Поддержать программу
Спорт на Дожде
25:14
2 августа 2013
Спорт

Виталий Петров о возвращении в «Формулу-1», нехватке денег и о том, почему его перестал поддерживать Путин

13 491
13
Расписание
Следующий выпуск
12 декабря 20:00
понедельник: 20:00
вторник: 01:00, 08:00, 13:00
Единственный российский гонщик в истории «Формулы-1» Виталий Петров анализирует сложившуюся ситуацию: почему «Катерхэм» не стал продлевать с ним контракт, откуда у его команды долги, почему Владимир Путин три года назад считал, что его участие в «Формуле-1» – дело национальной важности, а теперь молчит. 
Командная: Сейчас для вас очень важное время, потому что от того, что происходит сейчас, наверняка зависит ваше будущее, зависит то, будете ли вы на следующий год выступать в Формуле-1 или нет. Что вы предпринимаете, какие шаги для того, чтобы следующий сезон начать в должности пилота Формулы-1?

Петров: Я уже не раз говорил в интервью, что моя главная задача была в первой половине этого года - найти человека, который начал бы сотрудничество с командами Формулы-1. Мы это сделали, мы пообщались с командами, у нас уже на эту дату есть несколько предложений от команд, есть официальные письма даже, мы переписывались, общались. Мы говорили только о том, чтобы я вернулся в 2014 году уже боевым пилотом, они сказали: «Да, вы можете это сделать», но мне нужна поддержка, чтобы я мог вернуться.

Командная: Что это за команда? Можно я попробую угадать?

Петров: Ее нельзя говорить.

Командная: «Вилиямс», «Заубер» и «Маруся»? Хотя бы приблизительно угадала, нет?

Петров: Я не могу вам говорить, потому что, к сожалению, когда ведутся переговоры, нужно не говорить. Они просят об этом, чтобы мы не говорили, с кем мы ведем переговоры, о чем. Это мир Формулы-1, к сожалению, он таков.

Командная: Почему-то у нас в стране считается, что «Маруся»- это российский проект, что это российская команды Формулы-1, поэтому всегда хотелось, чтобы вы выступали за эту команду. Так ли это? Или на самом деле менеджмент там совсем не российский и считать ее российской командой нельзя?

Петров: Почему? Ее нужно считать, она есть, она под российской лицензией- это во-первых. А во –вторых, если сегодня у меня будет поддержка, я смогу выступать в Формуле-1, смогу завоевывать самые высокие места и бороться за подиум. Если российскую команду «Марусю» будут поддерживать, финансировать очень можно, то года через два можно рассчитывать на то, что команда «Маруся» может попадать уже в десятку. На сегодняшний момент она очень сильно прибавила, она обгоняет «Caterham», она очень хорошо смотрится на трассе, у них очень плотная борьба.  В том году мы ехали в принципе гораздо быстрее ее, она не стоит на месте, она двигается. Нужна поддержка, нужно работать, вкладывать, и только тогда …

Командная: Совсем недавно команда «Заубер» была чуть ли не на гране банкротства. После этого сильно помогли финансово этой команде два инвестиционных российских фонда и один институт, тоже российский.

Петров: Вы знаете, что до сих пор не подтвердилась эта информация? Я уже знаю, о чем вы меня хотите спросить…

Командная: А о чем я хочу вас спросить?

Петров: Я думаю, как, что и почему Сироткин, наверное, или в таком что-то роде.

Командная: Честно говоря, да.

Петров: Понимаете, сейчас говорить об этом сложно, потому что это не подтвердилось официально командой «Заубер». Идут слухи, там слухи, здесь. Мы просто сейчас начнем разговаривать, а я даже не знаю, что отвечать, потому что я не в курсе всего.

Командная: А вы знакомы с этим 17-летним мальчиком по имени Сергей Сироткин?

Петров: Мы как-то виделись в 2012 году, мы фотографировались вместе. Но когда ты на этапе Формулы-1, у меня, к сожалению, не было много времени с ним пообщаться и познакомиться поближе

Командная: Здесь нужно сделать пояснение для наших зрителей. Дело в том, что есть некая информация, что якобы команда «Заубер» будет теперь финансироваться российскими спонсорами, и со следующего года там будет выступать пилот Сергей Сироткин, которому 17. И я так понимаю, что его берут именно как боевого пилота, да?

Петров: Слухи идут об этом.

Командная: Верить нам или нет?

Петров: Если верить всем слухам, не знаю, что можно сделать со своей головой. На самом деле, если что-то говорится, значит, что-то происходит. В это нужно верить, но пока я не могу ответить, будет это или нет. Очень много слухов идет и о других командах, о том же Райкконен про переход в «RedBull» и «Феррари», и об Алонсо. Слухи слухами, они всегда будут. Если это состоится, я думаю, что это отлично, будет просто супер, если «Заубер» будет поддерживать какая-то российская компания и будет российский пилот. Я считаю, что это плюс для России.

Командная: Объясните мне, почему вам единственному российскому гонщику  тяжело найти спонсора?

Петров: Потому что многие не понимают, что такое Формула-1, многие люди не бывали на этапах, не бывали в боксах, не бывали на базе команды, что там происходит, куда эти деньги вкладываются, для чего это все делается. Сложно объяснить в двух словах, что это такое. Это нужно садиться, объяснять и разговаривать, во что они вкладывают, почему и зачем, и что они с этого могут поиметь, какую рекламу и многое другое.

Командная: Вы три года выступали в Формуле-1, 20 миллионов долларов- именно эту сумму называла Оксана Косаченко, когда говорила, сколько было потрачено спонсорами на вас. Эта сумма близка к реальности?

Петров: Я даже не буду это комментировать. Я даже не знаю, 20 миллионов долларов или еще что-то.

Командная: Сколько вам нужно денег? Насколько я понимаю, если бы вы нашли спонсора в этом году, вы бы были все еще гонщиком «Caterham».

Петров: Я не говорю  сегодня о «Caterham», что я буду гонщиком.

Командная: Нет, именно тогда на тот момент- март 2012 года.

Петров: Там очень сложная ситуация получилась. Если честно, я не хочу брать ее в расчет, потому что не так получилось, как должно было быть.

Командная: Расскажите правду, потому что все слухи всем уже надоели. Скажите правду.

Петров: Я уже как-то рассказал правду.

Командная: Вы имеете виду про «Лотус»?

Петров: Да, я на самом деле не хотел об этом говорить никогда, но я считаю, что я ничего такого плохого про команду не сказал. Просто высказался, что был на пределе, да, затронул, наверное, что нельзя было говорить, но я за это поплатился. Я сейчас вырос и по-другому ко всему отношусь, поэтому не могу вам рассказать правду, к сожалению.

Командная: Давайте напомним эту историю телезрителям. Дело в том, что когда вы были пилотом команды «Лотус Рено», вы сказали в интервью следующее: «Чуть ли не больше десяти гонок у нас нет абсолютно ничего, то есть мы ездим фактически на той же машине, на которой начинали сезон». Если честно, не кажется, что в этом есть что-то невероятно страшное. Вы сами были удивлены такой реакции? То есть вы когда-нибудь думали, что вас выгонят из команды за эти слова?

Петров:  На самом деле не думал. Наверное, просто сдали нервы, и я так сказал.

Командная: Жалеете, что сказали?

Петров: Всегда о чем-то жалеешь, всегда знаешь, что можешь добиться большего лучше что-то сделать, даже лучше сказать у вас. Когда закончим интервью, я посмотрю его и проанализирую какие-то ошибки. Надеюсь, их в будущем не повторять.

Командная: Вы действительно пересматриваете каждое свое интервью?

Петров: Практически. Я считаю, что это нужно, нужно смотреть на себя со стороны, смотреть, какие ты ошибки делаешь. Иногда спрашиваешь людей, которые могут тебе подсказать, что ты сделал правильно, что нет. Так же я пересматриваю практически все гонки, чтобы анализировать, что делает один гонщик, что другой.

Командная: По вашему виду, Виталий, я вижу, как сильно вы хотите быть пилотом Формулы-1. А хотели бы быть в этом сезоне пилотом «Caterham» или с этой командой все покончено?

Петров: Вы знаете, я благодарен Богу, что именно так все получилось, я рад, что я оказался не в Формуле-1 в этом году. Я рад, что у меня есть этот год, который я могу потратить на самосовершенствование, сделать какие-то выводы за последние годы, которые жил, с кем работал, как работал. Поэтому я благодарен судьбе, что так получилось, я уже многое проанализировал, даже сходил на Эверест…

Командная: Что, простите?

Петров: Когда я был на Эвересте. Когда я туда сходил, я наглотался свежего воздуха. Я был там практически в одиночестве, каждый день шли по 10-12 часов, и что-то все приходило в голову. В горах, может, к ближе к Богу что-то тебе давалось. Поэтому я рад. Я сейчас работаю, чтобы вернуться, потому что считаю, что не все достиг, чего мог достигнуть.

Командная: В 2010 году, по-моему, в марте Владимир Путин, когда он был премьер-министром, сказал, что невероятно важно иметь вас в Формуле-1. Проходит три года, он не делает никаких заявлений, хотя понятно, что одно его слово и куча компаний становится вашими спонсорами. Как вы думаете, почему за три года такой крен произошел?

Петров: Сложный вопрос. Даже не знаю, как на него правильно ответить.

Командная: Я же знаю, что ваш отец, по-моему, даже близкий друг Владимира Путина.

Петров: Это не совсем, конечно, так.

Командная: Неужели нельзя позвонить и сказать: «Ну, помоги сыну моему»?

Петров: Ты же не можешь взять телефон и позвонить президенту России. Это неправильно. Мы пытались каким-то образом сами найти  поддержку, не обращаться к кому-то, а найти через знакомых, просто ходить по компаниям и искать. К сожалению, на тот момент было очень тяжело объяснить людям, что такое Формула-1, и куда вкладываются эти деньги. Думаю, что сегодня с различными шоу, которые проводились на той неделе, которые в эти выходные будут, только с помощью таких мероприятий люди могут видеть, что такое Формула-1, почему она так дорого стоит.

Командная: А порядок цифр? Вот я хочу стать гонщиком Формулы-1, сколько мне для этого нужно денег?

Петров:  Я не думаю, что за деньги может любой пилот стать. Да, может, но все-таки он должен достичь чего-то.ты не можешь пойти в топовую команду за деньги, даже если у тебя 30 или 40 миллионов евро. Тебя не возьмут, тебе скажут: «Мальчик, ты чего здесь делаешь?».

Командная: И все-таки, сколько нужно?

Петров: Я не буду называть конкретные цифры. То, что вы называли, немножко побольше. Это в ту команду, которая способна побеждать, которая в 2014 году готова подняться на подиум.

Командная: И которая сейчас соответствует вашим амбициям?

Петров: Да, с одной из которых я так же веду переговоры. Я не сказал, какая, правильно же.

Командная: В следующем сезоне Гран-при России все-таки должно попасть в календарь Формулы-1, при этом заявка до сих пор не подана, при этом говорят, что не хватает квалифицированного персонала, который будет работать на трассе. И совершенно непонятная история с этим Гран-при, потому что, с одной стороны, это история, которая была запущена сверху, с другой стороны- я так понимаю, что сейчас поняли, что это стоит каких-то невероятных сумм и решили это спустить на тормозах. Так это или нет?

Петров: Тяжело сказать, что происходит между РАФом и организаторами Гран-при в Сочи. Я уже говорил недавно в интервью, что я думаю, что они все-таки найдут и обязаны найти общий язык, чтобы провести этот этап. Ну, не просто так же было, не просто же там строят уникальную трассу, не просто же все это делается. Владимир Владимирович также говорил, что будет Гран-при в Сочи, а сегодня взяли и закрыли весь проект что ли? Я думаю, что есть просто какие-то разногласия, какие-то проблемы, которые всегда и везде бывают. Я думаю, что сейчас они должны уладить это все, начать встречаться. Надеюсь, что все будет хорошо, это очень важно.

Командная: Смотрите, это слова Берни Экклстоуна, самого главного человека в Формуле-1 в мире: «Россия скоро дебютирует в Формуле-1 -это очень важный и интересный рынок. Совершенно уверен, что Гран-при в Сочи в 2014году пройдет успешно. У нас большой интерес и ожидания от гонки, ведь мы долгие годы пытались ее организовать». Вы верите в то, что Гран-при в Сочи принесет организаторам какие-то дивиденды? Потому что мне кажется со стороны, что это убыточный проект, судя еще по тому, что вам было тяжело найти спонсора все это время, что вы выступали. 

Петров: Я думаю, что по любому это плюс для автоспорта, для людей, у которых нет возможности посетить и увидеть, что такое машина Форумы-1, это будет отличный приехать в Сочи и увидеть это. Я думаю, что зрители будут переполнять Сочи, я думаю, что будут даже дополнительные трибуны ставить. Я думаю, что такое устроят, что…

Командная: А вы же сейчас посол ФОрумыл-1 в России.

Петров: Я посол?

Командная: По крайней мере так пишут, Виталий.

Петров: Это опять слухи.

Командная: То есть это преувеличение?

Петров: Конечно.

Командная: То что трассу решили построить в Сочи- это правильное решение или нет? Потому что Сочи и Олимпиада и Гран-при, а другим регионам ничего.

Петров: Во-первых, вопрос не мне. Я не политический человек на сегодня. Я все-таки спортсмен, может быть, когда-то им попробую стать, но точно не сейчас. Я думаю, тот, кто это все организовывает, он знает, что делает, и без всяких сомнений делает это правильно.  Это мы так думаем, что там будет Олимпиада и Гран-при, я думаю, что люди, которые это все организовывают, у них план на 10-15 лет вперед, просто мы об этом не знаем, и они об этом не говорят.

Командная: Расскажите  свои ощущения, когда ты сидишь за болидом Формулы-1.  Наверняка этот какой-то жуткий дискомфорт сидеть в болиде Формулы-1.

Петров: Вы не правы.

Командная: Расскажите.

Петров: Ну, как рассказать? Когда вы покупаете машину себе, вы садитесь, настраиваете сидение, руль, когда вы трогаетесь и едите по городу, вы же получаете от этого такое удовольствие, что улыбка у вас всю ночь и весь день не слазит с лица. Правильно?

Командная: Да.

Петров: У нас то же самое. Когда ты садишься на первые тесты в начале, и ты выезжаешь на трассу, у тебя улыбка, понятно, что никто не видит, потому что ты в шлеме. Мы получаем столько удовольствия, столько эмоций от пилотирования машиной Формулы-1. Это не передать словами.

Командная: Это же сложно наверняка.

Петров: Я не участвую в бальных танцах. Я занимаюсь тем делом, которое я на 100% умею делать хорошо, знаю, как это сделать, как удержать машину на трассе.

Командная: А за пределами трасс в жизни, вы какой гонщик?

Петров: Я сюда приехал на метро, чтобы к вам успеть. Потому что в 6  часов приехал поезд и сразу на метро, чтобы сэкономить время.

Командная: Вы сейчас в Выборге живет?

Петров: Да.

Командная: Вот дома вы садитесь в машину… Какая у вас машина?

Петров: А у меня нет машины.

Командная: Как это так?

Петров: Просто на протяжении нескольких лет я дома не жил, я приезжал и думал, зачем мне иметь машину. Когда меня никогда дома нет. Я могу у мамы взять, у папы, если что, просто езжу, если нужно.  У нас город маленький, можно и пешочком походить. Недавно мотоцикл подарили, я пару раз прокатился, много писем пришло в Twitter, сказали: «Виталик, тебе нельзя ездить, береги себя», поэтому я его поставил в гараж и закрыл.

Командная: А вы любите Twitter? Вы подсели на него?

Петров: Люблю читать, не особо пишу там. На меня жалуются, ругают, что я мало общаюсь именно там. Постараюсь со временем начать больше общаться с фанатами.

Командная: Когда-то Мухаммеда Али и Михаэля Шумахера  вы называли людьми, которые вас восхищают. В случае с Шумахером я понять могу, а в случае с Мухаммедом Али?

Петров: Когда я был маленький, мой папа увлекался боксом, тренировался. Они всегда собирались компанией и смотрели Мухаммеда Али, Тайсона. Наверное, я Мухаммеда Али плохо помню, но он мне очень много о нем рассказывал. Потом я очень много пересматривал разных боев с ним и фильмы смотрел, поэтому для меня он был кумиром. Папа для меня ставил его в пример. Поэтому он и Тайсон достигли таких высот. Он был действительно великим на все времена, я считаю, что и на долгое время еще и останется. Таких людей как он пока на земле, наверное, нет.

Командная: А с Михаэлем Шумахером хоть кто-то из гонщиков Формулы-1 сравнится или нет?

Петров: Алонсо отличный гонщик, Хэмилтон тоже отличный. Алонсо, Хэмилтона и Феттеля я ставлю примерно на один уровень с Шумахером. Просто Шумахер в свое время стал семикратным чемпионом мира, это было в то время, но сейчас пришло другое время. Нужно немножко подождать, я думаю, что кто-то из других гонщиков тоже сможет достичь такого.

Командная: Чего бы вам хотелось достичь в Формуле-1 или вы спустились сейчас с небес на землю, поняв, что это очень тяжело, нужны большие деньги?

Петров: Это не тяжело, это нужно работать. У меня мечта стать чемпионом мира. Сначала у меня была мечта, чтобы я мог стабильно научиться ездить во время гонок, в принципе я стал выполнять эту задачу. Потом я стал больше концентрироваться на том, чтобы хорошо квалифицироваться, важно было четко проехать круг. Потом я ставил задачу, что пора на подиум, поэтому в 11 сезоне, я так поставил, что второй сезон первой гонки ставить самую высшую ступень. Я поставил себе, что могу быть на подиуме, хотя в это было тяжело верить. Но у меня получилось достичь этого. Сейчас у меня вернуться, конечно, а потом стать чемпионом мира, потому что это моя жизнь, это моя цель. Просто если не ставить цели, то зачем тогда жить, правильно?

Командная: И все-таки я не понимаю, неужели ваш отец не может использовать свои личные связи, чтобы вам найти спонсоров?

Петров: За те выступления, которые я ездил, мы до сих пор остались должны людям. Папа очень много времени тратил на зарабатывание денег и все практически вкладывал в меня, практически мы жили не очень хорошо, жили постоянно на долгах. На сегодняшний день у нас есть еще долги.

Командная: А долги перед кем?

Петров: У нас есть долги у людей, которые нам помогали, у нас есть и другие долги, которые взяты в кредит, которые мы вкладывали, чтобы я ездил. Я папе говорил, чтобы мы остановились, перестали, он видел в моих глазах, что я это говорю, чтобы помочь, но с другой стороны понимал, что для него это будет неправильно, если он перестанет в меня вкладывать. Он видит, что у меня это получается, он верит в меня.

Командная: Верит до сих пор или говорит: «Виталий, может, ты чем-то другим займешься?».

Петров: Мы постоянно об этом говорим, никогда у него не было такого, чтобы он говорил, что надо завязывать с этим. Он иногда в шутку, но он видел в глазах моих, что Формула-1 – это мое, гонки- это мое, поэтому говорил только: «Вперед! Работай и достигай своей цели».

Командная: Я знаю, что вы любите футбол. Как вам старт сезона, и за кого вы болеете?

Петров: Я болею за «Зенит».  Ну, как болею? Я за всю Россию болею. Когда играет «Зенит», интересно смотреть со «Спартаком», у них вечное противостояние, ЦСКА, «Анжи». И также за Россию, когда она выступает в Лиге чемпионов или еще где-то.

Командная: А как же еще один клуб?

Петров: «Барселона»? Я очень люблю их за их тактичность, как они ведут, как они пытаются занести мяч в ворота. У меня был тренер, который занимался именно в клубе «Барселона», который тренировал этих футболистов. Мне было настолько интересно с ним тренироваться, он мне рассказывал все секреты. Я действительно был благодарен ему за то, чему он меня научил. Мы до сих пор в хороших отношениях с ним, он до сих пор тренирует вратаря клуба.

Командная: А что наша хоккейная сборная покажет на Олимпиаде в Сочи?

Петров: Это все-таки спорт, всегда задают вопрос: почему мы проиграли на Чемпионате мира, куда я ездил в Финляндию. Я долго думал над ответом. Но это спорт, да, не получилось в этот раз, кто-то лучше выбрал тактику, может, еще что-то. Но я надеюсь, я хочу поприсутствовать, когда они будут играть. Я надеюсь, что у меня получится быть в Сочи.