Transparency заподозрила в конфликте интересов Табакова, Райкина и Серебренникова

23 октября 2017
10 816

Руководители 14 государственных театров заключали контракты с заинтересованностью, сообщает Transparency International Russia.

В период с 2013 по 2017 годы 14 театров заключили более 60 контрактов со своими художественными руководителями как с физическими лицами или индивидуальными предпринимателями. Обычно сделки с ними от лица театров заключали их заместители. Их нанимали в качестве актеров и режиссеров и арендовали у них помещения и реквизиты. При этом они продолжали получать зарплату как руководители театров.

Руководителю «Геликон-оперы» Дмитрию Бертману в его театре платили по 440 тысяч рублей за постановку спектакля, руководителю Театра имени Пушкина Евгению Писареву — по 480 тысяч рублей, руководителю Театра на Юго-Западе Олегу Леушину — по 180 тысяч рублей, руководителю «Гоголь-центра» Кириллу Серебренникову — по 345 тысяч рублей.

За актерскую игру в своих театрах Олег Табаков и Олег Меньшиков брали более 600 тысяч в месяц, а Надежда Бабкина — 520 тысяч в месяц. Руководитель Театра кошек Юрий Куклачев заключил два контракта на аренду помещений с собственным сыном на 3,76 миллиона рублей.

Transparency отмечает, что при заключении подобных контрактов руководство театров обязано согласовывать их с работодателями, например, департаментом культуры Москвы или Минкультуры.

Организация направила в прокуратуру заявления в отношении этих 14 театров. Проверка показала нарушения в трех театрах — Театре имени Федора Волкова, Театре кошек Куклачева и «Гоголь-центре». Прокуратура подтвердила, что Куклачев и Серебренников нарушили закон, так как не уведомили работодателей о сделках с заинтересованностью. Евгений Марчелли из Театра имени Волкова и Олег Меньшиков из Московского драматического театра имени Ермоловой согласовали сделки только после их заключения.

Серебренников обвиняется в организации хищения 68 миллионов рублей, выделенных Минкультуры на реализацию проекта «Платформа» в 2011-2014 годах. Режиссер вину не признает. В середине октября суд продлил ему домашний арест на три месяца.

Другие новости
Популярное у подписчиков Дождя за неделю