Поддержать программу
Время перемен
14:40
2 августа
История

«„Кого волнует твое вонючее мнение?“ — это вбивалось в головы журналистам»

Максим Ковальский и Глеб Морев о феномене газеты «Коммерсантъ»
2 883
0
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Телеканал Дождь и Открытый университет представляют новую программу «Время перемен» с лекциями о судьбах российской культуры и политики от самых авторитетных российских политологов, историков, писателей, арт-менеджеров и журналистов.

Лекция Максима Ковальского, бывшего главного редактора журнала «Коммерсантъ-Власть», и Глеба Морева, шеф-редактора отдела «Литература» сайта Colta.ru, о феномене газеты «Коммерсантъ» и языке русской буржуазии.

Что нового было в газете «Коммерсантъ»?

Морев: При появлении «Коммерсанта» сразу несколько отличительных черт как бы ярко воздействовали на читателя. Во-первых, это была цена газеты. Еженедельник «Коммерсантъ» стоил 1 рубль. Для 90-го, 89–90-го это была огромная цена за что-то, что продается в киоске среди других газет, которые стоили копейки. И понятно, что это была цена отсечения. Это цена, которая должна была отсечь референтную группу, которая по своему финансовому положению, с точки зрения владельцев и издателей «Коммерсанта», не являлась их потенциальной аудиторией. Это раз. Такой демонстративный жест.

Второе – то, что эта газета, по-моему, первой апеллировала к дореволюционным… медиа. Да, это как бы… Нашли газету «Коммерсантъ», которая на самом деле была не очень известной в дореволюционной России, издавалась в Москве с перерывами, но тем не менее формально существовала к 17-му году и была закрыта в результате Октябрьского переворота. И нашли остроумную формулировку на первой странице рядом с логотипом, что с 1917 по 1989 или, не помню, 1990 год газета не выходила по не зависящим от редакции обстоятельствам.

Ковальский: Я считаю, что Яковлев – это просто человек, который создал всё, что связано с буквами на этой земле. Кирилл, Мефодий и вот Яковлев. Трое было на самом деле, а не двое. То есть они дали буквы, а он сказал, как их складывать. Это стандарт нейтральной журналистики вот такой вот. Идея о том, что нужно уметь разделять. Техника разделения фактической информации и мнения собственного. Человек, который не освоил это ремесло, который путает, синкретически мыслит, не может отделить факты от того, что он привносит своей головой, – этот человек отбраковывается, он не может работать в журналистике. Это первое, мне кажется, и самое главное, что сделал Яковлев. Это целенаправленно, можно сказать, вбивалось в головы журналистам. Кого волнует твое вонючее мнение? Вот это было самое главное. Я уж не знаю, сейчас это же умеют – возьмите «РБК» или, там, «Ведомости», это в принципе те же стандарты. Наверное, есть какие-то различия в стилистике, какие-то дополнительные ограничения есть в каждой из этих корпораций. Но базовое – именно вот это. Это самое главное. Убери из заметки себя.

Откуда возник знаменитый ироничный язык «Коммерсанта»?

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: