Олег Нилов: чтобы не повторилось Бирюлево, нужен один человек, желательно вице-премьер, который будет отвечать за миграционную политику

Новости
17 октября 2013
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Заместитель руководителя фракции Справедливой России в Госдуме, член комитета по транспорту Олег Нилов рассказал Ренату Давлетгильдееву о необходимости политических решений по миграционной политике в связи с недавними событиями в Бирюлеве.
 

Давлетгильдеев: На фоне событий последних дней, происходящих в Бирюлево, звучит ваше предложение, которое касается дактилоскопии  для всех въезжающих в Россию мигрантов, у которых с Россией безвизовый режим. Во-первых, почему вам кажется, что подобная мера может помочь урегулированию миграционных проблем? Как вы вообще видите подобную реализацию дактилоскопии?

Нилов: Надо отметить, что не в последние дни, а в последние годы, причем по нарастающей, эта проблема становится из, как кому-то кажется, бытовой, некоторые даже правительственные чины разных уровней не только России, но и за рубежом, говорят: ну что вы, произошло бытовое убийство, каждый день такие убийства происходят, и не надо из этого делать трагедию, не надо из этого раздувать международную проблему. Нет, господа, это политическая проблема России №1. Бирюлево – это одна из капель того дождя, который уже несколько лет льет на Россию, причем слезы, кровь, горе, сотни тысяч ежегодно погибают от наркотиков, а 90% наркотиков – это те же самые мигранты, легальные, нелегальные, которые беспрепятственно практически проникают.

Давлетгильдеев: Может, тогда визовый режим вводить сразу?

Нилов: Да, моя позиция, если говорить о хирургическом способе лечения этой раковой опухоли, конечно, визовый режим. В любом случае трудовые визы, как минимум. Но мы сегодня находимся в той ситуации, когда еще нужно говорить о другом. Прежде всего, нужно говорить о том, что эти 8-10 миллионов нелегальных мигрантов были выдворены с территории РФ. То есть исполнялся закон, согласно которому они нарушители закона, многие из них – преступники. Можно их называть иностранными агентами. Почему нет? Они сегодня создают угрозу безопасности граждан, но они создают угрозу уже безопасности страны, для власти это точно. Для власти сегодня нет большей угрозы, чем эти 8-10 миллионов иностранных агентов.

Давлетгильдеев: А как сделать так, чтобы борьба с теми людьми, которые нарушают законы, мы понимаем, что человек, если нарушает закон, не важно, миграционное законодательство, въезд и пребывание на территории РФ, она не привела к росту ксенофобских настроений, когда все люди, которые приехали из Средней Азии, а многие из них приехали легально, у многих из них уже российские паспорта, у многих из них уже родились дети, они работают, платят налоги, чтобы в рамках настроений, с одной стороны, законодательных мер по защите, и по защите закона в том числе, они не привели к погромам?

Нилов: Для того, чтобы эта раковая опухоль уже беспрецедентная и большая не расползалась на весь наш организм, ее нужно как можно быстрее, мое предложение, резать  и удалять. Для этого не нужно принимать никаких новых законов, для этого просто нужно исполнить действующие законы, для этого нужно, чтобы нашлась политическая воля, сила. Слава Богу, сила есть, я напомню, что каждый третий рубль из бюджета РФ расходуется на силовые ведомства, на армию, силовые войска, МВД, ФСБ и так далее. Каждый третий рубль на обеспечение безопасности государственной и личной каждого гражданина. Этих средств достаточно для того, чтобы решать любую проблему. Недостаточно воли, недостаточно же сил у конкретных исполнителей, да, зачастую коррумпированных, да, которые вместо борьбы осуществляют прикрытие, вот эти оборотни в погонах. Надо начинать с этого, надо начинать со спроса, почему вы до сих пор не исполняете то, ради чего вы созданы, ради чего тратятся такие огромные деньги. Потом усовершенствовать законодательство, по сегодняшней позиции это невозможно сделать. Мы 8-10 миллионов выдворим, через несколько месяцев они вернутся обратно и те, которые в черных списках, и наркодилеры, и преступники.

Давлетгильдеев: Это же говорит о том, что коррумпирована часть силовых ведомств, которые позволяют этим людям нарушать закон, въезжать на территорию РФ.

Нилов: Не совсем так. Дело в том, что сегодня принято законодательство, которое не позволяет на 5-10 лет в зависимости от тяжести проступка обратно возвращаться на территорию РФ тем, кто нарушил закон. Но они очень легко могут обойти эту преграду, поменяв имя, а это законное право гражданина, поменяв одну букву в имени или фамилии, получив новый паспорт, он возвращается в Россию. Это не просто предположение, каждый год растут в разы количество таких, которым запрещен въезд в Россию, а они возвращаются.

Давлетгильдеев: И эти люди в черных списках.

Нилов: Да, они точно выявлены как опасные либо преступники, либо наркодилеры, либо экстремисты, но, поменяв паспорт, обратно можно вернуться в Россию очень легко. Мое предложение  - это не хирургическое, это медикаментозное предложение для лечения этой болезни, но он минимизирует какую-то часть проблем. Это обязательная дактилоскопия на въезде каждого гражданина, на въезде и на выезде. Что это там дает? Мы точно будем знать, что обладатель таких отпечатков пальцев, не дай Бог, совершается какое-то преступление в России, он у нас есть в базе. Не дай Бог, как в недавнем случае удалось бы преступнику добраться до границы, мы не знаем его имени и фамилии, не знали. Допустим, он оставил отпечатки на ноже, мы не смогли бы его остановить на границе. Много других случаев освобождается из мест лишения свободы иностранные граждане, опять-таки они самостоятельно, это ущербность законодательство, так я считаю, они самостоятельно должно покинуть пределы РФ. По дороге то же самое, что и происходило с бирюлевским возможным убийцей, отбыв срок здесь, он должен был быть депортирован, но этого не происходило. Нет такого контроля, в том числе с помощью отпечатков пальцев.Поэтому это небольшая часть огромной  проблемы, ни я, ни мои коллеги не предполагаем останавливаться. Но без решения, без подключения к этой проблеме правительств, прежде всего, тех стран, откуда мы получаем большое количеств легальных и нелегальных мигрантов, именно привлечение парламентариев из этих стран, откуда приходит наибольшее количество угрозы граждан для страны, в том числе и личной, и общественной, и опять-таки самая главная угроза – это наркомафия. 100 тысяч граждан России мы теряем в этой войне, 90% или больше мы получаем наркотиков через этих челноков. Отдельные граждане до 100 раз пересекают границу РФ, являясь такими челноками. Задача на ближайшее время, я об этом говорил с трибуны Госдумы, задача – как можно быстрее понять руководителям тех республик, тех братских дружественных, что нельзя делать ситуацию такой, что мы тут не причем, да еще и защищать. Я недавно услышал из уст посла уважаемого Полада Бюльбюльоглы в эфире ДОЖДЯ, он говорит: «Ну что вы? Бытовая проблема, таких десятки каждый день, давайте не будем усугублять, давайте не раздувать». Это проблема не только России, это проблема этих стран, потому что не дай Бог, еще несколько таких печальных бытовых историй, и они закончатся тем, что Госдума в течение одного-двух-трех дней в трех чтениях примет решение визового режима. Несмотря на договоренности, на хорошие отношения, на желание помогать этим странам, в том числе отдавая миллионы рабочих мест, миллиарды денег в их бюджеты, несмотря на это, когда народ потребует, это решение будет принято. Что тогда запоют  руководители этих республик, как они будут решать экономические и другие вопросы, я не знаю. Россия от этого не сильно пострадает, я даже уверен, что это будет в плюс и гражданам России и экономики. Поэтому я предлагаю парламентариям России в ближайшее время предоставить план и гарантии того, что эта нетерпимая ситуация с нелегальным мигрантами, и с легальными, которые находят обходные пути, чтобы не платить налоги, совершать какие-то преступления, нарушения, была изменена, была минимизирована до статистической погрешности, которая существует с другими мигрантами. Здесь любимое выражение, когда что-то такое происходит, политиков этих стран – у преступности нет национальности. Нет, господа, так больше нельзя отмахиваться от этой идеи. Я напомню, что по статистке 95% преступлений совершается в основном мигрантами из Узбекистана, Таджикистана, Азербайджана- тройка лидеров, Киргизия. Такие стран как Вьетнам не приносят даже 1%, Китай 1%.

Давлетгильдеев: Сколько у нас китайцев мигрантов, сколько у нас из Азербайджана.

Нилов: На Дальнем Востоке и в Приморье огромное количество. Надо не разбрасывать всем сестрам по серьгам, а решать проблему с конкретными 4-5 странами.

Давлетгильдеев: А каким образом представители стран, из которых мигранты едут, могут контролировать законность пребывания граждан на территории России?

Нилов: Во-первых, эти граждане пересекают границу с той стороны. Как же здесь не контролировать? Если вы видите, что туда направляется чрезмерное количество людей, не знающих, куда они едут, где они устроятся, как они будут жить, и вам наплевать на это, это неправильно. Если вы видите и знаете, что многие из них больны, причем инфекционными заболеваниями, и ничего не делаете для того, чтобы братской стране, северному соседу снять эти проблемы. Если вы знаете, что многие из них совершают преступления, везут наркотики, и не занимаетесь фильтрацией этого вопроса, значит, вы должны понимать, что реакция будет. Можно от этого отмахиваться, можно на это не обращать внимания, но когда льется кровь, я считаю, что нельзя говорить просто «извините», просто приносить соболезнования семье, этих семей, с этим горем сотни тысяч в России. Кроме слов поддержки, заплатите-ка конфискацию за потерю кормильца, заплатите за возмещение морального ущерба. Мы же братские народы, мы должны друг друга поддерживать. Нет, вот это мы не замечаем, а замечаем только то, что разжигаем межнациональную рознь. Не ведите себя так, не позволяйте своим согражданам так вести, и тогда никакой национальной розни не будет. Но должен согласиться, что не главная и не первая причина всех бунтов, возмущений, межнациональной проблемы и проблемы мигрантов, первая причина – это коррумпированность всех органов и структур, даже вредительство на государственном уровне, потому что эти оборотни в погонах с мандатами и в правительственных коридорах. Вот главная причина той несправедливости, на почве которой огромное количество мигрантов приводят к таким необратимым процессам.

Давлетгильдеев: Вы же понимает, что если бы не было нарушений на уровне силовиков, то мигранты не могли бы нарушить законодательство РФ, просто потому что контролирующие органы не должны этого позволять.

Нилов: Не совсем так. Нельзя сказать, что только по этой причине. Первая причина- это несоответствие своей должности, своим обязанностям, своему статусу и тем деньгам, которые страна тратит на обеспечение безопасности граждан, страны, они не соответствуют. Вот по этим причинам я с трибуны Госдумы предложил, абсолютно нейтрально относясь к вопросу возвращения памятника Дзержинского на прежнее место, мне было все равно, но только по одной причине я предложил, может быть, рассмотреть и поддержать эту идею, чтобы поставить на место Феликса Эдмундовича, развернуть его к окнам соответствующего ведомства. Может быть, от этого им станет стыдно за это несоответствие, потому что если сравнить, что делал для профильных, профессиональных вопросов Феликс Эдмундович в соответствующей структуре, да еще и в свободное от основных боев, потому что это была не просто гражданская кампания, это были бои, это была война, он еще сумел беспризорников со всей стран собрать. Я думаю, разница будет очевидная, никаких яхт, никаких вилл и никаких бизнесов у семьи. В этом смысле это был бы хороший, в том числе и упрек.

Давлетгильдеев: Может, Дзержинского оставим, потому что если памятники будет возвращать, слишком многих надо будет вернуть, слишком много надо будет снести. Почему я боюсь разговоров на тему ужесточения миграционной политики. Как их так аккуратно вести, чтобы жители России не брались за ножи, как это зачастую происходит?

Нилов: Во-первых, должен быть представлен конкретный план, люди должны поверить, что он реалистичный. Должен быть представлен конкретный ответственный, не семь нянек- ФСБ, ФМС, полиция и так далее, все отвечают и никто конкретно. А один ответственный, назначьте его на уровне правительства, дайте ему ранг вице-премьера первого, потому что проблема №1 в России, создайте соответствующее министерство. Сегодня нет министерства по миграции внутренней и внешней, проблема есть, а ведомства нет.

Давлетгильдеев: А было же раньше Министерство по делам национальностей, но с правительством Касьянова больше нет.

Нилов: Это несколько другая проблема. По делам национальностей внутри России, согласитесь, это должно быть. А это проблема миграции, спичку кинь и все полыхает моментально. Это могут делать, в том числе и провокаторы, потому что они понимают, что сегодня нет более простого пути создания напряженности в России, даже покушение на власть, чем эта проблема. Поэтому мы, если сами не побеспокоимся, если не ликвидируем эти разливы особо опасной смеси горючей, которая уже точно существует по всей России, ну не по всей России, в некоторых регионах нет этой проблемы, и, слава Богу. Может оттуда надо брать каких-то персональных людей, чтобы они помогли и научили. В некоторых странах нет этой проблемы: Белоруссия - соседняя страна, Прибалтика - нет этой проблемы. Не нужно говорить, что это судьба, это не судьба. Это конкретная безответственность людей, но их много, нужно сделать структуру, особенно в каждом городе как Москва и Петербург должен быть такой комитет. И ему подчиняются, когда нужно, вся полиция, когда мало всей полиции, и МЧС, и даже армия. Нужно подключать к этой проблеме все силы. Уповать на дружинников, на казаков – это путь, я считаю, в сторону, это отвлечение внимания и времени. Поэтому только правительство и не только одной страны вместе с парламентариями обязаны решить эту проблему в кратчайшее время. Должны представить народу этот план, эти сроки, а потом контроль- вот персонально отвечает Иванов, Петров, Сидоров, не справляется, значит, будет им «награждать». Если такую схему не представлять, значит, запускать четвертую степень болезни социальной, политической, экономической, раковой болезни и пытаться примочками, какими-то уговорами, заговорами оттягивать очень печальный конец. Эти законы, их 30 законов, есть еще и мои законы как организовать жизнь после того, как мы примем стратегические решения, когда мы сними напряженность колоссальную. Потом отпечатки пальцев, рабочие визы, страховка медицинская, обратный билет, обязанность работодателя обеспечить достойные условия. Но это все потом. А сейчас народ ждет и требует от нас: решите сейчас проблему или скажите, сколько вам для этого нужно будет времени, разумное количество, не пятилетками, и мы проверим вас и спросим. Вот мое такое предложение примерно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.