Поддержать программу
Время перемен
15:10
19 декабря 2016

«Что такое продавец на излете советского времени? Это вор и хам»

Евгений Чичваркин — о том, как начинался постсоветский ритейл
12 649
0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Скидка 34%
3 800 / год
4 800
Скидка 11%
1 280 / 3 мес
1 440
Базовая подписка
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку

Что из себя представляла розничная торговля, когда развалился Советский Союз?

Когда ельцинский закон «О свободе торговли» в феврале 1992 года добил уже лежащую на боку советскую распределительную систему, предприниматели перестали называться фарцовщиками, перестали заниматься «купи-продай», перестали быть какими-то людьми из подполья. Ими стали почти все — так называемые толкучки заполонили все города, люди просто стояли с вещами на весу около метро, и зачастую можно было встретить людей с двумя высшими образованиями, продававших какие-то старые вещи. Наверное, это был очень хороший закон, потому что он позволил быстро перераспределить товары и услуги.

Начали грабить импортеров еды на въезде в Россию. Взятка за пятнадцатитонный контейнер составляла что-то около 3000 долларов. Контейнер мог быть весь набит окорочками без каких-либо сертификатов, яблоками, крупой. Вся эта еда продавалась так же с лотков на открытых, стихийно организованных рынках, которые потом обзавелись крышами, а потом уже на их месте появились торговые центры.

Что такое продавец на излете советского времени? Это вор и хам. Он не сидит только потому, что ОБХСС до него не добралось. Продавец комиссионного магазина зарабатывал 20–50 зарплат инженера, что-то просто пропуская мимо кассы, придерживая товар, на чем-то просто прифарцовывая. И вдруг эта деятельность, когда купил за рубль, а продал за рубль двадцать, стала законной. Поэтому огромное количество людей, которые никогда этим не занимались и которым просто надо было выживать, туда пришли. И что было здорово, началась конкуренция: например, сигареты Marlboro в Лужниках можно было купить более чем в ста местах.

Понятно, если сто различных коммерсантов продает сигареты Marlboro, которые все были завезены без акцизов контрабандой, зачастую через находящийся рядом спорткомитет, им нужно было что-то делать, чтобы выиграть конкуренцию. Работать на минимальной марже или на больших оборотах, либо оставаться дольше, чем все, либо становиться ближе к метро, либо приходить совсем рано, когда приезжают какие-то большие оптовики, либо делать какую-то огромную скидку за опт, либо, если у тебя совсем нет денег — как у меня не было денег, я был студентом, — открывать каждую пачку и продавать посигаретно, что выходило дороже. Если совсем не хватало денег на проезд, например, то, купив несколько пачек и открыв их, на этой разнице можно было заработать какие-то деньги. Но даже это была сумма, кратная нашей нищенской стипендии.

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: