Поддержать программу
Время перемен
23:56
14 августа
История

Выборы девяностых: какие из них можно назвать демократическими, а когда стали появляться фальсификации

Лекция политолога Григория Голосова
3 343
1
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Телеканал Дождь и Открытый университет представляют новую программу «Время перемен» с лекциями о судьбах российской культуры и политики от самых авторитетных российских политологов, историков, писателей, арт-менеджеров и журналистов.

Политолог Григорий Голосов рассказывает о постсоветской электоральной демократии: о том, можно ли назвать выборы 1990-х годов демократическими.

Выборы 1993 года

Выборы 1993 года проходили в не очень хороших условиях с точки зрения демократичности. Но самое главное: к участию в этих выборах не были допущены несколько достаточно важных партий. Я полагаю, что если бы, например, партия Руцкого была допущена к участию в этих выборах, то их результаты были бы существенно иными.

Кроме того, действовали довольно серьезные ограничения на СМИ. Однако самое главное, что в период избирательной кампании, которая была чрезвычайно быстротечной, действовала еще и довольно тяжелая психологическая атмосфера для оппозиции самых разных цветов, и это оказало воздействие на результаты выборов.

Ситуация, которая сложилась после того, как был распущен Съезд народных депутатов, неправильно ориентировала российские власти на то, каких результатов вообще можно было ожидать от этих выборов. Насколько я понимаю, общее мнение, во всяком случае, в начале кампании, состояло в том, что оппозиция полностью разгромлена, и поэтому главная забота властей состоит в том, чтобы создать видимость конкурентных выборов, создать многопартийный парламент, в котором не доминировала бы какая-то одна партия. Отсюда была стратегия по созданию сразу нескольких партий, которые бы выступали от имени властей в ходе этой избирательной кампании: «Выбор России», «Партия российского единства и согласия», «Российское движение демократических реформ». И это раздробило голоса тех людей, которые вполне искренне хотели голосовать за проправительственные силы на выборах 1993 года.

А с другой стороны, поскольку все же какой-то доступ оппозиции к СМИ был обеспечен, люди стали к этой оппозиции прислушиваться, и прислушались они именно к тому человеку, который воспользовался этим доступом в полной мере. Это был Владимир Вольфович Жириновский. Он действительно провел хорошую яркую кампанию осенью 1993 года, и он один получил все бонусы от общего разочарования избирателей, которое накапливалось годами вследствие того, что реформы были болезненными, но которое стало особенно сильным после того, как в начале октября 1993 года в Москве произошел расстрел здания парламента. А коммунисты, напротив, кампанию почти не вели, они были запуганы, они думали, и полагаю, что не без некоторых оснований, что если КПРФ будет проявляться очень активно в ходе избирательной кампании, то ее с выборов снимут.

В итоге ЛДПР получила на этих выборах на 8 % больше, чем партия власти «Выбор России». Политические итоги выборов 1993 года оказались не такими неблагоприятными для властей, как это поначалу казалось. Потому что Жириновский, вопреки той риторике, которую он выдавал в ходе избирательной кампании, оказался достаточно склонным к компромиссам с властями; у коммунистов позиции в Думе были слабыми, хотя они, уже будучи избранными в Думу, начали проявлять большую активность. Однако у них было просто-напросто мало мест.

И в конце концов эта колоссальная фрагментация в электорате, которая вылилась в состав Думы — 8 партий тогда прошли в Думу, — сделала Думу достаточно легко манипулируемой.

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: