Павленский вызвал в суд проституток. Продолжение акции «Свобода»

Новости
27 апреля
32 225
12

В Преображенском районном суде в среду, 27 апреля, прошло заседание, которое стало продолжением акции «Свобода» художника-акциониста Петра Павленского. В качестве свидетелей на процесс пришли три девушки — Елена, Ирина и Дана. Они объяснили, что в кафе некий мужчина по имени Иван показал им видео акции «Свобода». Он же предложил девушкам высказать свое мнение об увиденном в суде, и они согласились. Дождь приводит полные показания свидетелей.

Свидетели признались, что Павленского лично не знают, а акцию в интернете увидели всего несколько недель назад. На вопрос судьи, где вы работаете, некоторые из них сказали, что в сфере продаж, но неофициально. Все прояснил сам Петр Павленский после заседания. Художник объявил, что это проститутки. Он их нанял специально, и они равнозначны свидетелям обвинения. 

 

Елена, официально не работает

Судья: Где работаете?

Елена: В сфере продаж.

Судья: Название организации. 

Елена: Можно не отвечать? 

Судья: Нет, скажите.

Елена: Я там неофициально работаю.

Судья: Вы знаете лично Петра Павленского? 

Елена: Нет. 

Судья: Вызывает ли он у вас чувства неприязни? 

Елена: Как я могу испытывать к человеку, я просто к его искусству. 

Динзе: Скажите, пожалуйста, где и при каких обстоятельствах вы видели акцию «Свобода» художника Петра Павленского? 

Елена: В интернете.

Динзе: А когда примерно видели? 

Елена: Где-то недели две-три назад. 

Динзе: Можете рассказать при каких обстоятельствах?

Елена: Мне показал человек это видео. Я заинтересовалась просто. 

Динзе: Можете сказать, что вы видели на видео, которое вам продемонстрировали? 

Елена: Допустим, видео «Свобода», да? Честно, я не вижу в этом искусства. В чем смысл художественного искусства? 

Динзе: скажите, пожалуйста, а вам известны такие понятия «вандализм» и «осквернение»? 

Елена: Да

Динзе: Можете примерно для себя сказать, как вы определяете эти понятия? 

Елена: Ну, осквернение, ну, принес, допустим, человек что-то пускай даже в церковь. Мне кажется, это осквернение. Вандализм то же самое: памятники, государственные учреждения... 

Динзе: И что с ними делают? 

Елена: Разрушают.

Динзе: Считаете ли вы акцию «Свобода» вандализмом? 

Елена: Нет. Я считаю, что вандализм — это если он разрушал мост, допустим, да? Дорогу там... Это вандализм. Но я считаю, что это осквернение. Принести шины и в самом центре все это делать. 

Динзе: Скажите, известен вам термин такой «опоганивание»?  

Елена: Да, равносильно, что осквернение. 

Динзе: Считаете ли вы, что Павленский, устроив акцию «Свобода», опоганил или осквернил мост или культурный облик Санкт-Петербурга? 

Елена: Да.

Динзе: Почему?

Елена: Сам факт налицо: принести шины, долбить по железу палками, это нормально? это не осквернение? 

Динзе: Какое у вас образование?

Елена: Среднее полное. Закончила школу, 11 классов и незаконченное юридическое. 

Динзе: А считаете ли вы Петра Павленского художником? 

Елена: В какой-то мере да, но то, как он себя выражает в обществе, — нет. 

Динзе: Можете поподробнее пояснить. В какой мере вы считаете Петра Павленского художником? 

Елена: Ну, это можно сказать, он в закрытом обществе, в закрытом здании все это показывает. Люди приходят, кому он нужен, кому нравятся его акции. Пускай показывает, потому что это в чем-то художество. Это самовыражение же, правильно? Но когда это публично...  Это его самовыражение, в закрытом, пожалуйста, но зачем это на публику? 

Динзе: А то, что он сделал на мосту, акция «Свобода», 23 февраля 2014 года, можно ли считать неким уличным искусством?

Елена: Я считаю, что нет. Уличное искусство — это на публику. Это несовместимо как бы.. Я понимаю, люди рисуют на асфальте, это уличное искусство. Уличное искусство — это позитив, людям это нравится. А почему он показывает вот это искусство, и я должна на это смотреть? Я прохожий человек, мне это не нравится. 

Динзе: Я правильно понял, что акция «Свобода» вам в принципе не понравилась? 

Елена: Нет. 

Динзе: А вы знаете какие-то другие акции Павленского? 

Елена: «Туша», когда он в проволоке, да? «Фиксация»...

Динзе: Вам что-то из этих акций понравилось? 

Елена: Нет.

Динзе: А какое ваше личное отношение к уличному искусству? 

Елена: В общем? Не к Павленскому? К искусству я хорошо отношусь, мне много чего нравится. Художества там, например. Ну, на улице... Не знаю, мне нравится. 

Динзе: Считаете ли вы себя свободным человеком, который может самостоятельно высказывать мнение относительно искусства? 

Елена: Естественно. Я свободный человек в свободной стране, правильно же? 

Динзе: Скажите, пожалуйста, вам кто-либо заплатил, чтобы вы сюда приехали? 

Елена: Ну, я не тратилась на такси. Но ничего незаконного в этом нет, правильно? 

Динзе: А можете рассказать, кто вам показывал видео и кто вас сюда пригласил? 

Елена: Сидели с подругами в кафе, подошел человек, спросил: «Девушки, вы не можете быть свидетелями?» И показал вот эту акцию. 

Динзе: А кто подошел? 

Елена: От Павленского, представился как Иван, всё. Предложил мнение своё высказать, понравилось — не понравилось. 

Прокурор: Скажите, пожалуйста, а вы в Петербурге были на этом месте? 

Елена: Нет. 

Прокурор: Я правильно понимаю, что вам эта акция не понравилась и вы считаете действия Павленского осквернением? 

Елена: Я считаю это осквернением. 

Прокурор: Эти действия, которые совершил Павленский по поджогу покрышек в историческом центре Санкт-Петербурга, они являются оскорблением норм морали и общественной нравственности? 

Елена: Это неуважение просто, он не уважает, не знаю, себя. Как так можно. Если он хочет этой акцией что-то там о погибших в Майдане, то пускай едет в Украину, пожалуйста. 

Прокурор: Спасибо большое.

Как Павленский заставил своего следователя полюбить современное искусство и уволиться из органов? Первый документальный фильм о художнике-акционисте

 

Ирина, 37 лет, менеджер по продажам в ООО «Вектор»

Суд: Скажите, пожалуйста, Павленского Петра Андреевича вы знаете?

Ирина: Нет, лично — нет. 

Динзе: Видели ли вы акцию «Свобода» художника Петра Павленского? 

Ирина: Да, видела.

Динзе: Можете сказать, где и при каких обстоятельствах? 

Ирина: В интернете. 

Динзе: А кто вам ее продемонстрировал? 

Ирина: Мы с подружками сидели в кафе, подошел молодой человек и показал. 

Динзе: Он как-то представился? 

Ирина: Нет.

Динзе: А от кого сказал?

Ирина: То, что от Петра Павленского. Вот, посмотрите, пожалуйста, акцию. Посмотрели. Ну, я, конечно, была в шоке. Реально в шоке. 

Динзе: Скажите, пожалуйста, что вас шокировало в этой акции? 

Ирина: Ну, это, извините меня, я считаю лично для себя, что это психически больной человек. 

Динзе: Понятно. Еще такой вопрос, известны ли вам понятия вандализм и осквернение? 

Ирина: Да, конечно. 

Динзе: Известно. Можете дать собственную интерпретацию, что такое вандализм, а что такое осквернение? 

Ирина: Ну, извините, это как просто.

Динзе: Ну, вандализм — это что такое? 

Ирина: Причинение вреда. 

Динзе: Чему? 

Ирина: Ну, вот, как. 

Динзе: Людям, имуществу. Чему?

Ирина: Конечно, вот и людям, и имуществу это.

Динзе: По вашему мнению, это попадает под понятие вандализм?

Ирина: Да.

Динзе: А осквернение — это что? 

Ирина: Осквернять святые не станут.

Динзе: Отлично. Считаете ли вы акцию «Свобода» вандализмом и осквернением?

Ирина: Да.

Динзе: А в какой части? Почему вы так считаете? 

Ирина: Во-первых, извините, то, что в ролике я посмотрела, это центр города. Я не считаю, что это приемлемо. 

Динзе: Скажите, а что в этой акции для вас было в принципе осквернением? 

Ирина: Покрышки эти и железки.

Динзе: Вы считаете это неприемлемым? 

Ирина: Конечно, нет. 

Динзе: Скажите, а другие акции Павленского вы видели? 

Ирина: К сожалению… Кажется, там еще одну видела, единственное — название не запомнила. Когда вот на Красной площади. 

Динзе: Акция «Фиксация». Скажите, пожалуйста, а эта акция вам понравилась?

Ирина: Это вообще. Я не представляю, как это вообще в голове может уложиться.

Динзе. Понятно. Вы не подскажите, какое у вас образование?

Ирина: Среднее специальное.

Динзе: Скажите, пожалуйста, известен ли вам термин опоганивание?

Ирина: По мне это тоже самое, что и осквернение.

Динзе: Так, еще такой вопрос. Считаете ли вы, что Петр Павленский, так скажем, творит или делает уличное искусство?

Ирина: Это не уличное искусство. 

Динзе: Что вы считаете уличным искусством? 

Ирина: Уличное искусство, я считаю, вот это граффити. Но, как говорится, в разумных целях, то что потом.

Динзе: Ну, а как вы считаете, чем занимается тогда Петр Павленский? Исходя из акций этих. 

Ирина: Извините меня, но это ненормально. Просто ненормально. Я не считаю, что это уличное искусство. 

Динзе: В чем ненормальность, как вы думаете? 

Ирина: Ну какой нормальный человек сделает вот это вот все, тем более на улице?

Динзе: Считаете ли вы себя свободным человеком, который самостоятельно может высказывать мнение о теме восприятия уличного искусства и вообще искусства?

Ирина: Думаю, да. 

Динзе: Скажите, пожалуйста, вы получили какие-то денежные средства от того, что сюда приехали? 

Ирина: Да.

Динзе: А за что вы получили деньги? 

Ирина: За оплату дороги. 

Динзе: А от кого вы получили эти деньги? 

Ирина: От Вани. 

Динзе: Считаете ли вы, что устроив акцию «Свобода» в центре Санкт-Петербурга, Павленский осквернил и опоганил мост или культурный облик Санкт-Петербурга?

Ирина: Ну, это культурный облик города. Просто напросто это.

Динзе: В виде этого моста? 

Ирина: Конечно.

Прокурор: Скажите, вы в Петербурге были в историческом центре, где как раз так называемая акция Павленского проходила? 

Ирина: Нет, к сожалению, я там не была. Но была там недалеко. 

Прокурор: Но в целом с архитектурным ансамблем вы знакомы? 

Ирина: Да, конечно. 

Прокурор: Скажите, пожалуйста, как вы полагаете, действия, которые совершил подсудимый, они нарушают общественную нравственность, мораль? 

Ирина: Конечно. Кому это понравится — то, что в центре города даже проделываются такие вещи.

Прокурор: Скажите, пожалуйста, как ваше мнение, акции Павленского осквернили такое сооружение как мост?

Ирина: Я считаю, что да.

 

Дана, 33 года, официально не работает

Суд: Скажите, Павленский Петр Андреевич знаком вам?

Дана: Только через интернет. 

Суд: Межличностные отношения есть какие-то с ним? 

Дана: …

Суд: Чувство неприязни нет у вас к нему? 

Дана: … 

Динзе: Скажите, пожалуйста, видели ли вы акцию «Свобода» Петра Павленского 2014 года?

Дана: Да. 

Динзе: Можете сказать, где и при каких обстоятельствах? 

Дана: В интернете видела. 

Динзе: А где и при каких обстоятельства? 

Дана: Мы сидели в кафе, к нам подошел мужчина, показал нам видеоролик, мы его посмотрели. Потом он предложил нам пройти в зал суда и высказать свое удовлетворение по поводу. 

Динзе: А как он вам представился? Сказал, что от Павленского? 

Дана: Ваня его зовут, кажется. 

Динзе: А сказал, что от Павленского? 

Дана: Да. 

Динзе: Понятно. Можете сказать, вам вот эта акция, которую вы видели в видеоролике, вам понравилась? 

Дана: Честно говоря, не особо. 

Динзе: Почему? 

Дана: Я считаю, что это сумасшествие, это бред. Ничего хорошего он в этом не несет. 

Динзе: Известны ли вам такие понятия как вандализм и осквернение? 

Дана: Да.

Динзе: Можете сказать, что такое вандализм, а что такое осквернение? 

Дана: Осквернение и вандализм как бы… Вандализм, насколько я помню, это кладбище, кресты, это все вот это вот. Осквернение — та же самая история: церкви там, какое-то государственное имущество, насколько я понимаю. 

Динзе: Считаете ли вы, что акция «Свобода» — это фактически вандализм, осквернение моста в центре Санкт-Петербурга?

Дана: В принципе, нет.

Динзе: А можете пояснить почему? 

Дана: Там же не несет ущерб чему-то. Он же не ломал мост. Ну да, костер развел, но причинения как собственности там ведь ничего не было.

Динзе: Скажите, пожалуйста, известен ли вам такой термин как опоганивание? 

Дана: Нет. 

Динзе: Не знаете такого. Можете сказать, какое у вас образование? 

Дана: Среднее. 

Динзе: Скажите, пожалуйста, вы какие-нибудь другие акции Павленского видели? 

Дана: Ну немного, скажем так.

Динзе: Какие, можете сказать? 

Дана: С шинами, мост и там еще что-то. 

Динзе: Считаете ли вы Петра Павленского художником? 

Дана: Нет. 

Динзе: Можете сказать, почему? 

Дана: Как это можно назвать художеством, если это не художество. Он же не пишет картины всякие, да там на стенах не рисует ромашки всякие. То есть я не считаю, что это художество. 

Динзе: А кто такой человек для вас, художник? 

Дана: Ну это художник, который пишет картины там, вносит добро и красоту в этот мир. А он ничего не несет красивого и доброго. 

Динзе: Понятно. Скажите, пожалуйста, вам такое понятие как уличное искусство знакомо? 

Дана: Да, конечно. 

Динзе: Можете сказать, что вы понимаете под уличным искусством? 

Дана: Я, к сожалению, против этого. 

Динзе: Нет, что вы понимаете? 

Дана: Ну, что все во всяких графиках, граффитях. 

Динзе: Вы отрицательно к этому относитесь?

Дана: Да. 

Динзе: Почему отрицательно? 

Дана: Потому что не все же пишут красивые слова или рисуют картинки. Это детское мышление какое-то. Стали писать гадости, у нас те же дети по улицам ходят. 

Динзе: Павленский вот гадости никакие не писал. Имеются покрышки, огонь, ступка, железо. 

Дана: Я против. 

Динзе: Вы считаете, что это неприемлемо? 

Дана: Я считаю, что нет. 

Динзе: Скажите, пожалуйста, считаете ли вы себя свободным человеком, который может самостоятельно воспринимать искусство и соответственно высказывать свое мнение свободно? 

Дана: Да, конечно. 

Динзе: Скажите, пожалуйста, вы говорили, что кроме этой акции Павленского вы еще какую-то видели.

Дана: На Красной площади которая. Он забивал в себя гвозди и сидел в сетке.

Динзе: А вот это вы считаете искусством? 

Дана: Нет. Я считаю, что это сумасшествие. 

Прокурор: Скажите, пожалуйста, с учетом обвинения, которое предъявлено Павленскому, установлено, что в результате его действий был причинен материальный ущерб, который выражался в том, что специальные службы были вынуждены очищать покрытие моста, площадку от следов горения покрышек. С учетом данных сведений, как вы полагаете, действия Павленского оскверняют нормы общественной морали, нравственности. Являются вандализмом? 

Дана: В этом плане, скорее всего да.

 

После суда адвокат Дмитрий Динзе объяснил, что художник Павленский специально позвал свидетелями в суд свободных людей, которые показали, что вандализм и осквернение — это понятия оценочные. Каждый решает это для себя индивидуально, в частности и эксперты стороны обвинения, которые комментируют дело и «подводят Павленского под статью».

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.