Грипп или «русская болезнь» Медведева, новый преемник в юбке, и когда женится Путин.

Станислав Белковский о том, как в России решают проблемы
Белковский на Дожде
21:29, 14 марта
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 17%
4 800 / год
5 760
Скидка 11%
1 280 / 3 мес
1 440
Базовая подписка
1 / 7 дней
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть
Комментарии доступны только покупателям статьи и подписчикам.
Оформить подписку

В этом выпуске программы «Прямая линия» главный специалист «Дождя» Станислав Белковский расскажет о переселении народа в «инопланетную» Новую Москву, «экзорцизме» петербургской администрации Полтавченко, свадьбе Путина, а также загадочной «русской болезни» Дмитрия Медведева.

Монгайт: Сегодня мы начнем с вопросов о здоровье. Во-первых, как здоровье Стаса?

Белковский: Блестяще. Каждый раз, когда я захожу в студию телеканала Дождь и вижу Анну Викторовну Монгайт, я забываю вообще о самом факте существования болезней, а даже не о тех болезнях, которые у меня объективно есть.

Монгайт: То есть таким образом мне, видимо, нужно повстречаться с Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Сегодня все обсуждают его самочувствие.

Белковский: Да, я, собственно, на это и намекал. Нужно взять у него эксклюзивное интервью.

Монгайт: И Светлана Бахова, и Алексей Шемякин, и Лев Троцкий, даже он, и Виолетта Ипполитова, и Дмитрий Харитон, в общем, спрашивают: «Что сделали с ДАМом? Правда, грипп? Заведут ли новое уголовное дело против Навального за доведение до гриппа Дмитрия Анатольевича Медведева? И зачем Путин объявил об этом всем публично?». Меня тоже это волнует. Чего вдруг Путин-то решил поговорить об этом?

Белковский: Владимир Владимирович Путин выступал на расширенном заседании правительства и как-то должен был оправдать отсутствие председателя правительства, ведь если не оправдать, то может сложиться впечатление, что он его уже убил.

Монгайт: Переворот.

Белковский: Да, конечно. Поэтому нужно было что-то сказать. Но грипп — это часто является эвфемизмом другой более русской болезни, которой, по некоторым данным, Дмитрий Анатольевич в некоторой степени подвержен.

Монгайт: То есть вы хотите сказать, что Дмитрий Анатольевич выпивает?

Белковский: Что значит — выпивает?

Монгайт: Я не знаю, какие есть еще русские болезни просто.

Белковский: Знаете, как говорила Белла Ахатовна Ахмадулина: «Лучшее средство от запоя — это пить каждый день». Видимо, Дмитрий Анатольевич в соответствии с тезисом Беллы Ахатовны пьет не каждый день.

Монгайт: Вы хотите сказать, что Дмитрий Анатольевич в такой плохой форме, что пропустил заседание правительства?

Белковский: Но поскольку там все равно нечего обсуждать, я, в общем, в принципе, с ним солидарен. Я его понимаю. Тем более есть, где развернуться, как показал нам Алексей Анатольевич Навальный, который, конечно, довел до стресса премьера. В этом смысле он несет свою моральную и, может быть, даже отчасти юридическую ответственность за то, что произошло. Во всяком случае, не уголовную может быть, но гражданский иск правительство может подать Навальному из-за того, что вызванный им стресс лишил заседание кабинета министров председателя этого кабинета.

Монгайт: Так как я верю каждому вашему слову, Станислав, то мой следующий вопрос, естественный: как вы думаете, он пьет то прекрасное вино, которое производят его виноградники в Тоскане?

Белковский: Нет, все-таки он демократ. Зачем же он будет пить такое вино? 

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.