«С Москвой можно работать только с позиции силы. Давить, давить и давить»: какой будет российская международная политика в 2018 году?

Обсуждают Константин Эггерт, Владимир Милов, Владимир Ахмедов и Роман Цимбалюк
25 декабря 2017 Константин Эггерт
12 130 0

В преддверии Нового года Константин Эггерт подвел итоги 2017 и поговорил о том, чего ждать России от международного сообщества и миру от Москвы в 2018 году. Будут ли введены новые санкции против официальной Москвы, и, если да, то какова будет реакция? Вступит ли Кремль в новую войну на Ближнем востоке? И ждать ли новой стадии российско-украинского конфликта? На эти и другие темы в студии Дождя поговорили директор института энергетической политики Владимир Милов, старший научный сотрудник института востоковедения РАН Владимир Ахмедов и корреспондент агентства УНИАН в Москве Роман Цимбалюк.

Эггерт: Ну что ж, знакомая мелодия, не так ли? Это специальная программа «Мировые гонки. Итоги года» на телеканале Дождь. С вами Константин Эггерт. Сегодня мы коротко подведем итоги 2017 и поговорим о том, что ждет Россия от мира в 2018 году, и чего миру ждать от Москвы. Будут ли, например, введены в действие новые санкции против официальной Москвы? И если да, то какова будет реакция? Вступит ли Кремль в новую войну на Ближнем Востоке и ждать ли новой стадии российско-украинского конфликта?

Начала февраля в Москве многие ждут очень нервно. Конгресс Соединенных Штатов должен обнародовать рекомендации американских ведомств: ФБР, Министерства финансов, разведки, по новым санкциям против компаний и конкретных российских граждан. Официально санкции должна ввести исполнительная власть, но фактически — Конгресс. В прошлом году специальный закон, принятый на Капитолийском холме, закрепил предыдущие санкции, законодательные, и теперь именно сенаторы и конгрессмены фактически имеют решающее слово в этом вопросе. Официальную Россию наказывают и за конфликт с Украиной, и за вмешательство в президентские выборы в 2016 году, подозреваемое вмешательство, скажем осторожно. В студии у нас политик Владимир Милов, он серьезно следит за происходящим в Соединенных Штатах. Владимир, начнем с самого такого простого вопроса. В феврале, когда закончатся полгода после того, как был принят и подписан президентом Трампом вот этот самый санкционный закон, чего ожидать? Может быть, гора родит мышь?

Милов: Я думаю, что ничего не будет. Может, даже и мыши не родит, потому что, во-первых, мы видели, как уже первый дедлайн, который наступил в октябре, как трамповская администрация, по сути дела, саботировала процесс, связанный с новым биллем о санкциях против России. Там нужно было какой-то список организаций из оборонного сектора опубликовать, они затянули, опубликовали что-то такое, что не является никак сенсационным, и в общем, все это было уже известно. И видно, что Трамп все-таки вынашивает идею как-то примириться с Путиным и вместе решать важные глобальные проблемы. У них нет противоречий фундаментальных, они, в общем, из того же теста, и Путин отлично вписывается вот в эту трамповскую философию, Трампу удобно решать всякие мировые проблемы вот с этим клубом диктаторов, там сауды, Китай, Эрдоган...

Эггерт: Хотя Саудовскую Аравию еще несколько лет будем называть демократией, понимаете.

Милов: Да, по саудовским меркам, да. Машину разрешили женщинам водить, уже хорошо. Но в принципе, видно, что для Трампа это гораздо более удобный формат, чем заседать со всякими непонятными, демократически избранными европейцами, которые каких-то вещей от него хотят, которых он не любит. Путин гораздо более понятный для него персонаж. Госдепартамент разгромлен, то есть там все рассказывают анекдоты, как они, кроме пары привидений, никого сейчас там в коридорах не встретили. Тиллерсон уволил всех карьерных дипломатов, и сам, в общем, висит на волоске.

Эггерт: Не всех, но некоторых, да...

Милов: Поэтому я вот не вижу тех, кто в администрации действительно продвигал бы вот эту повестку санкционную против России, наоборот, есть желание развернуться в сторону Путина. Ты прав, что в Конгрессе это движение родилось и привело к принятию этого билля, но там ситуация очень сильно меняется. Во-первых, к сожалению, отойдет от дел сенатор Маккейн, который был главным мотором принятия вот этого всего закона. Во-вторых, Боб Коркер, председатель комитета по международным делам, уходит, он сказал, что не будет переизбираться в 2018 году.

Эггерт: Коркер не будет переизбираться, да.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков дождя за неделю