

Монгайт: Самый последний вопрос от зрителей на улице.

- Здравствуйте, яСофия, дизайнер, последние полгода живу в Майами. Кто, по вашему мнению, Станислав, выиграет на следующих выборах в США?

Белковский: Этого я не знаю, поскольку я не специалист по американской политике. Но я хотел бы, чтобы это была Хилари Клинтон, поскольку вполне естественно, что после первого чернокожего президента США должна быть первая женщина-президент, это отвечает логике эволюции политической системы как США, так и мира в целом.

Монгайт: Но это же тупик. Был чернокожий президент, потомженщина. Кто дальше?

Белковский: Дальше должен быть гей-президент, это совершенно очевидно. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.