Поддержать программу
Время перемен
11:07
5 августа
История

«Учить и воспитывать». Как государство взаимодействовало с культурой, и что из этого вышло

Лекция Юрия Сапрыкина
Ведущие:
Юрий Сапрыкин
3 860
1
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку
Расписание
Следующий выпуск
14 декабря 18:20
среда: 18:20, 23:10
четверг: 03:00, 10:00, 15:00, 18:20
пятница: 03:00, 11:00
суббота: 18:00

Телеканал Дождь и Открытый университет представляют новую программу «Время перемен» с лекциями о судьбах российской культуры и политики от самых авторитетных российских политологов, историков, писателей, арт-менеджеров и журналистов.

«Умножение государства: от самоустранения к экспансии». Лекция Юрия Сапрыкина о том, как российское государство взаимодействовало с культурой, и что из этого вышло.

От самоустранения к экспансии: «Левиафан» и «Тангейзер»

В феврале 2015 года в России разгорается сразу два крупных скандала, в центре которых оказывается Министерство культуры.

Министр Владимир Мединский резко критикует автора фильма «Левиафан» Андрея Звягинцева. Фильм к этому времени уже успел получить приз за лучший сценарий на Каннском фестивале и американскую премию «Золотой глобус». Тем не менее Мединский сообщает, что по его мнению, авторы сняли резко конъюнктурное произведение, гонятся за международной известностью и что государство впредь не намерено поддерживать тех авторов, которые оплевывают выбранную народом власть.

Тем временем в Новосибирске прокуратура заводит уголовное дело на создателей спектакля «Тангейзер», который поставлен в местном оперном театре. Их обвиняют в умышленном оскорблении предметов религиозного почитания. Минкульт вмешивается в ситуацию и здесь, собирается общественный совет для обсуждения спектакля, и большинство выступающих на этом совете призывают немедленно снять «Тангейзер» с репертуара, уволить директора театра Бориса Мездрича, угрожают авторам спектакля судьбой карикатуристов «Шарли Эбдо» и говорят, что если «Тангейзер» снова будут показывать на сцене, то на улицу выйдут возмущенные миллионы.

Эти истории заканчиваются по-разному. «Левиафан» выходит в российский прокат, и волна критики постепенно спадает. А вот «Тангейзер» действительно снимают с репертуара, директора новосибирского театра Бориса Мездрича увольняют, на его место назначают Владимира Кехмана из Михайловского театра в Петербурге, который ярче других проявил себя в плане критики «Тангейзера» на общественных обсуждениях.

Но так или иначе, обе эти истории показывают, что начинается какой-то новый этап в отношениях государства с культурной сферой. Минкульт открыто декларирует, что он намерен поддерживать только идеологически выверенные произведения и не давать ходу тем работам, которые сам Минкульт считает провокационными или кощунственными.

Культура неинтересна государству

Государственная культурная политика в постсоветской России формируется примерно так же, как бюджет на культуру, – по остаточному принципу. Новым российским властям в наследство достается огромная советская культурная инфраструктура: сотни и тысячи музеев, театров, домов культуры, деревенских клубов – учреждений, созданных совсем в другое время и совсем для других людей. Зачем это нужно сейчас – не до конца понятно, но почему-то кажется важным, чтобы все эти учреждения продолжали существовать, а их сотрудники продолжали получать зарплату.

Денег на это тратится не очень много. Расходы на культуру в начале 90-х составляют чуть больше 1% бюджета, а эффективность этих вложений можно высчитать по статистическим данным. С 90-го по 2010 год количество театров в стране увеличивается в полтора раза, количество музеев – вдвое. Меж тем число людей, посещающих театры, уменьшается на треть, а посещающих музеи – аж на 40%.

Есть и другая модель управления культурой – модель покровительственно-меценатская. У различных властей, как правило, региональных, всегда существуют любимые артисты, любимые деятели культуры, которым нужно помогать и даже дружить с ними – ну просто потому, что они нравятся. Нужно выходить на сцену с Кобзоном, нужно приглашать Газманова выступать на городских праздниках, нужно открывать галереи для Шилова и Глазунова, нужно финансировать театр Петросяна, даже если он не показывает никакие спектакли.

У этих моделей есть нечто общее. Обе они подразумевают, что вся эта сфера культуры – она существует, в общем-то, не очень понятно зачем. Непонятно, как оценивать эффективность ее работы. Важно только, чтобы она была. То есть государство финансирует не работу музеев, а сам факт существования этих музеев.

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: