Поддержать программу
Спорт на Дожде
17:07
26 июля 2013
Спорт

Гребец Евгений Салахов о приговоре Навальному: «Идет большая игра, в которой мы все – биомасса»

3 758
2
Расписание
Следующий выпуск
12 декабря 20:00
понедельник: 20:00
вторник: 01:00, 08:00, 13:00

Участник трех Олимпиад, гребец Евгений Салахов – о симпатиях к Алексею Навальному и Евгению Ройзману, о спортсменах, которые после завершения карьеры подались в политику и тем самым себя дискредитировали, и о том, готов ли он отстаивать свои взгляды до конца.

Командная: Как можно участвовать в трех олимпиадах параллельно и так здорово выглядеть? Евгений Салахов – кумир программы «Спорт на Дожде», потому что спортсмена с более активной политической либеральной позицией просто не существует.  18 июля, когда выносили приговор Навальному, мы с вами созванивались. Вы тогда сказали, что собираетесь прогуляться по центру Екатеринбурга, посмотреть на своих единомышленников. Ходили ли вы туда, сколько там было народу?

Салахов: Я проезжал на машине рядом, народу там практически не было. Был один известный политолог Екатеринбурга. Хочется, чтобы было больше людей.

Командная: Вы что-то для этого делаете? Может быть, стараетесь в Екатеринбурге делиться своей активной позицией. Вы же там звезда.

Салахов: Я не совсем там звезда, я обычный спортсмен. Таких, как я, много. Я все-таки выражаю свою позицию, буду продолжать это делать.

Командная: В чем она заключается?

Салахов: Я хочу, чтобы все было по-честному. Все, что происходит в стране, было по-честному. Когда сталкиваются два сильных соперника и выясняют отношения на политической арене или на спортивной, неважно, когда какая-то сторона начинает прибегать к хитростям, это не по-честному, не по-спортивному. Я хочу добиться того, чтобы все было по закону и справедливости.

Командная: Вам не кажется, что это довольно идеальная мечта? Такого будет очень тяжело добиться. Что вы готовы для этого сделать?

Салахов: Я готов показывать на своем примере.

Командная: Я помню, что 18 июля мы вам звонили по скайпу, потом давали в эфир этот кусочек разговора, где вы выражали свою позицию. На следующий день, когда Навального и Офицерова все-таки отпустили из-под стражи, что вы почувствовали? Вы решили, что те люди, которые вышли на Манежку, в других городах России, все благодаря им?

Салахов: Всегда чувствуется какой-то подвох. Когда начинаешь анализировать эти действия, понимаешь, что идет игра, в которой мы просто биомасса, нами управляют, это все закономерно. Выпустили – протест затих. Если бы не выпустили, я думаю, было бы по-другому.

Командная: Вы считаете, лучше бы его не выпускали, чтобы было все по-другому.

Салахов: Ни в коем случае. Я очень рад, что Алексея выпустили. Не хочу, чтобы он повторно туда загремел.

Командная: Как вы думаете, есть какой-то шанс? Приговор рано или поздно должен вступить в силу. Или опять состоится тот самый пресловутый звонок, чтобы успокоить «биомассу»?

Салахов: Я не знаю, какие у них есть козыри, какие они будут предпринимать дальнейшие действия. Алексей, наверное, в этом больше разбирается, чем я. Он на страницах своего ЖЖ все это прекрасно описывает, мы все это читаем. Я могу лишь послать ему лучи своей поддержки, чтобы он знал, что он не один.

Командная: У вас тоже такой агрессивный в политическом плане твиттер. Самый известный случай, когда вы написали про то, что вам запретили тренироваться, когда приезжал Путин. Вы не боитесь, грубо говоря, получить по башке за такую активную позицию?

Салахов: Я не боюсь. Я думаю, что за это по башке не дадут. Единственное, люди с автоматами, немножко страшновато, потому что я не знаю, какие у них есть полномочия. Могут меня взять, завернуть, тихонечко убрать, но я лично в этой ситуации не вижу ничего плохого для города. Я вижу в этом лишь положительный момент, когда я тренируюсь, когда тренируются дети. Это радует глаз, мы видим спортивный город, активную жизнь, катаются на лодочках мальчики-девочки. Это все только украшает наш город. Когда нас оттуда убирают, это неправильно. Спорт – это посол мира, прежде всего. Мы не хотим никакого зла. Мы несем только добро.

Командная: Вас в команде сборной по гребле хоть кто-то поддерживает?

Салахов: По-разному, люди разные, у всех разное отношение. Кто- то говорит, зачем тебе это надо, что тебе, плохо живется? Я в таких случаях отвечаю, что мне живется неплохо, но я хочу, чтобы люди, которые вокруг меня находятся, тоже жили хорошо. Я очень много времени провожу за границей, я вижу, как живут люди, как они общаются, взаимодействуют друг с другом и с властью. Я хочу, чтобы у нас было так же. Когда мне говорят, что у нас испокон веков в России пили и т.д., для меня это не показатель. Я считаю, что все можно изменить.

Командная: Вы никогда не думали о том, чтобы просто собрать чемодан и куда-то переехать? Это «чемоданное» настроение сейчас очень популярно. Либо думать о том, что после Олимпиады в Рио-де-Жанейро соберу все-таки вещи и переду?

Салахов: Было бы неплохо уехать и спокойненько сидеть на пляже, попивая коктейль, работать инструктором на пляже. Но я очень сильно люблю свою страну, свой город, людей, которые меня окружают. Я хочу быть с ними. Я не хочу никуда уезжать.

Командная: Вы именно хотите остаться в Екатеринбурге.

Салахов: Я хочу остаться в Екатеринбурге или Москве, куда судьба занесет. Я 5 лет прожил в Омске и прекрасно себя чувствовал и очень благодарен этому городу за то, что он меня в свое время приютил и поверил в меня.

Командная: Примерно из-за этой же ситуации я звонила Ване Скобреву, у которого всегда по всем вопросам четкая позиция. Он активный, очень любит жизнь, является отличным примером, но когда я ему позвонила, он сказал, что всему, что у него есть, обязан ныне существующей власти, поэтому он с ней. Вы можете понять такую точку зрения?

Салахов: То, что сейчас происходит в спорте, это нормальная ситуация для страны. Я тоже могу сказать, что сейчас спортсмены живут неплохо. Есть президентские стипендии, зарплаты получают, по сборам ездят. Но строятся стадионы, которые в три раза дороже иностранных. Можно на эти деньги построить кучу детских школ по всей стране. Мы в Екатеринбурге не имеем нормальной гребной школы. Если я выложу фотографии, в каких условиях мы тренируемся в данный момент, люди не пойдут. Родитель, который придет и посмотрит, куда он приводит ребенка, подумает, зачем ему это надо: там раздевалки нет, туалета нет, лодки какие-то лежат. Делается много, строится в Москве, Питере. В регионах практически нет.

Командная: В Казани много.

Салахов: Казань под Универсиаду.

Командная: Как вы относитесь к тому, что творилось  во время Универсиады? 292 медали наша сборная завоевала, 155 золотых, но у нас едут олимпийские чемпионы. Если бы вы на 7 лет были младше, и вас бы туда припахали.

Салахов: Я тоже бы поехал таким фиктивным студентом, тоже бы получил медальку и премию.

Командная: Большие премии?

Салахов: По-моему, 200 тысяч долларов.

Командная: Тогда понятно, почему все поехали. Вы же наверняка эту ситуацию обсуждали со своими друзьями-спортсменами. Как в спортивной среде это воспринималось? Там студенты, а у нас профессиональный спортсмены. Обидно, что их прекрасные результаты девальвируются.

Салахов: Да, много говорилось об этих медалях, о студентах. New York Times опубликовала статью, где она обвинила Россию в том, что студенты фальшивые, все профессионалы, в то время как другие страны привозят действующих студентов. Я смотрел частично заезды по гребле, я видел, что наши ребята соревновались с детьми.

Командная: Не должно быть таких потемкинских деревень?

Салахов: Сейчас в неспокойное время власть делает все, чтобы поднимать патриотизм, дух, медали, вперед, к победе, Сочи. Поживем. Сочи в следующем году.

Командная: Как вы думаете, что будет в Сочи? С одной стороны, домашняя Олимпиада, это здорово. Но с другой стороны, я помню, как в Ванкувере к домашней олимпиаде относились, как за два дня до начала последние гвозди забивали. Массовое помешательство кроме хоккея ничего не вызывало. А у нас какие-то безумные деньги, национальная идея. А вдруг у нас ничего не получится? Вдруг наши хоккеисты проиграют?

Салахов: Мое отношение к Олимпийским играм, которые будут в Сочи, я бы провел бы их в другом месте. В нормальном зимнем регионе построили бы все объекты, где люди бы занимались потом хоккеем, биатлоном, лыжами. В Сочи кто будет этим заниматься?

Командная: Тем более они так далеко находятся от города.

Салахов: Снег будет искусственный. Конечно, там красиво, море, но нецелесообразно.

Командная: Ваш первый большой политический шаг – это открытое письмо, которое вы писали Ирине Родниной после того, как она поддержала закон Димы Яковлева. Вы писали о том, что вы бы лично подняли из мусорного контейнера ее плакат, если бы она сказала то и то. Вы писали, что вы болели за нее с детства, а она так сильно вас подвела. Есть сейчас люди, которым бы вы так же хотели написать открытые письма?

Салахов: Люди, которые сидят сейчас в Думе, чемпионы однозначно потеряли свое лицо в глазах многих людей. Как они будут реабилитироваться, я не знаю. Писать кому-то еще письма я не буду. Только, может быть, Алексею Анатольевичу.

Командная: Вы просто научены горьким опытом? Неадекватно восприняли ваше письмо Родниной?

Салахов: Письмо восприняли очень хорошо, процентов 90 комментариев к этому письму были в мою поддержку, я тоже почувствовал, что я не один, для людей тоже это больной вопрос. Ирину Константиновну я вообще не понимаю. Она объясняла, что это политическое решение, но я не понимаю, как можно принимать такие решения, когда такое в стране происходит.

Командная: Когда вы политикой-то займетесь?

Салахов: С сегодняшнего дня.

Командная: А если серьезно?

Салахов: Если это будет кому-то нужно, я этим займусь. Пока я буду максимально поддерживать людей, которые борются с коррупцией, хотят нормально жить, хотят тратить деньги правильно. Я всячески буду поддерживать их как могу.

Командная: Выборы мэра Екатеринбурга совсем скоро. Вы очень радовались, когда Евгений Ройзман выдвинул свою кандидатуру. Вы его поддерживаете?

Салахов: Да, я его поддерживаю, это очень добрый хороший человек, очень умный. Т о, что он делает, мне нравится. Даже не буду брать этот фонд «Город без наркотиков». Этот человек просто выходит с лопатой и чистит улицу перед своим офисом. Он бегает по городу кросс. Это народный мэр. Я буду голосовать за него.

Командная: Токарь Трапезников тоже вам нравится? Он же тоже из народа.

Салахов: Я ничего против не имею людей с заводов, там много умных. Как себя будет вести токарь Трапезников, посмотрим.