Белковский о том, что общего у Гааги с Нефтеюганском, почему Путин и Песков не обижают геев.

И как банкир Пугачев пытается накликать на себя беду
Белковский на Дожде
30 июня 2015
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (20:59)
Часть 2 (17:59)

Комментарии

Скрыть

Как связаны Гаага и Нефтеюганск и почему Россия проспала решение суда, чем «Прямой разговор» Навального и Чубайса был похож на дебаты Никсона и Кеннеди, как банкир Сергей Пугачев сам пытается накликать на себя беду, почему в Греции все так плохо, почему Кудрин торопит Путина, а Киселев — западник. На эти и другие вопросы отвечает главный специалист Дождя Станислав Белковский.

Монгайт: Я предлагаю начать с вопроса, который встречается чаще всего, он связан с новостями сегодняшнего дня. Вот, например, Юлия Кальмайер спрашивает: «Похоже на то, что возобновление расследования мэра Нефтеюганска связано с начавшимся исполнением решением Гаагского трибунала. Согласны ли вы с этим? Если да, то чего они пытаются добиться новым уголовным преследованием МБХ? Если нет, то какого, извините, рожна?», — спрашивает Юлия.

Белковский: Если на телеканале Дождь когда-нибудь появится вакансия заместителя главного специалиста, то ее следовало, безусловно, предложить Юлии Кальмайер, потому что, я думаю, она абсолютно права в данном случае. Это ассиметричный политический ответ Кремля на успехи бывших акционеров ЮКОСа об аресте российского имущества в ряде европейских стран на основании известного решения третейского арбитражного суда в Гааге. Поскольку Россия проспала эти решения, мне кажется…

Монгайт: Что значит — проспала?

Белковский: Много лет подряд Россия участвовала в этом процессе. Она сама назначила арбитра американца. Потом, когда арбитр-американец, назначенный Россией же, проголосовал против российской позиции и за взыскание с России 50 млрд. долларов убытков от искусственного банкротства ЮКОСа и враждебного поглощения его «Роснефтью», то Россия неожиданно начала заявлять, что она не признает юрисдикцию этого третейского суда, что, конечно, абсурд и горький смех, потому что, помимо назначения арбитра, Россия все эти годы участвовала в процессе с помощью двух крупных и влиятельных американских адвокатских фирм. Тем самым, де-факто признала юрисдикцию суда, говорит, что она ее никогда не признавала после поражения. В этом трудно кого-то убедить в Европе и в евроатлантическом мире в целом. Поскольку симметричного ответа в России не осталось, снять арест или отсудить решение Гаагского третейского суда обратно не получится, то, значит, применяется ассимметричная технология. Ходорковский объявляется убийцей и, скорее всего, он будет объявлен в международный розыск, но посмотрим, конечно, какие свидетельские показания, доказательства, улики прямые или косвенные.

Монгайт: А вы думаете, они уже готовы, эти все свидетельский показания?

Белковский: Может, еще и нет, но все-таки скоро генерал Маркин Владимир Иванович, бывший, кстати, журналист и продюсер телеканала НТВ должен будет и предъявить, и тогда-то мы их увидим. Но, может быть, будут какие-то показания уборщицы ЮКОСа, которая расскажет, что она вытряхивала урну и неожиданно обнаружила записку, написанную почерком Ходорковского с приказом убить Петухова. Но тут под боемоказываются, конечно, всякие друзья и соратники Ходорковского, находящиеся на территории России.

Монгайт: То есть, например, Платон Лебедев?

Белковский: И Платон Лебедев, который, хотя уже свое отсидел, а по понятиям, которых придерживается и Владимир Путин, расстреливать два раза уставы не велят, и многочисленные сотрудники организации «Открытая Россия», которые сегодня сотрудничают с Ходорковским. То есть, я не исключаю взятие заложников, которыми Кремль будет торговать, чтобы как-то изменить позицию истца. При этом, как мы знаем, сам Михаил Ходорковский вообще отрицает свою как формальную, так и фактическую вовлеченность в этот процесс, заявляя, что с 2004 года, когда он передал свою долю собственности в ЮКОСе партнерам во главе с Леонидом Невзлиным, он не имел к этому никакого отношения, но конспирологическое кремлевское сознание, которое сегодня парит над всей российской политикой, экономикой и правовой системой и царит в них же, отказывается принимать этот аргумент. То есть, в Кремле, я думаю, уверены, что за всем все равно стоит Ходорковский.

Монгайт: Вот несколько есть вопросов, развивающих эту тему, например, в группе подписчиков Дождя уточняют, что на самой пресс-конференции 2014 года Путин на вопрос про третье дело ЮКОСа говорил, что он не видит перспектив этого дела, уже в менее удобной для такого объявления обстановке, на выходе в неприглядных ракурсах инициирует этот вопрос и объявляет о возможности помилования. То есть, в 2014 году отказывался, сейчас вдруг решил, что все-таки возможно. Или это как бы не он?

Белковский: Нет, это он, конечно, без него такие вещи не делаются, но обстановка изменилась. Во-первых, тогда, перед сочинской Олимпиадой, Путин предпринимал последнюю попытку стратегически и тактически сдружиться с Западом, которая рухнула из-за обструкции сочинской Олимпиады и из-за технической аварии путинского вертолета в Сочи в феврале, которая была расценена многими представителями его окружения, особенно силовиками, как попытка покушения на нашего вождя, и, конечно, главная революция на Украине 22 февраля, воспринятая Путиным как личное оскорбление и попытку сместить не Януковича, а лично его, Путина.

Кроме того, Михаил Ходорковский за последние полтора года вовсе не отсиживался в тишине, о чем можно было бы подумать после его первой пресс-конференции в музее Берлинской стены в конце 2013 года, а, напротив, достаточно резко нападал на Путина, но нападать на Путина можно, а вот арестовывать счета, российские активы в целом и счета в частности, принуждая Российскую Федерацию к выплате многомиллиардных долгов, что, конечно, сегодня для Российской Федерации не самое большое счастье с учетом непростого финансового положения страны, усугубляемого санкциями и самоизоляцией путинского режима, это уже нельзя.

Монгайт: Зрители в продолжение спрашивают: «Скажите, пожалуйста, почему за ЮКОС расплачиваться должны будут в конечном итоге все россияне: ценами, зарплатами, налогами и т.д. Отбирали-то конкретные личности с конкретными счетами там же, на Западе».

Белковский: Одни россияне голосовали за Владимира Путина, другие отнеслись к этому вполне равнодушно. Поэтому мы все — и те, кто голосовали за Путина и те, как я, за него не голосовал —  будем расплачиваться. Это справедливо.

Монгайт: У нас есть звонок. Давайте зададим вопрос Станиславу, если он, действительно, у вас еще остался.

- Добрый вечер. Санкт-Петербург, Татьяна. Как вам дебаты? Стал ли вам ближе и понятнее абстрактный, как намедни вы выразились, и далекий для вас политик Навальный?

Белковский: Нет. Как раз Навальный для меня не абстрактный. Я неплохо его знаю, просто мы не виделись несколько лет. И я вообще считаю это правильным, потому что моя безопасность при Владимире Путине, по-моему, обеспечивается тем, что Путин не помнит о моем существовании. Я надеюсь, что к моменту…

Монгайт: А вы уверены, что не помнит?

Белковский: Мне так кажется. Я имею основания так полагать. Я думаю, что к моменту, когда Алексей Анатольевич Навальный станет президентом России, он тоже забудет о моем существовании, и поэтому моя безопасность будет пролонгирована еще на неопределенный срок. Навальный проявил себя так, как и должен был проявить. Это напомнило мне исторически известные предвыборные дебаты между Ричардом Никсоном и Джоном Кеннеди в 1960 году, когда дебаты впервые транслировались по телевидению, тогда еще диковинному, и все, кто смотрели эти дебаты по телевизору, поддержали Кеннеди, потому что внешне он был выигрышней гораздо, визуально. А те, кто слушал их по радио, поддержали Никсона, поскольку Никсон был глубже. Я думаю, что в полемике Навальный-Чубайс мы можем найти черты того самого хрестоматийного примера дебатов Никсона-Кеннеди.

Монгайт: Я хотела бы спросить, точнее, присоединиться к вопросам, связанным с обстановкой, в которой прощались с Примаковым буквально еще вчера. Зрители спрашивают: «Станислав, какой бы была Россия сегодня, если бы в 1999 году не было бы отставки Примакова? Вероятно, такого ошеломительного обогащения кооператива «Озеро» точно бы не было. В остальном как было бы?».

Белковский: Ошеломительного обогащения кооператива «Озеро», конечно, не было бы, поскольку ни Евгений Максимович Примаков, ни близкие фигуры его окружения не имели к этому кооперативу никакого отношения. Но это не значит, что все было бы идеально.

Монгайт: А что было бы?

Белковский: Потому что Примаков собирался приходить во власть не один. Он приходил с Юрием Михайловичем Лужковым, чьи интенции и потенции в отношении абсолютно честного обогащения за счет бюджетов разных уровней всем известны. Он еще приходил с пулом губернаторов, которые тоже весьма снисходительно покровительственно относились к возможностям использования административного ресурса для превращения его в миллиарды в долларах и в других валютах. Поэтому я не уверен, что мы победили бы коррупцию в случае президентства Примакова.

Но, конечно, мне представляется Евгений Максимович Примаков фигурой и личностью более масштабной, чем Путин, более понятной и прозрачной, более системной, более предсказуемой на уровне базовых мотивов своего поведения, как в политике, так и за ее пределами. Неслучайно я поэтому прекрасно помню, что в 1999 году и США, и Евросоюз поддерживали Примакова, хотели видеть его президентом России.

Монгайт: Как они это вообще выражали?

Белковский: Они выражали это через дипломатов и экспертов, которые все время говорили, что хорошо, если на смену Ельцину придет Примаков, и стоило огромных трудов тогда группе поддержки Владимира Путина убедить Запад, что Путин тоже ничего. И Путин, собственно, тоже пытался Запад в этом убедить первые несколько лет своего правления, пока не разочаровался в том, что он считает тотальным обманом западных стран.

Монгайт: Мария Гулиа спрашивает: «Зачем Путин попросил организовать государственные похороны Примакова? Почему их провели в столь нарочито советских традициях?». Вообще, у вас есть такое ощущение?

Белковский: Их провели в нарочито советских традициях, поскольку Евгений Максимович был нарочито советским политиком и государственным деятелем. Он был из той эпохи. Как мы помним, 1929 года рождения, первые крупные шаги в политической карьере он сделал еще при советской власти. А для Путина было все-таки важно показать, что он имеет отношение к этому титану и, тем самым, некую ниточку между собой и Примаковым и остатками советского истеблишмента протянуть.

Монгайт: То есть, он считал Примакова титаном?

Белковский: Безусловно, хотя он не относился к нему нежно, я думаю, иначе он бы дал ему должность более почетную, чем президент Торгово-промышленной палаты, что в ситуации 2001 года выглядело несколько унизительно для человека, который совсем недавно остановился в полукилометре от президентского кресла. Но все равно Путин, конечно, относился к нему с большим уважением, во многом потому, что сам Примаков не был коррумпером.

Монгайт: У нас есть вопрос по телефону. Задавайте, пожалуйста. Мы вас слушаем.

- Здравствуйте. Екатеринбург, Дмитрий. Создается впечатление последние полгода, особенно 3 месяца, что от 40 лет и до 55 те, кто влияет на умы людей, и те, у кого еще осталась совесть, они потихонечку готовят пути для отступления, чтобы им после падения этого режима через лет 7-8 не было так стыдно, они бы могли говорить, что в это время они что-то такое делали, то есть, какой-то свежий воздух или правду говорили. Пример: Константин Эрнст иногда выпускает какие-то передачи, какие-то фильмы, за которые ему не будет потом стыдно. Прокомментируйте, пожалуйста.

Монгайт: В чем суть вопроса, вы поняли?

Белковский: Да, я понял. Не кажется ли мне, что значительная часть представителей путинской элиты ведут себя в профиль, как крысы, готовы сбежать с тонущего корабля, хотя анфас они абсолютные путинцы. Это правда, но все-таки изображения анфас всегда были убедительнее, чем в профиль. И спрашивать их всех будут не по поводу фильмов про Бродского, а, в основном, по информационному вещанию Первого канала с распятым мальчиком. И здесь уже соскочить не удастся. Вернее, если соскакивать, то самое позднее — прямо сейчас. А лучше было бы еще пару лет назад.

Монгайт: У меня есть такой вопрос, который тоже повторяется часто в социальных сетях: «Станислав Александрович, объясните, пожалуйста, просто и понятно, почему в Греции экономически все так плохо и кто в этом виноват?».

Белковский: Я думаю, в этом виноват героический греческий народ — строители особого социализма, которые, кстати, как мы знаем, этнически не имеет никакого отношения к древним грекам. Только наследует их брак.

Монгайт: А кто они, турки?

Белковский: Это такая средиземноморская смесь, знаете. Важный элемент средиземноморской кухни в целом. Отчасти и турки, отчасти и славяне, кто только не я. Позиция греческого народа всегда состояла в том, что работать надо не особенно, поскольку благополучие валится с неба, вот оно и довалилось с неба. В общем, это было прогнозируемо еще несколько лет назад, плюс все это помножено на звериный популизм партии СИРИЗА, которая сейчас является правящей и которую представляет нынешний премьер-министр Греции Ципрас. Причем Ципрас еще считается в СИРИЗЕ представителем умеренного крыла, там значительная часть его фракции требует от премьера гораздо более жесткой позиции в отношении Евросоюза.

И по старому известному анекдоту про Рабиновича, по старому и вполне приличному, поэтому я могу его процитировать. Помните, как Рабинович ворочается в постели и жена его спрашивает: «Что случилось?». Он говорит: «Мне завтра отдавать долг Хаймовичу, а у меня денег нет». Жена открывает окно и кричит в окно: «Хаймович, Рабинович тебе должен денег, но завтра их не отдаст». После чего возвращается к Рабиновичу и говорит: «Пусть теперь Хаймович не спит». Пусть теперь Евросоюз не спит. Это, по-моему, сознательная и бессознательная позиция греческого правительства и значительного большинства греческого народа.

Монгайт: Марина Игнатьева спрашивает: «Выйдет ли Греция из ЕС все-таки?».

Белковский: Из ЕС, я думаю, не выйдет, но дефолт ее вполне возможен, об этом мы узнаем в ближайшие часы, и легкой жизни у Евросоюза в связи с Грецией не будет, а позиция наглого иждивенца и заведомо               несостоятельного должника, она иногда становится настолько психологически комфортной, что человек уже не чувствует ни стыда, ни каких бы то ни было других проблем, связанных с этой ролью. Он играет ее до конца.

Монгайт: У нас есть еще один звонок. Задавайте вопрос, пожалуйста.

- Здравствуйте. Станислав Александрович, в своих интервью ранее вы много раз говорили, что все прошедшие последние 15 лет наши нефтяные трубы и газовые трубы качают фактически в один карман. И хотелось бы узнать: когда у нас поменяется руководство страны, где мы будем искать эти деньги? Сейчас у нас Греция объявляет дефолт, с Кипром уже провели изымание средств в 10%-м размере. Я думаю, этот сценарий еще ждет Европу. Где мы будем искать средства, скажите, пожалуйста. И где, чтобы прокуроры на будущее знали, чтобы граждане имели хоть какое-то представление, а то вот это безобразие, сколько оно еще будет продолжаться? Хочется услышать вразумительный ответ. Большое спасибо.

Белковский: Я не говорил, что деньги текут в один карман. Они текут в несколько десятков карманов разной степени объема, широты и долготы. Хотя, в целом, по сравнению с численностью населения России, это можно считать одним карманом. Где находятся деньги — достаточно хорошо знает Федеральное бюро расследований США, поэтому, когда режим сменится, я думаю, что в этой студии мы с представителем ФБР США устроим лотерею. Он привезет с собой несколько секретных файлов, и мы будем разыгрывать, какой файл вскрыть первым, какой вторым и где бы нам найти эти деньги.

Монгайт: Вообще, я считаю, что наша программа должна называться «Когда кончится это безобразие?», или это должно быть неким слоганом нашей передачи, потому что это тот вопрос, который задают Станиславу чаще всего.

Белковский: Но тогда, если этот слоган будет появляться на экране, то зритель будет считать, что речь идет о самой программе.

Монгайт: Только в ней вы можете узнать, когда она кончится.

Белковский: Когда закончится это безобразие, я уже говорил неоднократно в этой студии, по зороастрийскому календарю — в марте 2017-го, а больше не знаю.

Монгайт: Тут есть вопрос, который меня очень заинтересовал. Я не могу не спросить, потому что я тоже не знаю на него ответ: «Вредно ли жить рядом с телевизионной башней? И если да, то каков радиус электромагнитной опасности?».

Белковский: Жить рядом с телевизионной башней, безусловно, вредно, но вопрос не в электромагнитной опасности, а в содержании информационно-аналитических программ, которые транслирует эта башня на расстоянии в десятки тысяч километров. Поэтому никуда от нее не скрыться и лучше иметь телевизор, настроенный на один канал — оптимистический телеканал Дождь. И, как показывают данные Московской ассоциации психиатров и Всероссийская ассоциация психологов, в целом, количество самоубийств в аудитории телеканала Дождь на 72% меньше, чем в аудитории Первого канала. Обращений к психиатрам по поводу депрессий и неустойчивых эмоциональных состояний на 43% меньше у аудитории Дождя, чем у аудитории телеканала НТВ. Смотрите Дождь — и будет вам счастье.

Монгайт: Не хотите ли ответить все-таки на вопрос про электромагнитную опасность? Опасно жить рядом с башней или нет? Меня, действительно, это волнует.

Белковский: Нет, с башней рядом жить опасно совсем в другом смысле.

Монгайт: Екатерина Рогова спрашивает: «Станислав, что вы посоветуете почитать, чтобы сложилась такая картина мира, чтобы я сама могла отвечать на все вопросы?». Видимо, без вас, Станислав.

Белковский: Для начала, можно почитать словарь Брокгауза и Ефрона, так сказать, Британскую энциклопедию. Когда вы их успешно выучите наизусть, можете переходить и на Википедию. И тогда вы забудете вашего главного специалиста как страшный сон.

Монгайт: У нас есть вопросы, которые сегодня задавали Станиславу на улице. Давайте их тоже послушаем.

- У меня вот такой вопрос: почему отменили наши проезды? Ну, в общем, социальные карты не будут действовать с 1 августа по Москве.

Белковский: Потому что, как мы здесь уже с вами говорили, но это всегда не зазор повторить, вся философия реформ сводится к переносу центра тяжести национальных расходов с крупных предприятий и их собственников на население. И упразднение социальных карт — это совершенно отвечающие этой философии меры экономики и бюджетных расходов в ситуации, когда финансовое положение России ухудшается и из-за санкций, и из-за нарастаний неэффективности управлений нашей экономикой на самых разных уровнях.

Монгайт: Есть несколько хороших вопросов в твиттере. Я бы хотела передать этот вопрос: «Кто убил Игоря Талькова?».

Белковский: Я помню две версии: одну о том, что его убили охранники певицы Азизы Мухамедовой, а другую, что, собственно, администратор Валерий Шляфман. Есть и комбинированная версия о том, что Шляфман попал в него случайно, сражаясь с охраной Азизы Мухамедовой, с которой Игорь Тальков боролся за очередность выступления в том самом роковом концерте. Но, впрочем, признать себя большим специалистом и, тем более, главным в этом вопросе, я не могу.

Монгайт: Нет, вы не должны отказываться, вы — главный специалист во всех вопросах. Если бы вы были не главным специалистом, вы просто не вспомнили бы обстоятельств гибели Игоря Талькова.

Белковский: Сейчас наш контрагент выучит Британскую энциклопедию наизусть, и моя карьера, наконец, закончится. И уже другие люди будут с агентами здесь, в студии, выяснять отношения.

Монгайт: У нас есть еще звонки  по телефону, которые я хотела бы, чтобы хотя бы один прозвучал до рекламы. Спрашивайте, пожалуйста.

- Добрый вечер. Евгений, я из Белгорода. Сейчас поднялся опять вопрос в Следственном комитете об убийстве Петухова — мэра Нефтеюганска. Как вы думаете, с чем это связано? С тем, что арестовывают имущество, с этими оплатами в 50 миллиардов долларов? Объясните, пожалуйста.

Монгайт: Евгений, вы не прослушали начало нашей программы. Станислав уже, к сожалению, ответил на этот вопрос.

Белковский: Я, конечно, ответил весьма подробно, я думаю, что если вы пересмотрите программу сначала, то вы получите исчерпывающий ответ.

Монгайт: У нас был еще один звонок. Задавайте, пожалуйста, вопрос.

- Добрый день. А, скажите, пожалуйста, такой вопрос к гостю программы: как вы можете прокомментировать заявление бывшего министра финансов Кудрина о досрочных выборах президента?

Белковский: Я думаю, что это личная инициатива Алексея Леонидовича Кудрина, а не хитрый кремлевский план. Неслучайно самые разные представители Кремля — от пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова до шефа президентской администрации Сергея Иванова —  тут же заявили о неприятии такого сценария, и понятно, что Путин, как человек консервативного психотипа, не станет принимать столь радикального решения без каких-то очень веских основания, а таких оснований сегодня во главе Путина не просматривается, как он сам об этом говорит. Банкир Андрей Костин, глава банка ВТБ, даже заявил, что Кудрин банально не выспался перед заседанием Петербургского международного экономического форума, где этот тезис был озвучен им.

Я думаю, что Алексей Кудрин просто очень хочет стать председателем правительства Российской Федерации, а для этого нужно, чтобы как можно быстрее подошел к концу нынешний президентский срок Владимира Путина, до конца которого премьерство строго обещано политическому сыну действующего президента Дмитрию Анатольевичу Медведеву.

Монгайт: В твиттере спрашивают: «Бытие определяет сознание?»

Белковский: Я — объективный идеалист, поэтому я считаю, что сознание определяет бытие.

Монгайт: Тогда самое время выйти на рекламу. Мы вернемся через буквально несколько минут.

 

Монгайт: У меня есть вопрос от себя. Сегодня очередная новость связана с беглым банкиром Пугачевым, бежавшим из России в Англию, и там особенно искренне рассказывающим о российской политической жизни. Буквально вот завтра он расскажет в программе Ксении Собчак о том, как был устроен его бизнес и как устроен бизнес его бывших соратников. И сегодня появилась информация, что на него было покушение — обнаружена какая-то бомба. В общем, с каждым днем все больше и больше информационных поводов дает банкир Пугачев. Как вы считаете, почему сгустились тучи именно вокруг этого человека?

Белковский: Потому что он обанкротил свой банк — Межпромбанк, и эти деньги находятся в розыске вместе с ним — это миллиарды долларов.

Монгайт: Как это связано? Он пытается выдать себя за жертву?

Белковский: Сергей Пугачев сейчас находится под риском экстрадиции в Российскую Федерацию, поскольку в Великобритании он не считается общественным мнением политическим беженцем.

Монгайт: То есть ничего хуже с банкиром произойти не может в принципе?

Белковский: Да. Но как-то надо было заниматься политикой раньше — создать какую-нибудь партию небольшую, поддержать Алексея Навального демонстративно перечислив ему на Яндекс.Кошелек 10 тысяч рублей на выборы мэра Москвы в 2013 году. А, собственно, петух уже клюнул когда банкира в темечко, светиться поздно.

Монгайт: То есть он пытается очень быстро стать политическим беженцем?

Белковский: Да. Искренность банкира Пугачева — она в стиле психоделики 80-х, потому что он рассказывает, что он привел Путина к власти, что не так. Что якобы он имел кабинет в Кремле напротив Путина. Я думаю, может быть, он не знал Путина в лицо, поэтому так считал до определенного момента. Нет, Сергей Викторович Пугачев — человек трудной судьбы. Он сидел в тюрьме еще при советской власти.

Монгайт: А за что он сидел?

Белковский: За какие-то экономические дела, скажем так. Потом он возглавлял Северный торговый банк в Санкт-Петербурге, и тогда, действительно, познакомился с Путиным. Межпромбанк, сделанный в Москве, был расчетно-кассовым центром управления делами президента, где Путин был заместителем управляющего делами Павла Павловича Бородина. То есть они как-то все время пересекались с Путиным, но Пугачев никогда не воспринимался экспертным сообществом, знающими людьми как нечто, к Путину близкое. Если бы это было так, то сейчас бы правоохранительные органы не требовали бы его экстрадиции. Поэтому Сергей Викторович придумывает все новые и новые легенды о том, что он — главный политический борец с режимом действующим, с кровавым режимом.

Но, правда, на мой взгляд, он не очень последователен в своей линии. Потому что если он настаивает на том, что его экстрадиция будет носить политический характер, то это одно. А если российские спецслужбы собираются убить его в Лондоне — то это совсем другое. Тогда Великобритания должна его с точки зрения собственных интересов как можно быстрее выдать, чтобы российские спецслужбы разбирались с ним за пределами Соединенного Королевства по возможности. Поэтому я бы посоветовал Сергею Викторовичу не проходящего мужества, а, главное — последовательности своих показаний.

Монгайт: Вы бы сейчас ему что посоветовали? Он уже использовал несколько больших важных ходов: он сообщил, что он назначил Путина президентом, он сообщил, что на него покушаются — бомбы подложили. Что дальше делать?

Белковский: Я думаю, желательно, чтобы завтра он снял Путина с поста президента, не дожидаясь марта 2017 по зороастрийскому календарю. Это поможет не только ему. Боюсь, другого выхода у него уже не осталось.

Монгайт: В фейсбуке Иван Пивсаев задает вопрос: «Станислав, сначала сенатор Добрынин выступил за геев, потом Дмитрий Киселев. Это им в администрации президента поручили? Стоит ли ждать изменения отношения государства к ЛГБТ? Если да, то Запад закроет глаза на остальные нарушения прав человека или это будет такой шаг как мини-санкции?». В общем, Иван действительно думает стратегически. Это действительно было так странно, когда Киселев так неожиданно поддержал геев, которых только что же хотел превратить в радиоактивный пепел. Он очень непоследователен.

Белковский: Не в радиоактивный пепел. Он предлагал сжигать сердца геев. Это другой сюжет. Но это неважно. Нет, Дмитрий Киселев в глубине души западник. Вы знаете, что главный предмет его гордости — это период женитьбы на англичанке. Правда, по моим данным, эта женитьба закончилась несколько трагически, но это другой вопрос. Мы не будем вторгаться в личную жизнь Дмитрия Киселева, кем бы он ни был. Он же не призвал к легализации гей-браков, он сказал, что, возможно, гражданский союз. Ну помните, была такая партия «Гражданский союз», созданная промышленниками и предпринимателями.

Монгайт: Станислав, не делайте вид, что это не сенсация. Это сенсация.

Белковский: Нет, это совершенно не сенсация, потому что, как мы уже давно убедились на протяжении всей карьеры Дмитрия Киселева, у которого 15 лет назад была фишка говорить по-русски с английским акцентом, конечно, он мог бы говорить и без английского акцента, но тогда не было бы фишки.

Монгайт: А сейчас с украинским, наверное.

Белковский: Потому что он был совершенно вытеснен его бренд из эфира Евгением Киселевым. И даже когда студентам рассказывали про Дмитрия Киселева, они перебивали и говорили: «Вы, наверное, ошибаетесь. Не Дмитрий, а Евгений Киселев». Поэтому Дмитрию Киселеву все равно, что говорить. Сенсации нет. Он — как Владимир Вольфович Жириновский.

Монгайт: Но это все-таки из администрации президента пришел намек? Может, там кто-то что-то…

Белковский: Нет, администрация президента в значительной степени состоит из геев, как и руководство федерального правительства и госкорпорация естественных монополий. Когда в 2001 году поменялось руководство «Газпрома», то через несколько месяцев в журналистской среде и в экспертном сообществе возникла шутка, что в «Газпром» пришел «Голубой поток». Поэтому здесь Кремль немножко разрывается между двумя полюсами. С одной стороны, русскому народу с его духовными скрепами, третьим Римом и вторым Иерусалимом надо объяснять, что однополая любовь — это очень плохо. А с другой стороны, надо как-то правильно материально, морально и политически поддерживать тех многочисленных геев, которые занимают ключевые позиции во власти. Поэтому для элит у нас гомосексуализм — хорошо, для народа — плохо. И вот власть балансирует на этой тонкой грани, как, впрочем, она привыкла делать. И поэтому вряд ли она испытывает от этого избыточный дискомфорт.

Монгайт: Это не единственный вопрос на эту тему. Зрители спрашивают: «Станислав, как вы считаете, почему Путин или Песков до сих пор не высказались на тему такую «вкусную» как разрешение однополых браков в США? Ведь так по-пацански, в своем шутливом стиле завернуть могли бы, что все 89% еще бы долго ржали над шуткой».

Белковский: Нельзя же обижать соратников по Кремлю, правительству и «Газпрому».

Монгайт: Они действительно думают на эту тему?

Белковский: Кто? В правительстве?

Монгайт: Они действительно думают про соратников?

Белковский: Ну, конечно. А как? Зачем обижать людей? Одно дело — транслировать что-то с экрана Первого канала простому народу. Другое дело — подставлять своих. Нет, это не путинский стиль, он своих не подставляет.

Монгайт: У нас есть несколько звонков по телефону. Задавайте, пожалуйста, вопрос Станиславу. Видите, он отвечает на любые вопросы.

- Здравствуйте. Меня зовут Ирина. И я бы хотела задать такой вопрос, возможно, недостаточно компетентный. Подскажите, пожалуйста, сейчас весь мир следит за событиями в Греции. И могут ли такие события наступить в Украине, учитывая, как сейчас мировое сообщество дает в долг, через некоторое время такое же с Украиной случиться? Хотелось бы услышать ваше мнение.

Белковский: Да, нечто похожее, не совсем то же самое, но нечто схожее может случиться и с Украиной. Причем, это и не скрывается, и украинские чиновники во главе с министром финансов Натальей Яресько и внешние наблюдатели, инвестиционные банки, работающие с Украиной, заявляют, что дефолт Украины возможен до конца июля текущего года. И Яресько говорит, что дефолта можно избежать в случае принятия программы реструктуризации долгов, предполагающей списание 40% их сумм. Консенсус между Украиной и кредитором по этому поводу пока не найден, поэтому как бы жестко это ни звучало, дефолт Греции очень выгоден для Украины, поскольку в любом случае он сделает потенциальный дефолт Украины второстепенным по экономическо-информационной значимости события.

Монгайт: А дефолт Украины неизбежен?

Белковский: Нет, его можно избежать. Но если до конца июля не будет найден компромисс между Украиной и кредиторами, как он практически не найден между Грецией и кредиторами, то вероятность дефолта существенно превосходит 50%.

Монгайт: У нас есть еще один вопрос. Задавайте, пожалуйста.

- Здравствуйте, меня зовут Григорий. У меня такой вопрос. Вот есть сказка про Чиполлино, особенно ее начало. Как вы считаете, мы придем к тому моменту, когда нам объявят налог на воздух?

Белковский: Да, я думаю, что сама логика развития финансово-налоговой системы не исключает такого развития событий, потому что все-таки воздух производят в основном лесные массивы. А, например, в московском регионе они почти целиком находятся на территории дач высокопоставленных людей. Собственно, парки и скверы города Москвы в значительной степени вырублены, поэтому высокопоставленные люди могут объявить себя легкими города и ввести налог на воздух. Я этого не исключаю. Опять же, это соответствует философии переноса тяжести национальных расходов на население с богатых и знаменитых.

Монгайт: У нас есть еще куча вопросов с улицы, куча вопросов из социальных сетей. Давайте еще один вопрос с улицы, чтобы мы перед улицей были чисты.

- Я хотел бы обратиться к вам с одним вопросом: когда закончится беспредел в городе Москва? Когда закончится беспредел в России? Чиновники ничего не делают, воруют, пишут отписки. Я неоднократно, занимаясь деятельностью, связанной с бизнесом, обращался в различные инстанции префектуры, по праву и прочее. Мне присылают какие-то глупые письма на тему того, что…простейший вопрос: «Не читаются кнопки в лифте», мне пишут, что механик их умеет читать, а остальные все вроде как не при чем. Это уровень главы управы. Если продан земельный участок на территории двора, который по закону не может быть продан…

Монгайт: Зритель задал очень много вопросов. Первый вопрос как всегда про беспредел, а потом — почему не читаются кнопки в лифте, тоже надо будет ответить.

Белковский: Беспредел  — это вообще очень наше российское свойство, поскольку в России традиционно низок уровень правовой культуры. И без изменения этого уровня беспредел мы не победим. Особенно в Москве, которая строилась как столица хаоса. Основная идея Москвы — это хаос, который сдерживается лишь концентрическими кругами, в основном, сталинских высоток, кольцевых автодорог и т.д. Изначальная идея Петербурга — порядок, а не хаос. Но, естественно, как всегда в России, полного порядка соблюсти не удалось. Поэтому беспредел будет продолжаться еще десятилетия, даже тогда, когда изменится политическая система.

Эта проблема гораздо более глубокая и серьезная, чем вопрос о том, кто находится у власти в нашей стране и, тем более, в городе Москве. А что касается кнопок лифта — возможно, это дизайнерское решение. Сейчас становятся популярным такие решения. Во-вторых, это стимулирует развитие человеческой интуиции. Человек должен знать, примерно на какую кнопку ему нажимать. А на ту кнопку, на которую не нажимать — ее избегать.

Монгайт: Я вот со Станиславом в студии всегда ощущаю себя в полном порядке.

Белковский: Беспредела у нас нет.

Монгайт: Беспредела, хаоса нет, кнопки все читаются.

Белковский: Тем более, мы на первом этаже.

Монгайт: Интуиция выдающаяся. У нас есть несколько важных вопросов из социальных сетей, которые я должна задать, сколько бы звонков у нас ни было. Вконтакте спрашивают: «Когда начнутся массовые расстрелы?».

Белковский: Массовые расстрелы не начнутся никогда, потому что логика существующей власти — это выборочные репрессии, точечные, а не массовые.

Монгайт: И там же Вконтакте спрашивают: «Прибалтика наша?».

Белковский: В широком смысле — да. Я сам провел значительную часть детства на Юрмале, на Рижском взморье, я люблю эти пляжи, эти сосны, эти острова, в том числе, германские. Но это Прибалтика наша в смысле близости определенной части нас, наших людей ментально, ностальгически и культурно к Прибалтике. Но не в политическом смысле. В политическом смысле Прибалтика — это совокупность независимых государств. Но нам, конечно, остается Санкт-Петербург и Кенингсберг, он же Калининград.

Монгайт: У нас есть звонок по телефону.

- Станислав, я вас безумно ценю и уважаю, боюсь за вашу безопасность. Как вы считаете, кто победил: Навальный или Чубайс?

Белковский: Я думаю, что каждый из них проявил себя так, как и должен был проявить. Я уже говорил сегодня, когда сравнивал дебаты, на своем уровне, конечно, с дебатами Никсона и Кеннеди в 1960 году, Чубайс был более глубок, и поэтому понравился тем, кто ценит именно глубину и спокойствие. Навальный был более экспрессивен, поэтому для тех, кто ценит харизму и яркую наглость, более убедительным был Навальный. Поэтому встреча в этом смысле закончилась ничем.

Монгайт: Переходим к вопросам, которые задавали в интернете. Спрашивают зрители: «Станислав, скажите, пожалуйста, как так получилось, что все знают про Путина и его некий спорт-гарем. (Дмитрий Орлов почему-то знает, я ничего не знаю. Спорт-гарем он считает Кабаеву и Исинбаеву). Не помню никакого источника при этом, но все об этом знают. Это просто миф?».

Белковский: Я доподлинно тоже ничего не знаю про спорт-гарем, но знаю, что все утечки по этому поводу идут из ближайшего окружения Путина, поэтому очень трудно отделить правду в этих утечках от целенаправленных усилий по формированию имиджа великого мачо, перед которым ни одна женщина не устоит.

Монгайт: Спрашивают в фейсбуке: «Станислав, в молодежной среде сейчас развивается новое постмодернистское движение — эзотерический ельцинизм. В его основе лежит слегка ироничное почитание первого президента Российская Федерация, водки, веселья, свободы, ностальгия по 90-м, а также нелюбовь к коммунистам и надзирательной роли государства в целом. (Я собираюсь вступить, мне кажется, в это движение). Как вы думаете, насколько следующая эпоха развития России будет похожа на 90-е?».

Белковский: Следующая эпоха развития России уже не будет похожа на 90-е при всем уважении к покойному Борису Николаевичу Ельцину. Я не очень понимаю, что такого эзотерического в выпивании водки. Мне кажется, движение несколько льстит себе.

Монгайт: Театрализуют это дело.

Белковский: Отвлекают внимание от сути происходящего. Выпить можно и без Ельцина, хотя повесить его портрет на стену для оправдания никогда не помешает. Нет, следующая эпоха пройдет под знаком трансформации России в Европу. В 90-е годы вообще были детьми и не знали, что такое Европа и куда следует двигаться. Все-таки русский народ несколько повзрослел за это время, может быть, это позитивное следствие ельцинского и, как ни странно, путинского периода нашей новейшей истории.

Монгайт: Спрашивают зрители:  «Не могли бы вы объяснить, есть ли связь между телефонным разговором Путина с Обамой и сегодняшними санкциями? Что же там такого Путин наговорил, что ввели четвертый пакет санкций?».

Белковский: Ничего нового не наговорил, просто Запад исходит из того, что Минские соглашения не выполняются и нужно продолжать давить на Россию. Кроме того, ужесточается сам режим внутри страны, собственно, готовится так называемый патриотический список организаций нон-грата, иностранных организаций, в том числе, благотворительных, которые прекратят деятельность на территории России. Но мы должны понимать, что пока Владимир Путин остается у власти, санкции не снимут.

Монгайт: Последний очень короткий вопрос. И больше вы его задавать никогда не будете. «Скажите, есть ли жизнь на Марсе?».

Белковский: Как говорил известный персонаж фильма «Карнавальная ночь»: «Есть ли жизнь на Марсе, нету ли жизни на Марсе, наука не в курсе дела». Более убедительной формулировки за прошедшие с тех пор 50 лет я не встретил. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.