Производитель мобильных крематориев рассказал Дождю о своих заказчиках (Документы)

Новости
6 августа 2015
Поделиться

Комментарии

Скрыть

За последние месяцы сепаратисты и власти Украины не раз обвиняли друг друга в использовании мобильных крематориев — якобы для сожжения трупов. Теперь такие же устройства используют в Росссии для уничтожения санкционных продуктов. Производитель передвижных печей, компания «Турмалин», предоставила Дождю документы, из которых следует, что днепропетровские коммунальщики с подачи местных властей еще в январе 2015 года пыталась закупить такие устройства.

Впервые обвинения в использовании мобильных печей появились в начале 2015 года: 23 января лидер самопровозглашенной «ДНР» Александр Захарченко говорил, что «по данным разведки, ВСУ привезли три мобильных крематория в зону конфликта для уничтожения тел погибших».

Уже через шесть дней с ответным заявлением выступил глава Службы безопасности Украины Валентин Наливайченко: «С 20 по 23 января по указанию Генерального штаба ВС РФ на временно подконтрольную террористическим группировкам территорию было введено семь мобильных передвижных крематориев, смонтированных на шасси автомобилей КамАЗ».

В мае после нескольких публикаций в украинских и западных СМИ, в том числе на сайте агентства Bloomberg, комментировать ситуацию был вынужден пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. На сайте питерской компании «Турмалин» — производителя мобильных крематориев — появилась удивившая многих приписка: «Не предназначены для использования в ритуальных целях и уничтожения "Груза-200"».

Через две недели, 12 июня, Эдуард Басурин, «замкомандира штаба» донецких сепаратистов, рассказывал, что его людям удалось увидеть работу мобильного крематория под Краматорском.

В телефонном разговоре с Дождем 6 августа Басурин сказал, что от своих слов не отказывается. По его данным, источник которых он раскрывать не стал, украинская сторона по-прежнему использует три рабочих мобильных крематория (ту же цифру в январе называл Захарченко).

***

Недавно о мобильных крематориях ИН-50.1К снова все заговорили. Продукция компании «Турмалин» на этот раз оказалась востребована для уничтожения санкционной еды.

4 августа в эфире радиостанции «Эхо Москвы» публицист Олег Кашин выдвинул гипотезу, что уничтожение еды может быть лишь ширмой для уничтожения погибших на территории непризнанных республик на востоке Украины.

Мы обратились к генеральному директору компании «Турмалин» Михаилу Вострикову за разъяснениями и получили от него официальное письмо:

Производитель «Мобильных крематориев ИН-50.1К»

Специально для т/к «Дождь», 05 августа 2015 года

Комментарий

к публикациям СМИ относительно поставок «Мобильных крематориев ИН-50.1К» в районы боевых действий на Донбассе

Крематории биологических и др. отходов в стационарном и перемещаемом исполнении выпускаются компанией «Турмалин» (СПб) уже более 20 лет под торговой маркой «Инсинераторы ИН-50» и хорошо известны как в России, так и в Украине. Например, один из них уже много лет работает в Одессе, в компании «Грин-Порт».

И, когда, в 2011 году, на форуме «Экология большого города» в Санкт-Петербурге, мы продемонстрировали широкой публике свой первый «мобильный крематорий» в работе, его отсняли для своих сюжетов практически все ведущие телекомпании страны. И в множестве этих сюжетов не было никакой «чернухи», а была добротная профессиональная работа нормальных журналистов. Конечно, «мобильные крематории», это специфические изделия, и уже тогда бывало, что людям с нарушенной психикой (не журналистам) мерещилось всякое. Но, в основном, их фантазии проявлялись в относительно безобидном флуде под никами в соцсетях. То же было и в 2013 году, когда по случаю выпуска второго «мобильного крематория», мы провели большой пресс-тур для журналистов.

Однако, в 2014 году, совершенно конкретный, бывший советский, а ныне американский гражданин, в некотором смысле наш конкурент, за деньги ангажировал двух совершенно конкретных российских журналистов на написание и «вброс» в СМИ целого ряда фейковых статей о массовых поставках наших «мобильных крематориев» на воюющий Донбасс. Один из этих журналистов московский, он, кстати, уже отбывал тюремный срок по уголовной статье «Мошенничество», другой питерский. Фамилий называть пока не имею права, т.к. с этим сейчас разбирается питерская полиция в рамках возбужденного уголовного дела, но копию постановления с координатами следствия прикладываю. Знаю, что по делу уже произведен первый обыск.

Поначалу мы не придали всему этому особого значения, полагая, что это не более, чем просто недобросовестная конкуренция. Однако, после того, как эту чушь, вслед за правозащитницей госпож. Васильевой и некоторыми СМИ, преимущественно украинскими, слово в слово, на камеру, повторил руководитель Службы безопасности Украины г-н Наливайченко, а за ним сенаторы и официальные представители Государственного департамента США, стало ясно, что речь идет ни о какой ни о конкуренции, а о самой настоящей спецоперации наших американских, как их теперь принято называть, партнеров, с очевидными антироссийскими целями и соответствующим уровнем режиссуры.

А правда состоит в том, что еще задолго до начала событий на Украине мы изготовили всего два «мобильных крематория». Один борется с эпизотериями на Алтае, другой — в Подмосковье (в Дубне — Дождь). Иногда, когда они ломаются, мы их чиним. И других заказов на эти изделия пока не поступало, если не считать заявки от похоронной службы администрации Днепропетровска, которая, по понятным причинам, нами выполняться не будет ни за какие деньги (заявку прикладываю).

Мы действительно получили копию электронных писем в компанию «Турмалин» из коммунального предприятия «Ритуальная служба» города Днепропетровска от 30 января и 2 февраля 2015 года с коммерческим предложением продать «мобильный крематорий (автомобиль)».

 

В «Ритуальной службе» Дождю подтвердили факт такого обращения. По словам представителя компании, мобильный крематорий был нужен для уничтожения медицинских отходов и бродячих животных. При этом в компании подчеркнули, что это была инициатива местных властей.

«Мы узнавали у них, возможно ли это в природе. Мы задавали им этот вопрос, потому что была информация по телевидению, что такие (устройства) заехали. Но не крематорий, а нам для сжигания медицинских отходов нужно было решить вопрос. А у нас на Украине мы пока только начали разрабатывать этот вопрос — кто может эти печи делать. Нам нужен не сам крематорий, а печь, которая будет сжигать медицинские отходы или собак, кошек, такая утилизация. Заказ был от властей, есть проблема (с бездомными животными), которые гуляют по городу, с ними ведь что-то надо делать. Или вот сейчас видишь в Житомире, под Киевом, где надо как-то сжигать свиней, куда-то их девать. Приобрести печь пока не удалось», — пояснил заместитель директора коммунального предприятия «Ритуальная служба» Олег Карповский.

Губернатором Днепропетровской области, напомним, до 24 марта 2015 года был Игорь Коломойский.

Борис Брагинский, заместитель Коломойского, так прокомментиривал эту ситуацию Дождю: «Я первый раз об этом слышу. Если это связано с моргами и теми останками, которые там хранятся, то речь не шла о сжигании. Относительно недавно были захоронены несколько десятков человек (останков людей из зоны АТО, личности которых так и не удалось установить). Потому что нужно было, чтобы родственники сдали ДНК. Некоторые не имеют родственников, а часть родственников по разным соображениям не хотят сдавать анализы материалов, чтобы осталась надежда, что человек все еще жив — родители или другие родственники погибших. Они согласны, чтобы останки захоронили неопознанными, но чтобы осталась какая-либо надежда».

***

Далее приводим фрагмент телефонного разговора с генеральным директором «Турмалина» Михаилом Востриковым:

Востриков: ...А, кстати, приходил запрос с Украины. Приходил запрос из Днепропетровска госадминистрации, когда там сидел Коломойский. Запрашивали мобильный крематорий один. Мы отказали и все.

Дождь: В каком году?

Востриков: В этом. Пришел запрос по электронной почте, с именем, фамилией. Пишут — нам нужен мобильный крематорий. Это служба Коломойского запрашивала.

Дождь: Почему отказали?

Востриков: Потому что в это время [в СМИ] раструбили, что работают крематории и жгут наших российских бойцов. Продажа крематория была исключена. Отказали. Представляете, что бы было, если бы мы реально на Украину поставили эти машины? Даже не было бы шума, мы бы вообще с вами не разговаривали в моем лице. Да ну, что вы.

Также в телефонном разговоре Востриков объяснил, что мобильные крематории — это, по сути, оружие, и его поставки за рубеж практически невозможны. Сейчас в России их всего два, и оба они предоставляют услуги Россельхознадзору, который оказался фактически не готов к указу об уничтожении еды. Возможно, появится третья установка — чуть меньшая по мощности, которая отправился на Урал.

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.