Поддержать программу
Время перемен
22:32
13 августа
История

«Нормальное телевидение» и «Коммерсантъ Daily»: как революция пришла в медиа

Аркадий Островский об истории постсоветской журналистики
3 915
0
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку
Расписание
Следующий выпуск
14 декабря 18:20
среда: 18:20, 23:10
четверг: 03:00, 10:00, 15:00, 18:20
пятница: 03:00

Телеканал Дождь и Открытый университет представляют новую программу «Время перемен» с лекциями о судьбах российской культуры и политики от самых авторитетных российских политологов, историков, писателей, арт-менеджеров и журналистов.

Британский журналист Аркадий Островский — о появлении первых независимых СМИ, газетах и журналах времен перестройки, 

Какие идеи стояли за перестроечными медиа?

На самом деле перестроечные медиа были в руках шестидесятников, которые ждали этого момента, в сущности, начиная с 1968 года. Именно печатные СМИ задавали главное направление и в медиа, и в стране, и в политике, потому что печатное слово, напечатанное для людей поколения, рожденного в 1930–1931 годах, имело огромный вес.

Все дебаты по поводу ленинизма, марксизма велись именно в печати. В этом смысле советская власть унаследовала у церкви это отношение к слову. И поэтому дискуссия по поводу ленинизма и марксизма велась — как теологические дискуссии — на страницах печати. Поэтому вплоть до развала Советского Союза именно печатные СМИ доминировали.

Они приходят к моменту перестройки с теми идеями, которые были заложены во время и после Пражской весны. И поэтому они начинают с той точки, в которой, как им кажется, страна пошла по неправильному пути в 1968 году, когда советские танки входят в Чехословакию.

Изменения начинаются после Чернобыльской аварии. Это очень важно. Потому что Чернобыльская авария показывает, что действительно система не работает больше и нет никакой обратной связи. И на заседании Политбюро ЦК КПСС Горбачев говорит с ужасом, что мы сами не знаем, что происходит на самом деле в стране, и нам нужно больше гласности, не бойтесь ее, это и есть настоящий социализм.

И буквально через несколько месяцев после Чернобыльской аварии назначают в «Огонек» Виталия Коротича, который до этого высказывается по поводу того, что закрывают информацию об аварии в Чернобыле. А вслед за этим Егору Яковлеву, абсолютно мифологической фигуре среди шестидесятников, невероятно яркому человеку, чья яркость не затуманена гением — он был абсолютным в этом смысле выразителем своего поколения, — предлагают взять странную газету «Московские новости», которая выходит на многих языках, которая была частью Агентства печати «Новости», агентства, которое очень тесно сотрудничало с КГБ.

Редакция «Московских новостей» была наполнена провалившимися разведчиками, военными переводчиками и так далее. Русскоязычное издание «Московских новостей» появляется только в 1980 году в связи с Олимпиадой, чтобы показывать советские достижения. Это одна из самых зубодробительных советских газет: в момент взрыва на станции в Чернобыле она напишет что-то вроде того, что Запад посылает облако антисоветизма на Советский Союз.

Егор, как его все называли вокруг, начинает менять газету. Он понимает, что его используют, понимает, что через газету, которая выходит на многих языках, будет послан месседж на Запад. Он абсолютно принимает эти условия игры. Гласность не была всеохватывающей, внезапной свободой слова — это была лицензия, которую выдают определенным СМИ на то, чтобы они говорили чуть-чуть больше. Притом это «чуть-чуть больше» совершенно не затрагивает новости, потому что новости определяются через органы ЦК, через ТАСС. Условно говоря, когда возвращается в Москву из Горького Андрей Дмитриевич Сахаров, это на первых полосах всех западных газет. В газете «Московские новости» это ровно 40 слов в углу на третьей странице в месте, где обычно печатают исправления.

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: