Поддержать программу
Время перемен
18:29
4 августа
История

Как москвичи заново открыли для себя город

Лекция Юрия Сапрыкина
Ведущие:
Юрий Сапрыкин
2 036
0
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Телеканал Дождь и Открытый университет представляют новую программу «Время перемен» с лекциями о судьбах российской культуры и политики от самых авторитетных российских политологов, историков, писателей, арт-менеджеров и журналистов.

Лекция Юрия Сапрыкина «Город: вид сверху. Урбанизм и свобода».

Город: вид сверху

В марте 2011 года директором Московского парка культуры им. Горького назначен депутат Государственной думы Сергей Капков.

И очень быстро становится понятно, что это не просто замена одного директора другим, это гораздо более судьбоносное назначение. В распоряжении Капкова оказываются идеи и предложения, которые уже несколько лет готовит Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», и смысл этих идей не сводится к тому, чтобы преобразовать парк или заменить в нем старые аттракционы на новые.

Эти идеи исходят из совершенно нового понимания города в целом, города, главная функция которого – быть удобным для жизни людей, города, который должен прежде всего создавать новое качество жизни и формировать интерес к этой жизни. И самое главное, что все эти вещи даже в масштабах такого мегаполиса, как Москва, достижимы с помощью вполне рациональных технологичных мер за вполне ограниченный промежуток времени.

Открытие общественного пространства

Позднесоветский город, от которого в наследство нам достается, в частности, парк Горького, – это прежде всего машина по производству таких стандартных форм социальной и экономической жизни. Нельзя сказать, что в таком городе нет общественных пространств. Слова такого нет, а сами пространства, конечно, есть, но их правила использования тоже строго регламентированы. Скажем, если в городе есть центральная площадь, то она существует для того чтобы, там, два раза в год выходить на демонстрацию. Если в городе есть парк культуры, то в нем есть примерно один и тот же на всю страну набор развлечений, и люди должны там как бы культурно отдыхать после напряженного рабочего дня.

Все стихийно общественное, все неподконтрольно культурное в таком городе вытесняется либо в частные пространства, либо в какие-то зоны, не подвластные государственному контролю. То есть, например, если ты хочешь устроить выставку без разрешения местного отделения Союза художников, то у тебя есть либо собственная квартира, либо какой-нибудь далекий от центра забытый богом парк, и то только до того момента, пока туда не приедет полиция; либо ты можешь вообще наплевать на само понятие выставки и, к примеру, искать творческой и экзистенциальной свободы, сбегая из городского пространства с его тотальным контролем, как это делают московские концептуалисты в акциях «Поездки за город».

В последние годы советской власти в эпоху перестройки люди вдруг обнаруживают, что город существует еще и для другого, да: что в нем есть как раз пространства для общественной жизни, для выражения своего общественного интереса, что в нем есть места, где можно собираться, высказывать свое мнение, чего-то требовать от власти, общаться друг с другом, решать вопросы собственной жизни. И это тоже одна из функций, может быть, одна из древнейших функций городского пространства, которую жители Советского Союза с удивлением заново для себя открывают. Скажем, в Москве одним из таких островков стихийной общественной жизни становится точка рядом с редакцией «Московских новостей» на Пушкинской площади. Для этого всего-то достаточно вывешивать по утрам на газетные стенды свежие номера газеты, и вокруг них собираются люди, которые обсуждают какие-то смелые и решительные статьи, напечатанные в этой газете, тут же собираются первые демократические митинги, и вот так запускается процесс, который уже довольно сложно остановить.

Если речь идет о массовых митингах, то они начинают регулярно проходить на площадке около Лужников, а самые крупные из них организуются на Манежной площади в двух шагах от Кремля, от места размещения самых важных органов государственной власти.

Если речь идет о молодежных движениях, то у каждого неформального объединения молодежи, как тогда принято говорить, тоже есть свои точки сбора, и в каждой из них есть какие-то разные формы проведения свободного времени, разные формы какой-то культурной самоорганизации.

Если говорить о том, что принято называть свободным творчеством, то это есть первая пешеходная улица под названием Арбат, да. Это сейчас принято его ненавидеть и считать каким-то образцом туристической пошлости, а в конце 1980-х Арбат – прежде всего место, куда может выйти любой художник, поэт, музыкант, танцор и показывать там свои произведения, зарабатывать тем самым на жизнь, и никто тебя оттуда не прогонит. Это тоже совершенно новая вещь для советского города.

Апофеозом всей этой новой общественности, конечно, становится событие августа 1991 года, когда люди без всякой команды выходят к Белому дому, ломают тем самым планы ГКЧП и разворачивают историю страны фактически в другую сторону.

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: