Поддержать программу
Спорт на Дожде
13:55
5 ноября 2013
Спорт

Как понять футбольный жаргон и перевести мат? Советы лингвиста

Расписание
Следующий выпуск
5 декабря 20:00
понедельник: 20:00
вторник: 01:00, 08:00, 13:00

«Манчестер Сити» нанял переводчика, который будет следить за болельщиками ЦСКА. Сегодня в 23:45 обе команды встретятся в рамках Лиги чемпионов, но в Англии ажиотаж вызывает не столько сам матч, сколько скандал с полузащитником «Сити» Яя Туре, который 2 недели назад обвинил фанатов московского клуба в расизме. 

Как будет работать переводчик, – знают наш спортивный обозреватель Маша Командная и наш гость Дмитрий Бузаджи – доцент кафедры перевода английского языка Московского государственного лингвистического университета.

Казнин: Как профессионал скажите, вы сидите на стадионе, 800 человек орут, мало того, скорее всего, речь идет об английском переводчике и высказывания могут звучать на жаргоне, сленге русском. Насколько точно можно перевести и уловить все это?

Бузаджи: Трудно сказать, я не переводил на стадионе.

Арно: В мировой практике были такие случаи?

Бузаджи: Я не слышал. Хотя вроде там будет не один переводчик, насколько я видел, там переводчики. Бог его знает, сколько их будет, где они будут рассажены. Довольно экзотический, мне кажется, случай. Другой вопрос, что это необязательно будут носители английского языка. Очень часто в английских странах переводят мигранты первой, второй волны из России, то есть носители русского, билингвы, поэтому не исключено, что это будут люди, которые владеют русским на уровне носителей языка, но насколько они смогут быстро разобрать, перевести, передать? Бог его знает. Тут не столько перевод, сколько политика, наверное.

Арно: В том-то и дело, что здесь важна трактовка, потому что здесь может разразиться международный скандал. Здесь большая ответственность.

Казнин: Целая спецоперация. Могут даже внедрять в ряды болельщиков.

Бузаджи: В Великобритании довольно известна и сама по себе, и футбольные круги, чутким отношением к терпимости, политкорректности. Это не первый уже случай каких-то громких разбирательств по поводу того, что было сказано на футбольном поле, за футбольным полем, поэтому, наверное, неудивительно, что они так реагируют. Для них есть определенная тенденция.

Командная: Насколько переводчик или переводчики, которые будут работать на сегодняшнем матче, должны быть близки к футболу. Понятно, что слова, которые используют болельщики, очень специфичные, и, наверное, тяжело будет попытаться передать в точности их смысл. Это же жаргон в большей части.

Бузаджи: По-хорошему, любой переводчик, который ведет какое-то мероприятие, должен подготовиться, ознакомиться с лексикой, даже в такой специфической… Походить по переводческим форумам, как минимум, набраться лексики. Другой вопрос, что основные претензии были связаны не с узкой футбольной терминологией, называли этого несчастного человека обезьяной и так далее, для этого не надо быть близким к футболу, чтобы понять…

Казнин: А вы бы взялись за такую работу? Это интересно для переводчика? Или это больше надзирательские функции? И здесь не развернешься?

Бузаджи: Это очень странный случай. Взялся или не взялся – был бы другой вопрос, в зависимости от… Хотя, наверное, вряд ли здесь люди с улицы, хотя, может, через какое-то переводческое агентство или люди, которые уже работают в футбольной системе, тогда это часть их профессиональной деятельности, куда они денутся от этого. В любом случае это, наверное, ответственная, непростая задача и переводчик здесь окажется меж двух огней.

Арно: Если он еще болельщик ЦСКА, нужно это выяснить обязательно.

Казнин: Как полагают наши зрители, вообще могут быть провокации.

Командная: Тут же еще одна интересная деталь. Дело в том, что тот самый Яя Туре, из-за которого развернулся этот скандал, играл в Донецке и прекрасно говорит по-русски. И есть такое мнение, что он как раз понял в отличие, например, от своего соотечественника Сейду Думбия, нападающего ЦСКА, который тоже из Кот-д’Ивуара, какие-то такие словечки, которые кричали болельщики, потому что он носитель в какой-то степени русского языка. Ему как раз переводчик совсем не нужен.

Казнин: Наверное, есть еще и кричалки у ЦСКА, у этих ярких людей, которые так ярко себя всегда ведут.

Командная: Самая главная кричалка ЦСКА «Красно-синий – самый сильный!»

Казнин: С окрасом расистским, например, нет кричалок?

Командная: Болельщики ЦСКА всегда были толерантны к чернокожим игрокам, потому что довольно большой вклад эти игроки вкладывали в то, чтобы этот клуб хорошо выступал, в том числе и в еврокубках. Самая знаменитая их кричалка – «Самый белый парень в ЦСКА….» и шло имя какого-то чернокожего игрока. Поэтому они довольно добры.

Казнин: Но это довольно любопытный феномен, что руководство клуба не может сладить с фанатами, 800 человек едет, у каждого есть загранпаспорт, каждого знают в лицо, и все равно боятся каких-то таких историй.

Командная: Боятся, наверное, не с нашей стороны, как раз Роман Бабаев, генеральный директор ЦСКА, говорил, что они как раз ничего не боятся, наоборот, защищают своих болельщиков. Очень боится английская сторона.

Казнин: Это тоже общее место, все знают, что именно футбольные фанаты в России отличаются взглядами достаточно расистскими, в том числе.

Командная: К сожалению, да.

Арно: Понимаю, что, может быть, не совсем к вам этот вопрос, но, тем не менее, давайте пофантазируем. Как должна оплачиваться эта работа? Человек берется за разовый проект, который никогда никто еще до него не делал. Он тоже своеобразный судья на футбольном матче, настоящий арбитр, решает судьбу. Должен же быть какой-то гонорар… точно же не почасовая оплата. Каким образом, чтобы человек чувствовал себя уверено, сколько ему должны заплатить?

Бузаджи: Мне кажется, чувство уверенности напрямую не связано с размером гонорара. Скорее, это чувство удовлетворенности потраченного времени. Несмотря на то, что работа переводчика крайне трудная и требует высокого профессионализма, она не то, чтобы в мире в достаточной степени признана, не всегда заказчик даже понимает какие-то рабочие нюансы. Если переводчика вызывают на пять часов работы, из них он переводит один, то оплачиваться должны все пять часов, когда человек привязан и ничего другого не делает, поэтому тут трудно будет объяснять, что здесь я выполняю роль арбитра, дайте мне двадцать процентов надбавки. Поэтому, наверное, хорошо будет, если хотя бы просто затраченное время от момента, когда переводчику сказали где-то быть, до момента, когда ему сказали «вы свободны», оплатили по каким-то расценкам синхронного перевода. Думаю, что переводчика должно было удовлетворить.

Командная: Я вспомнила кричалку про самого белого парня в ЦСКА. «Самый белый парень в ЦСКА Чиди Одиа, Чиди Одиа». Как бы вы ее перевели? Понятно, что здесь сарказм, и стоит ли чернокожим игрокам, например, на такое обижаться.

Бузаджи: Не знаю, как там насчет рифмы, да и в русском не Бог весть какая рифма, конечно, можно перевести, и по-хорошему, здесь обижаться не на что, другой вопрос, если бы я был болельщиком ЦСКА и не хотел бы навредить родному клубу, я бы вообще в этот вечер от всего, что хоть как-то связано с темой расой, цвета кожи, национальных признаков воздержался, потому что есть определенные страны и культуры, в которых это… в России это не вызывает какой-то особой реакции. Скорее, люди среагируют на какой-то мат. А в Америке просто грубые слова не так уж сильно кого-то задевают, они по-другому функционируют, но зато все, что хоть как-то может касаться идеи расовой дискриминации, воспринимается, как показатель самой низкой культуры, отбросов общества, в приличном обществе так не говорят. Другая система ценностей, поэтому зачем подливать масла в огонь? Я бы не стал ни про белого, ни про черного, ни про какого парня в ЦСКА ничего кричать.

Арно: Кто выиграет?

Командная: На самом деле в последнее время ЦСКА неплохо играет, три победы кряду одержала, поэтому, честно говоря, я верю.

Казнин: Могут, кстати, просто волонтеров нанять, очень много наших соотечественников в Лондоне прекрасно себя чувствуют, живут. Чичваркин мог бы пойти, он практически болельщик ЦСКА, владеет лексикой уверенно, мог бы помочь.