Белковский написал послание Путина

Что скажет президент Федеральному собранию
1 декабря 2015 Анна Монгайт
157 946 4

Главный специалист телеканала Дождь Станислав Белковский попробовал предсказать, о чём президент России Владимир Путин скажет в послании к Федеральному собранию 3 декабря.

Монгайт: В эфире «Прямая линия» со Станиславом Белковским, главным специалистом телеканала Дождь, который сегодня выступает в роли президента РФ Владимира Путина. Мы готовимся к его обращению к Федеральному собранию, это, наверно, самая главная речь президента в течение года. Что он скажет, знает только главный специалист телеканала Дождь. Наши зрители предполагали, что же будет говорить президент послезавтра. Речь будет произнесена 3 числа, ориентировочно в 12 часов дня. Мы главным образом будем говорить со Станиславом Белковским, который как человек, разбирающийся в вопросе и знающий президента как никто из вас (и уж точно), выскажет свои предположения, как, исходя из текущих событий, из повестки сегодняшнего дня и последнего времени, выступит президент.

Станислав, итак, как вы считаете, с чего он начнет?

Белковский: Я думаю, президент отметит, что у нас был достаточно сложный, но в целом успешный год, который подтвердил правильность тех стратегических решений, которые были приняты в предыдущие годы, в первую очередь в 2014 году, когда Россия окончательно вышла из тени мировых держав, заявила свои претензии на отдельную самостоятельную роль в глобальной политике, по просьбе подавляющего большинства населения Крыма присоединила полуостров к России, выступила в защиту соотечественников на Украине. В этом году мы начали вновь играть решающую роль в борьбе с мировым терроризмом, о чем свидетельствуют наши успешные усилия в Сирии Наши сирийские партнеры, в первую очередь президент Башар Асад и представители военного руководства Сирийской арабской республики, неоднократно подчеркивали, что всего за два месяца нашего военного присутствия в Сирии Россия сделала больше для борьбы с терроризмом, в частности Исламским государством /ИГИЛ (так называемое Исламское государство, ИГ) признана в России террористической организацией и запрещена на территории РФ/, чем США, их партнеры, за минувшие два года.

Нам предрекали экономический крах из-за санкций, его не случилось, безусловно. Объективные показатели, в том числе и данные объективного наблюдения за экономикой, свидетельствуют ровно об обратном. Инфляция стабилизирована на уровне 0,1%, это абсолютно нормальный плановый показатель, через который мы проходили и в прежние, самые благополучные годы, когда никаких санкций и конфликтных ситуаций с Западом не было. Это позволяет надеяться на то, что ЦБ РФ вскоре снизит базовую ставку, которая сейчас составляет 11%, что в свою очередь приведет к оживлению деловой активности в России. Прибыль российских компаний за период с января по сентябрь 2015 года составила приблизительно 6,5 триллионов рублей и возросла на треть по сравнению с аналогичным периодом 2014 года.

Монгайт: Кстати, откуда вы это знаете? Извините, я вас прерву.

Белковский: Послание к Федеральному собранию не лохи готовят!

Монгайт: Продолжим.

Белковский: Что привело к росту не только налоговых поступлений, но и свидетельствует о росте деловой активности. Индекс предпринимательской уверенности по данным такого независимого НИИ, как НИУ ВШЭ, растет постоянно со скоростью один процентный пункт в месяц на протяжении последних 4 месяцев. Это прекрасный показатель. В рейтинге Doing Business, который делается, замечу, не нами, а авторитетными международными институтами, Россия в этом году поднялась на 6 позиций, заняв 54 место, обойдя не только Италию как страну «Большой семерки», но, замечу, и Турцию, которая, видимо, ряд своих неудач в экономике и политике пытается прикрыть агрессивными действиями в отношении наших вооруженных сил и косвенной поддержкой террористов, не говоря уже о весьма сомнительной торговле энергоносителями, добываемыми на территориях, де факто подконтрольных террористическим организациям, в первую очередь ИГИЛ.

Сельское хозяйство в этом году показало рост на 3%, что полностью доказывает правоту нашей позиции в части импортозамещения в сельском хозяйстве и введенных нами контрсанкций, то есть ограничений на импорт продовольствия из стран, которые ввели санкции против РФ. Особо хочу подчеркнуть, что не мы были инициаторами введения санкций, не мы затеяли санкционную войну. Это сделали западные страны, движимые абсолютно ложными предпочтениями и приоритетами, действуя в фарватере гегемонистской политики Вашингтона, который никак не может успокоиться, что народы имеют право определять свои судьбы в мире без прямой санкции США. Это народ Крыма 98% голосов проголосовал сначала за независимость от Украины, а затем за воссоединение с Россией, что было абсолютно справедливым и оправданным историческим актом, полностью основанном на международном праве. Давайте вспомним, как происходил передел границ в современном мире на протяжении последних столетий. Более чистой и демократической процедуры принятия решения в смысле разделения государств и присоединения отдельных их частей к другим государствам мы не видели, не говоря уже об изначальной нелигитимности присоединения Крыма к Украине, которую, к сожалению, мы не смогли оспорить из-за хаоса начала 1990 годов, когда Россия была слишком слаба в силу как объективных причин, так и субъективных позиций элит, которые были не готовы и не способны драться за наши геополитические интересы.

Поэтому 2015 год еще раз показал, что мы на верном пути, и все, кто кликушествовал, кто говорит о том, что Россия полностью зайдет в тупик, что народное недовольство санкциями, ограничениями на импорт продовольствия и прочими эксцессами, неизбежно сопряженными с обретением Россией качественно новой роли на международной арене, приведут к краху нашей государственности, просчитались как минимум. Я не хотел бы хвастаться, но рейтинг президента РФ, рейтинг доверия существующей власти в 2015 году неуклонно рос и сейчас составляет почти 90%. Сейчас в результате террористической атаки, я не могу подобрать других слов, ограничена подача электроэнергии в Крым. Честно говоря, мы не рассчитывали на то, что украинская власть будет потакать террористическим атакам и фактически прикрывать их. Террористическую атаку сегодня связывают с именами людей, которые возглавляют так называемый незарегистрированный, даже по украинским законам в прежние годы… Я бы обратил на это внимание. Почему даже в так называемой свободной Украине эта организация никогда не была зарегистрирована, «Междлис крымско-татарского народа», на деле представляющая очень узкую прослойку людей, фактически наживавшихся на гуманитарной и технической помощи крымско-татарскому народу из внешних источников, самым крупным из которых была, как не удивительно, Турция. Крымско-татарский «Междлис» остается очень прочно завязан на Анкару, на турецкие спецслужбы и непосредственно лично на президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Весной 2014 года Эргодан занял достаточно конструктивную позицию, фактически заблокировав призывы крымско-татарского «Междлиса» к насилию, однако, видимо, сегодня позиция Анкары изменилась, следствием чего явилось не только уничтожение абсолютно мирного, незащищенного никакими дополнительными средствами российского бомбардировщика Су-24, не угрожавшего Турции, а выполнявшего исключительно боевые задачи по борьбе с терроризмом на территории Сирии, где мы действуем военным путем на основании законного и легитимного приглашения власти этой страны во главе с президентом Башаром Асадом, избранным демократическим путем, но и стимулирование террористических актов в сопредельных странах, что привело к отключению от электроэнергии Крыма.

Так вот, я хотел бы сказать: по последним данным социологов, полученным в те часы, когда в Крыму подается электроэнергия, потому что в полной темноте, как скажут любые ученые и аналитики, социологи работать не могут, для социологии нужен свет, не только в прямом, но и в переносном смысле. А сегодня уже, хочу заметить, в большинстве населенных пунктов Крыма электроэнергия подается 12 часов в день, несмотря на то, что Украина, вопреки своим обещаниям и громогласным заявлениям ее официальных должностных лиц во главе с премьер-министром Яценюком, так и не восстановила подачу электроэнергии, не отремонтировала линии электропередач, ведущие из Херсонской области в нашу республику Крым. Поддержка России, воссоединения с Россией, результатов референдума марта 2014 года неуклонно растет. Люди готовы перетерпеть временные лишения ради своего исторического выбора, ради той свободы, которую они избрали в марте 2014 года. Это еще раз доказывает нашу правоту, еще раз доказывает, что да, многие страны, многие силы в мире, особенно террористы, в бескомпромиссную борьбу с которыми мы вступили… Мы всегда занимали позицию бескомпромиссной борьбы с террористами, но во главе этой борьбы, в качестве флагмана мы выступили именно в уходящем 2015 году.

Очень многие силы хотят обуздать Россию, остановить нас, заставить нас принимать решения, не отвечающие нашим национальным интересам, а соответствующие весьма поверхностным представлениям ряда держав, в первую очередь США, о том, как должен быть устроен современный мир. Несмотря на это, и российский народ, и население таких проблемных регионов, как республика Крым, сталкивающееся с отключением электроэнергии, полностью нас поддерживает, и поддержка эта растет. Нас поддерживает и российская экономика, которая тоже начинает расти. Если цена на нефть не упадет ниже 50 долларов за баррель в 2016 году, то большинство экономистов прогнозируют экономический рост в диапазоне 1,5–1,8%. Это значит, что все объективные факторы и поддержка нашего народа на нашей стороне. Чего еще мы должны желать и требовать?

Монгайт: Я считаю, что, в принципе, Федеральное собрание сколько в прошлый раз аплодировало, 27? Эта речь должна была сопровождаться практически беспрерывными аплодисментами.

Белковский: Я, прошу прощения, не Владимир Владимирович Путин, поэтому не все могу говорить, но пока я окончательно не впал в образ, могу сказать, что нужно еще давать закадровый смех, как в соответствующих сериалах.

Монгайт: Я думала заранее подготовиться и записные аплодисменты ставить во время вашего монолога. В следующий раз мы будем подготовлены лучше. У нас уже есть звонок. Наши зрители включились в игру и уже предполагают, что должен сказать президент во время речи, которая будет обращена к Федеральному собранию 3 числа в 12 часов. Итак, мы вас слушаем, здравствуйте.

Марина: Здравствуйте, Марина, Москва. Я думаю, что чтобы знать, что скажет президент, надо смотреть на его окружение. Вы, наверно, заметили, что в его окружении нет ни одного человека с бородой. Я думаю, что это не просто так, и вам следует подумать и свою бороду заранее сбрить! Этого он вам так просто не простит!

Белковский: Это был вопрос не к президенту, а ко мне.

Монгайт: Да, видимо, люди всерьез понимают, что вы включились в борьбу за право произнести послание к Федеральному собранию. Чтобы у вас было больше шансов, надо сбрить бороду.

Белковский: По поводу бороды я хочу сказать, что Россия ― свободная страна. Я недавно был на открытии ― я сейчас, естественно, говорю не от своего имени, а от Владимира Владимировича ― Ельцин-Центра в Екатеринбурге, там мы, фотографируясь с представителями сегодняшней власти, деловых кругов, либеральной общественности в зале Свободы, на фоне слова «свобода», вспомнили о том, как много сделал Борис Николаевич Ельцин для того, чтобы дать России свободу. Я, конечно, как преемник и ученик Бориса Николаевича Ельцина, никогда с этого пути не сверну. Конституционный строй РФ предполагает как возможность ношения бороды, так и возможность отказа от этого права. Вместе с тем среди моих близких знакомых есть люди, которые специально отращивают бороду, чтобы тем самым показать близость духовным скрепам, определенным традициям русского народа.

Монгайт: Рамзан Ахматович, например.

Белковский: Рамзан Ахматович всегда носил бороду.

Монгайт: Еще малышом.

Белковский: Это соответствует традициям его народа, исламским традициям, безусловно. Например, мой близкий знакомый Владимир Абрамович Кехман, директор Михайловского театра, который, отрастив бороду, стал также директором Новосибирского театра и убрал из репертуара этого театра кощунственные постановки, сейчас я не помню, как они называются, которые оскорбляли чувства верующих, против которых тысячи верующих выходили на улицы Новосибирска. Поэтому, наверно, мне уже несвоевременно отращивать бороду, потому что весь мир привык видеть меня без бороды. Увидев меня с бородой, люди подумают: может быть, это не тот Путин, который отстаивает национальные интересы России, а какой-то новый Путин, с которым будет легче договориться? Чтобы ни у кого не было таких иллюзий, что я буду стоять на пути защиты национальных интересов России до конца, бороду я отращивать не буду. Но я ни в коей мере не буду препятствовать аналогичным шагам и решениям моих коллег, ближайших соратников и сотрудников, если такие решения будут ими приняты в полном соответствии с законодательством РФ.

Монгайт: Наша телезрительница Вера Кричевская в Фейсбуке предлагает нам представить себе ситуацию, что прямо накануне, уже наверняка же речь написана, все подготовлено, и вот такой неудачный момент. Песков доносит Путину, вероятно, в эти часы, детали жизни и судьбы братьев Чайка. Естественно, там есть факты, связанные с партнерством и деловым сотрудничеством детей господина Чайки и господина Цапка и его семьи. Что произойдет? Повлияет ли это как-то на речь и вообще на взгляды Владимира Владимировича на свое окружение?

Белковский: Я уверен, что Дмитрий Песков не докладывает Владимиру Путину никаких материалов.

Монгайт: Не докладывает о докладах Навального, да?

Белковский: Нет, вообще слово «Навальный» табуировано в Кремле, поэтому никаких материалов, связанных с Навальным, ни Песков, ни другие представители ближайшего окружения президента Путину просто не докладывают.

Монгайт: Да не может быть! Ему же наверняка интересно.

Белковский: Если ему интересно, он получает эти материалы по каналам ФСБ, возможно, даже те же самые, просто там убрано слово «Навальный». Возможно, ФСБ неоднократно докладывало Путину о сыновьях Чайки, о Цапках и обо все прочем. Но система так построена, что коррупция в этой системе не является большим грехом. Она скорее катализатор и неотъемлемое условие развития этой системы.

Но если бы этот вопрос действительно прозвучал, хотя бы даже подспудно, то на месте Владимира Владимировича Путина я бы ответил на него так. Сыновья генерального прокурора являются независимым бизнесменами. Конституция РФ и наши законы не запрещают родственникам государственных чиновников, в том числе представителей судебной власти, заниматься бизнесом. Если бы мы пошли путем создания ограничений на бизнес для родственников, это было бы абсолютно антиконституционными мерами, противоречило бы духу Конституции, принятой по инициативе Бориса Николаевича Ельцина в 1993 году, чего бы нам никто не простил. В первую очередь не простил бы наш российский народ, который сегодня столь консолидирован вокруг власти и ее стратегических решений. Что касается Цапков, то, наверно, если бы уважаемые критики власти были правы и сыновья генерального прокурора Чайки были бы связаны с Цапками, то эти люди никогда не оказались бы в тюрьме и банда Цапка не была бы разгромлена. Сам факт разгрома банды Цапка уже говорит о том, что радикальная оппозиция прибегает к определенным инсинуациям для того, чтобы дискредитировать судебную власть страны и органы прокуратуры любой ценой. Но кроме того, мы также знаем, что Юрий Яковлевич Чайка, которому недавно исполнилось 65 лет, готов покинуть пост генерального прокурора. По его инициативе с ним обсуждался вопрос о переходе на должность судьи Верхновного или Конституционного суда, возможно, даже в рамках заместителя председателя суда. Я не исключаю, что кампания, которая сейчас развернута, косвенной целью имеет нанести удар по высшим судам РФ, чего мы, конечно, не допустим, поскольку вся наша демократия базируется на незыблемом уважении к высшим судам.

Монгайт: А что, он действительно собирается переходить?

Белковский: Да, есть такая версия, что Юрий Чайка и его главный оппонент Александр Бастрыкин, в свое время уличенный сначала Александром Хинштейном, депутатом Государственной думы, близким к Чайке…

Монгайт: Известным правдорубом.

Белковский: … а затем Алексеем Навальным по стопам Хинштейна в том, что у его бывшей жены есть небольшая квартира в Чехии, в силу чего Навальный с присущей ему экспрессивностью обвинил Чайку в том, что тот является натовским шпионом, потому что Чехия ― страна НАТО. Видимо, Бастрыкин это принял слишком близко к сердцу, поэтому Навальный изначально и получил 5 лет настоящей тюрьмы, хотя политическим решением было дать ему 5 лет условно, что он в конечном счете и получил, чтобы соревноваться с Собяниным за пост мэра Москва, легитимируя тем самым исход этих выборов. Да. Что Чайка и Бастрыкин уйдут одновременно. Они почти ровесники, Чайка 1950 года рождения, Бастрыкин, если мне память не изменяет, 1953 года. Они уже люди, по российским меркам, не повышенного пенсионного возраста, они оба могут уйти в высшие суды, освободив дорогу молодым и сняв тем самым затянувшийся на много лет конфликт между Генеральной прокуратурой и Следственным комитетом.

Монгайт: Между собой и собой. А кто придет?

Белковский: Посмотрим. В обойме президента много достойных людей.

Монгайт: Я помню такое выражение, кадровый резерв.

Белковский: Начиная от Дмитрия Казака, который собирался быть генеральным прокурором еще в 2000 году, а сейчас погряз в делах Крыма, что не всем нравится, заканчивая нынешним министром юстиции Александром Коноваловым. Давно дебатируется вопрос о том, не объединить ли Генеральную прокуратуру и Министерство юстиции в единое ведомство, относящееся не к исполнительной, но к судебной власти. Это я сейчас говорю от себя, а не от Владимира Путина.

Монгайт: Я думаю, даже зрители понимают. Регистр меняется. Даже мы понимаем, что всё понимают зрители.

Белковский: Конечно.

Монгайт: У нас есть еще один звонок от зрителя, посвященный нашей сегодняшней теме, посланию к Федеральному собранию. Я вас слушаю. Здравствуйте, представляйтесь, задавайте вопрос, произносите реплику.

Евгений: Добрый вечер, Анна и Станислав.

Монгайт: Здравствуйте.

Белковский: Добрый вечер. 

Евгений: Евгений, Белгород.

Монгайт: Евгений, мы вас всегда узнаем!

Евгений: Спасибо. У меня такой вопрос. Какой будет ответ, как вы думаете? Чем отличаются боевики, которые едут из России воевать за ИГИЛ, которых мы бомбим, от боевиков, которые ехали и едут воевать за «ДНР» и «ЛНР», которых мы подкармливаем?

Монгайт: Как вы думаете, Станислав, может ли эта тема как-то быть освящена в послании президента? Потому что, в принципе, боевиков, которые едут воевать за ИГИЛ, часто вспоминают. Это повод, почему мы полетели спасать Сирию от злых сил, которые в ней воюют.

Белковский: От своего имени я бы сказал, что никакой разницы нет, безусловно. Люди, которые поехать воевать за так называемые Донецкую и Луганскую народные республики…

Монгайт: Сейчас это одни и те же люди в результате.

Белковский: Это разные по идеологической мотивации люди, хотя среди них есть люди с внеидеологической мотивации, например, так называемые аддикты. Это алкоголики, наркоманы, как недавно мне сообщили специалисты.

Монгайт: А я думала, аддикты войны.

Белковский: Нет, дух войны, безусловно, присущ человеку, аддикты войны там тоже есть. Но аддиктов войны значительно больше, чем людей, которые реализуют на практике привязанность к войне. Все-таки многие боятся. Среди тех, кто едет на войну, например, немало геймеров, то есть людей, привыкших к компьютерным играм в войну, которым уже не хватает градуса напряжения и экстаза в процессе занятиями компьютерными играми. Им уже нужна война по-настоящему.

Монгайт: Вы говорите о тех, кто едет или ехал воевать на Донбасс?

Белковский: На Донбасс и в ИГИЛ, просто в ИГИЛ еще едут мусульмане, люди, мотивированные  религиозным фактором. Точно так же, как на Донбасс едут воевать люди, мотивированные идеологическим фактором «русского мира». Их, конечно, не большинство, но они там есть в изрядном количестве, несмотря на то, что со всей очевидностью концепция «русского мира» развалилась.

А от имени Владимира Владимировича Путина я бы ответил на этот вопрос так: никаких российских боевиков на Донбассе нет. Есть только добровольцы, которые решили помочь нашим русским братьям противостоять абсолютно кровавой так называемой антитеррористической операции Киева, совершенно неоправданной ни военными, ни политическими причинами. Что же касается ИГ, то в его рядах, по разным данных, воюет от 4 до 7 тысяч граждан РФ. Если мы не остановим ИГИЛ и не нейтрализуем этих людей, которые добровольно стали террористами, то эти люди придут к нам на Северный Кавказ с оружием в руках и устроят нам приблизительно то, что террористы устроили в 1999 году, когда мы были вынуждены открыть второй фронт в Чечне, начать вторую войну в Чечне. К этим драматическим решениям я тоже был причастен. Я не хочу принимать эти решения вновь. Тем более сегодня на Северном Кавказе мир, мы должен делать все, чтобы туда не пришла война.

Монгайт: А он будет вспоминать теракт, связанный с самолетом «Когалымавиа»? Это же один из последних терактов.

Белковский: Самолет «Когалымавиа», как мы знаем, был сбит террористами ИГИЛ, за что эта террористическая группировка, запрещенная в России, взяла на себя ответственность, но мы неоднократно предупреждали наших западных партнеров, что их не слишком ответственная политика на Ближнем Востоке приведет к таким последствиям. Кто просил способствовать свержению легитимных режимов в странах Северной Африки и Ближнего Востока? Кто свергал Хосни Мубарака? Даже государство Израиль активно выступало за Хосни Мубарака и призывало США остановиться, не допустить свержения одного из самых стабильных режимов, при котором террористическая зараза не распространялась из Египта на сопредельные регионы, никто не сбивал наши самолеты ни на Синае, ни в какой-либо другой точке Египта. Кто просил свергать Муаммара Каддафи, пользовавшегося безусловной поддержкой большинства населения Ливии, и тем самым ставить Ливию на грань распада? Кто просил убивать лидера ливийской революции и насиловать его черенком от лопаты непосредственно перед смертью? Кто организовал неразбериху и хаос в Йемене, в силу чего уже теперь Саудовская Аравия ввела войска в Йемен, но военного успеха добиться не может, и хуситские группировки, завязанные на Иран, все более и более набирают обороты в этой стране? Наконец, кто просил свергать Башара Асада, при котором Сирия была в этом регионе не только оазисом мира и стабильности, но и демократии, пусть даже и специфической? Это Запад своими безответственными действиями породил новую террористическую волну. Поэтому мы должны «благодарить» США, пусть и условно, за то, что наш самолет был сбит над Синаем. Пока элиты Запада, в первую очередь США, не осознают меру своей ответственности за теракты, которые сегодня происходят с их легкой руки после так называемой «арабской весны», обернувшейся кровью и страданиями для десятков миллионов жителей этого региона, до тех пор поступательного движения к разрешению кризиса с современным глобальным терроризмом не будет. Я рассчитываю, что наши западные партнеры услышат нас в этом вопросе, в том числе и в вопросе о формировании единой и равноправной коалиции между НАТО и Россией в борьбе против ИГ.

Монгайт: Судя по тому, как свободно импровизирует главный специалист телеканала Дождь Станислав Белковский, люди, которые пишут речи Путина, просто даром едят свой хлеб, потому что все происходит так быстро, так легко, одним росчерком пера. Это выглядит так убедительно и, главное, так похоже на правду, просто невозможно оторваться. Но мы все равно оторвемся на пару минут на рекламу.

Белковский: Люди, которые пишут речи Путину, конечно, не даром едят свой хлеб.

Монгайт: Я думаю, за очень там большие деньги.

Белковский: Только они могут передавать неповторимое обаяние запятых и точек с запятой в речи Владимира Владимировича.

Монгайт: Как вы думаете, как много людей пишет эту речь? Один человек или все-таки это группа?

Белковский: Нет, это, конечно, группа товарищей, потому что, во-первых, фрагменты этой речи готовят всяческие министерства и ведомства, управление администрации президента. Потом они сводятся воедино.

Монгайт: То есть «Ткачев ― помидоры», условно говоря?

Белковский: Я сам как бывший спичрайтер могу сказать, что основное достоинство спичрайтера ― психологически совпадать с тем человеком, для которого ты пишешь речь.

Монгайт: А в чем нужно совпадать с Путиным? Я уже за время ведения этой программы и коллаборации с вами знаю такую подробность, что Путин упоминает очень много цифр. Я действительно стала на это обращать внимание. Очень много цифр придает фактологическую убедительность его речи, хотя проверить это все невозможно, естественно.

Белковский: Владимир Путин относится к типу руководителей, который, что называет, живет на справках. В свое время прогрессивная общественность его очень критиковала за его заявление о том, что он не помнит Сергия Гуриева, бывшего ректора Русской экономической школы, а сейчас экономического директора Европейского банка развития и реконструкции в Париже, в то время как он сам в то время, за год до того, к нему на каком-то совещании обращался по имени-отчеству. В этом есть глубокое непонимание, как устроен регламент работы Владимира Владимировича Путина.

Монгайт: Как он устроен?

Белковский: Он узнал имя и отчество Гуриева, его должность за полчаса до совещания из справки. Через пять минут после совещания он забыл и то и другое, поэтому когда на пресс-конференции через год он говорил, что не знает Гуриева, он говорил чистейшую правду. Это же касается и цифр, он забывает их сразу после послания.

Монгайт: То есть он берет бумагу, подчеркивает цифры и запоминает?

Белковский: Да. Как говорил в аналогичных случаях поэт Александр Александрович Блок, «не подходите к ней с вопросами, вам все равно, а ей довольно». В данном случае ― не подходите к Владимиру Владимировичу Путину с вопросами, вам все равно, а ему довольно.

Монгайт: Это универсальный для него формат ― послание к Федеральному собранию. Никто не задает идиотских вопросов.

Белковский: Быстро запомнил, после этого может все забыть.

Монгайт: Мы проверим, как все помнит Станислав, за те две минуты, что будет длиться реклама.

Мы продолжаем «Прямую линию» с главным специалистом Дождя Станиславом Белковским, который сегодня, впрочем, как и всегда, немножко Владимир Владимирович Путин. Мы обсуждаем, что же скажет президент в обращении к Федеральному собранию. Это называется послание к Федеральному собранию. Это важная, фактически эпическая речь, которую президент произносит раз в год. Все ее ждут, потому что из нее можно прочитать что-то про прошлое, будущее и про собственную интерпретацию властью сегодняшнего дня.

У нас есть не только наш главный специалист, он же президент. У нас есть и зрители, которые тоже предполагают, что же скажет президент. Я прочту несколько вариантов. Илья Щербаков говорит, что будут говорить о Турции, о НАТО (я уже сверяюсь с той речью, которую произнес Станислав в начале программы), Обама и ЕС, терроризм, угроза России, деньги, нефть. В общем, Илья Щербаков прав, я думаю. Да?

Белковский: Да.

Монгайт: Версия Сергея Бирюкова. Он считает, что скажет про дальнобойщиков, «Платон» отменит, 104 тысячи подписей против добычи никеля в черноземье упомянет.

Белковский: Давайте поговорим про Турцию сначала, как про более важную вещь.

Монгайт: Хорошо, про Турцию.

Белковский: Потому что в последнее время развернулась обширная полемика на тему, стоит ли нам вводить санкции против Турции, не нанесет ли это ущерб нашим гражданам, которые так привыкли отдыхать в Турции, где существует недорогая и весьма качественная туристическая инфраструктура. Я хочу сказать следующее: здесь есть экономические и принципиальные, моральные соображения. Экономические соображения состоят в том, что отказ россиян от отдыха в Турции и Египте, причем отказ не по воле президента РФ, не по каким-то другим субъективным соображениям и даже не по соображениям необходимого возмездия за тот террористический акт, который осуществила Турция против наших вооруженных сил, свидетельствует. Россияне оставляют сегодня в Турции и Египте порядка 10 миллиардов долларов,  то есть до 650 миллиардов рублей в год. Это громадная сумма, которая позволит нам, если она будет перенаправлена на развитие внутреннего туризма и его инфраструктуры в РФ, причем и в теплых регионах, на теплых морях, в Крыму, Сочи, в других регионах, и на других территориях от Санкт-Петербурга до Байкала и Тихого океана, за 3-4 года создать инфраструктуру, которая не только не будет уступать турецкой ни по качеству, ни по ценовому уровню, но будет ее превосходить. Если мы должны на это пойти, мы на это пойдем, потому что мы делаем это для нынешнего и следующих поколений РФ.

Я не хочу говорить, что это удачно совпало, но эти решения, видимо, надо было принимать еще вчера. Единственное, в чем я могу укорить российскую власть и себя лично, лишь в том, что еще вчера эти решения не были приняты. Лишь неконвенциональное поведение Турции, ее откровенное предательство в общем деле борьбы с терроризмом побудили нас ускорить принятие столь необходимых решений.

Здесь есть и принципиальные моральные соображения. Да, мы ограничиваем импорт товаров из Турции, мы прекращаем сотрудничество с Турцией по самым разным направлениям, но мы не можем сотрудничать сегодня с государством, которое значительную часть своего экономического благосостояния ― и даже не своего, а экономического благосостояния своих правителей во главе с президентом Эрдоганом ― строит на нелегальном бизнесе с террористической организацией Исламское государство, запрещенной в России. Что бы ни говорил Эрдоган, который даже грозится уйти со своего поста, если доказательства будут предъявлены, нам хотелось бы посмотреть, выполнит ли он свои обещания в ближайшие недели, когда мы представим публично все необходимые доказательства, ибо российские спецслужбы проделали всю необходимую работу для того, чтобы аккумулировать эти доказательства и очистить их от домыслов. Поставки нелегальной нефти сегодня идут с территории, контролируемой ИГИЛ, благодаря этому ИГИЛ зарабатывает до 50 миллионов долларов в день через Турцию. Фактически вся экономическая база ИГ ― это Турция и Эрдоган. Я хотел бы отметить, об этом мне сообщил Дмитрий Сергеевич Песков, известный специалист по Турции, который, как мы знаем, до перехода в администрацию президента РФ работал в российском посольстве в Турции…

Монгайт: Серьезно?

Белковский: Да.

Монгайт: Это сейчас досадно, нет?

Белковский: Нет. Он свободно владеет турецким языком, был переводчиком у Бориса Николаевича Ельцина в 1999 года во время саммита ОБСЕ в Стамбуле, после чего Борис Николаевич и пригласил его в администрацию.

Зять Эрдогана является министром энергетики Турции. Мыслимое ли это дело с точки зрения этики современного государственного аппарата? Нет, немыслимое. В моей практике как президента только один раз зять работал с тестем в одном правительстве. Это был короткий период с сентября 1999 по май 2000 года, когда председателем правительства работал Виктор Алексеевич Зубков, а его непосредственный зять Анатолий Эдуардович Сердюков работал министром обороны. Я хочу сказать следующее: это беспрецедентный случай. Сначала Анатолий Эдуардович Сердюков подал мне как президенту рапорт об отставке, я решил его не удовлетворять, поскольку в разгаре была военная реформа, за которую непосредственно отвечал Сердюков, и тогда его действия квалифицировались мной как успешные. Я не хотел менять коня на переправе. Я хочу отметить с точки зрения сравнения аппаратной этики между Россией и Турцией, что Анатолий Сердюков, чтобы иметь моральное право остаться в системе исполнительной власти вместе со своим тестем, поменял женщину. Де факто он перестал быть зятем Зубкова. Вот что такое моральное и этичное поведение, на что я хотел бы обратить внимание уважаемого коллеги Эрдогана, чей зять сегодня непосредственно координирует поставки нефти с территории, контролируемой ИГ, через Турцию конечным потребителям, наживающимся в конечном счете на крови.

Монгайт: А говорят, что женщину на переправе не меняют. Дай бог, чтобы речь президента Владимира Владимировича Путина была такая же увлекательная, как только что произнесенная речь Станислава Белковского.

Белковский: Речь Белковского еще не закончена, а путинская еще не думала начинаться, как говорил Винни-Пух!

Монгайт: У нас есть звонки зрителей, у которых тоже есть свои версии, посвященные посланию. Мы вас слушаем, представляйтесь, задавайте вопрос или произносите свою концепцию.

― Алло.

Монгайт: Здравствуйте.

― Я в эфире? Добрый вечер. Я так поняла, что уважаемый Станислав сегодня в качестве президента. Можно к нему так и обращаться, да?

Монгайт: Конечно.

― Уважаемые президент, вы знаете, я человек уже не молоденький и свеженький, маленький и незаметный, может быть, вам покажется, что это несущественный  и глупый вопрос, но меня это очень интересует. Скажите, когда мы окончательно встанем с колен? Хочется дожить, покушать хорошо. Знаете, и еще один вопрос небольшой. Скажите, когда мы окончательно встанем с колен, нам можно будет ездить в Турцию и дружить с украинцами?

Монгайт: Спасибо большое.

Белковский: Никто никогда не запрещал россиянам ездить в Турцию и дружить с Украиной. Украина остается нашим братским государством и партнером. Не случайно именно Россия предлагает беспрецедентную по эффективности программу реструктуризации украинского долга нам. 3 миллиарда долларов на дороге не валяются, особенно в той непростой экономической ситуации, в которой мы сейчас находимся. Ездить в Турцию тоже никто не запрещает, просто мы обязаны и вынуждены предупредить наших сограждан о террористической угрозе, потому что не только государство должно в этом смысле заботиться о согражданах, но и сами россияне должны понимать, на какие риски они идут, отправляясь в страну, тесно сотрудничающую с ИГ, почти легально сотрудничающую с крупнейшей террористической организацией современного мира. Поэтому если вы готовы взять на себя такие риски, я бы все равно этого не советовал, но воспрепятствовать этому в соответствии со свободой перемещения, установленной Конституцией РФ, принятой по инициативе Бориса Николаевича Ельцина в 1993 году, я не могу и не вправе.

Что же касается хорошо покушать, я уже говорил, что рост отечественного сельского хозяйства благодаря принятым нами мерам в отношении контрсанкций и импортозамещения составил 3%. Это ли не шаг к тому, чтобы хорошо покушать? Или вот еще могу привести цифры. Если за неделю с 18 по 25 ноября, практически непосредственно предшествовавшую нашему с вами сегодняшнему разговору, Бразилия, Индия, Китай и Турция, то есть страны так называемого БРИКС за исключением России, потеряли прямых иностранных инвестиций на 1,5 миллиарда долларов. Столько средств было выведено из инвестиционных фондов в связи с ухудшением инвестиционного климата в этих странах и, конечно, в первую очередь в Турции. Кто же станет иметь дело со страной, которая на ровном месте сбивает чужие истребители и поддерживает террористические группировки в сопредельных государствах? А инвестиционные фонды, которые вкладывают в Россию, получили приток капитала в размере 140 миллионов долларов. Уже это одно говорит о том, что экономика России стабилизируется, а чем стабильнее экономика, тем вкуснее и приятнее в этой экономике чего-нибудь покушать, поверьте мне.

Монгайт: Про дальнобойщиков. Так все-таки скажет он что-то про дальнобойщиков? Может ли статься, что он отменит «Платон» в этой своей величественной речи?

Белковский: Нет, «Платон», конечно, он не отменит, потому что Путин никогда не отменяет принципиальных принятых решений, он очень упертый и упорный человек, что отчасти отражает его страх перед реальностью. Не все понимают, что человек, который не боится реальности, легко меняет такого типа решения. А он боится, потому что, отменив решения, он проявит свою слабость и тем самым раскроется для какого-нибудь удара.

Монгайт: Все всё поймут.

Белковский: Это проявление скорее психологической нестабильности и слабости, чем силы, хотя позиционируется это его окружением ровно наоборот.

Монгайт: Может быть, он скажет наоборот, с «Платоном» все классно, как говорят люди, которые руководят этой системой?

Белковский: Я думаю, что касаться протеста дальнобойщиков он не будет вообще, его как бы не существует. Есть отдельные экстремисты, которые пытаются спровоцировать тружеников баранки на противодействие российской власти, но с отдельными экстремистами должны разбираться правоохранительные органы.

Монгайт: Извините, оффтоп про идею, обсуждающуюся сейчас в Думе. Вы слышали про идею приравнять шествие автомобилей, автомобильные колонны к митингам и таким образом их запретить?

Белковский: Да. Как Владимир Владимирович я бы ответил на это так: во-первых, нас много критикуют за состояние законодательной власти в РФ, звучат всякие оскорбительные эпитеты типа «взбесившийся принтер» и так далее. Но объективный анализ, безусловно, показывает, что никогда законотворческая активность членов как нижней палаты Федерального собрания, так и верхней, Совета федерации, не была столь высока, как в этом созыве. В прежних созывах депутаты подчинялись фракционной дисциплине и даже сознательно ездили в администрацию президента за инструкциями. В сегодняшней Думе этого нет. Вспомним яркую законотворческую деятельность таких депутатов, как Елена Мизулина, Ирина Яровая, Евгений Федоров. Мы сразу поймем, что парламент действительно превратился в источник законов, а не просто в механизм их принятия, как то, к сожалению и нашему стыду, нередко бывало прежде, когда российская демократия еще не достигла сегодняшних форм и стадий совершенства.

Монгайт: Это он на что про Думу отвечает?

Белковский: Что касается автомобильных колонн. Одной из движущих сил государственного переворота на Украине в январе-марте 2014 года, завершившегося большой кровью, еще не завершившегося с точки зрения всех бедствий, которые он приносил и приносит украинскому народу, нашему братскому народу, был так называемый «автомайдан»: колонны автомобилистов, которые откровенно хотели плевать на законы. Путем перекрытия трасс, дорог, откровенного пренебрежения законодательством в этой сфере они провоцировали нестабильность.

Мы этого допустить не можем и не допустим никогда, поэтому если депутаты Государственной думы, а также наши специальные службы, правоохранительные органы посчитают, что такие меры необходимы для предотвращения политической, экономической, социальной дестабилизации в РФ, мы на эти меры пойдем. Пока я не могу сказать точно, пойдем мы на них или нет, и какие будут параметры этих решений. Я жду инициативы в первую очередь от законодательного корпуса, ибо это относится к сфере его компетенций. Дело президента ― подписать закон или нет, но не готовить его текст.

Что касается протестов так называемых дальнобойщиков, они носят точечный характер. Я согласен, что, возможно, тарифы в рамках системы «Платон» были несколько завышены. Они будут снижены решением правительства, если правительство к нему придет. Нам нужны дороги, поэтому система «Платон» является универсальным и неизбежным механизмом финансирования дорожных фондов в сегодняшней непростой экономической ситуации. Кроме того, я хочу сказать, что система «Платон» отражает наши базовые приоритеты в смысле стимулирования предпринимательской активности, особенно среди молодежи. Я недавно познакомился с молодым предпринимателем по имени Игорь Ротенберг. Это действительно яркий молодой человек, пробившийся из низов, который сотрудничал с Агентством стратегических иницатив, придумал эту систему «Платон», что было непросто. Система, абсолютно соответствующая по своей философии аналогам во многих развитых странах мира, но вместе с тем она реализована на российской программной платформе, то есть целая цепочка российских подрядчиков, включая программистов, получила дополнительную работу за счет системы «Платон» и непосредственной инициативы молодого предпринимателя, о котором страна еще вчера не знала. Поэтому я не вижу никакой необходимости останавливать эти процессы, которые столь необходимы стране.

А то, что всегда найдутся бузотеры, экстремисты, радикальные оппозиционеры, которые готовы любой локальный конфликт использовать для призывов к свержению существующего строя ― да, это так. И мы будем воспринимать это должным образом в соответствии с Конституцией, законодательством и уголовным правом РФ.

Монгайт: У нас не так много времени. Я бы хотела привести несколько предположений, тоже связанных с этой речью, что, собственно, будет говорить президент Путин. Вот, например, Ростислав Марзагулов думает, что президент что-то скажет о выборах в грядущую Госдуму. Как вы думаете, скажет?

Белковский: Вполне возможно, но это не приоритетный вопрос сейчас.

Монгайт: То есть не упомянет?

Белковский: Поскольку это последнее послание перед думскими выборами 2016 года, то как Владимир Владимирович я бы сказал, что в сентябре 2016 года нас ждут новые выборы в Государственную думу. Мы создали все правовых механизмы для того, чтобы максимальное число легальных политических партий прошло в нижнюю палату российского парламента. Возможно, состав палаты претерпит определенные обновления. Может быть, не все нынешние партии окажутся в Госдуме, может быть, там появятся новые игроки. Но сами правила игры гарантируют, что политическая система останется стабильной, а роль Государственной думы как источника законодательства будет только нарастать.

Конечно, очень важен механизм прозрачного и правильного наблюдения за выборами, потому что без наблюдения за выборами мы не сможем четко гарантировать их легитимность. Претензии к выборам 2011 года были связаны не с несправедливостью подсчета голосов, это, конечно, не так, всевозможные проверки и пересчеты голосов подтвердили это, хотя радикальные оппозиционеры пытались мнимые нарушения для того, чтобы вывести народ на улицы. Сейчас мы видим, что народ уже на улицы не выходит, поскольку он разочаровался в скороспелых вождях, продававших ему гнилой и лежалый товар, сродни турецким абрикосам. Конечно, о системе независимого наблюдения, завязанного не на иностранные источники финансирования, а на наши, отечественные, мы будем всячески заботиться и укреплять ее, чтобы ни малейших сомнений в корректности результатов выборов в парламент, назначенных на сентябрь 2016 года, не было ни у нашего населения, ни даже у наших оппонентов.

Монгайт: Осталось буквально две минуты. Итак, что будет? Юрий Никитин говорит: «Он скажет: «Я устал, но уйти не могу никуда, буду и дальше беречь Россию, пока от нее не останется ничего»». Олег Содовбуш: «Скажет, что он один борется с ИГИЛ, а весь мир ему в этом мешает, а потом опять разбомбит туркоманов и ССА». Что такое ССА, я не знаю.

Белковский: Сирийская Свободная армия.

Монгайт: Точно. Степан Дьюк говорит, что Путин будет просить Федеральное собрание разрешить казнить двух летчиков, которые отказались бомбить Сирию. Тихон Верещанский предполагает: «Скажет, что тучи сгущаются, империализм наступает на честных воров, сплотимся вокруг партии и политбюро, закроем, запретим, мобилизуем все силы на борьбу с ИГИЛ в стенах Кремля, сохранить власть легитимной, а наилегитимнейшего борца за мир в войне ― меня». Яша Томский говорит: «Путин будет хвалить себя, вспомнит про рейтинг. Система «Платон» цветет и пахнет, ну и про злодеев-турок обязательно. Остальные мелочи России: гиперкоррупция, обнищавшее население и так далее забудет. Спасибо товарищу Путину за наше счастливое прошлое!»

В общем, примерно вот так. Мнения фактически всюду совпадают. Петр Бородинский считает: «Какая разница, что он скажет, главное ― что может сделать, чтобы минимизировать отрицательный эффект от его деятельности». Это мы не знаем.

Белковский: Это вопрос вне его послания, да.

Монгайт: Маша Иванова спрашивает: «Будет ли тема импортозамещения?».

Белковский: Безусловно, будет.

Монгайт: Мы уже видели из речи Станислава, что эта тема будет освещена.

Белковский: Главное ― успешное импортозамещение!

Монгайт: Скажет, что все чудесно прет вверх на 10 тысяч процентов. А чем закончит?

Белковский: Тем, что мы на правильном пути и только консолидация всех здоровых сил общества, всех политических сил, разделяющих ценности государства, патриотизма, незыблемости наших границ и конституционного строя обеспечат поступательное движение России вперед.

Монгайт: Да, это очень важно, потому что в четверг Станислав Белковский вновь встретится со зрителями в качестве главного специалиста Дождя и уже бывшего Владимира Владимировича и сопоставит свои ожидания с тем, что реально сказал президент. Это всегда большая интрига. Почти всегда Станислав отгадывает почти все главные пункты.

Белковский: Да, в связи с этим я хотел предупредить, что в четверг не будет нашей с Александром Глебовичем Невзоровым программы «Паноптикум», но я надеюсь хотя бы отчасти компенсировать это своими комментариями к посланию Владимира Путина к Федеральному собранию непосредственно по окончании этой замечательной процедуры.

Монгайт: После нашей программы сегодня будет специальный репортаж Сергея Ерженкова об одном из участников войны на востоке Украины. Как «русская весна» изменила отношение к происходящему в России? Оставайтесь на Дожде, смотрите все программы с Белковским как минимум несколько раз в неделю. До свидания.

Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное у подписчиков дождя за неделю