Поддержать программу
Спорт на Дожде
18:27
20 июля 2013
Спорт

Евгений Левченко о спортсменах вне политики, карьере на телевидении и отсутствии программы у Навального

8 805
1
Расписание
Следующий выпуск
12 декабря 20:00
понедельник: 20:00
вторник: 01:00, 08:00, 13:00

В гостях у СПОРТА на ДОЖДЕ побывал украинский футболист Евгений Левченко, который был на Манежной площади. Почему большинство спортсменов вне политического контекста? Чем они обязаны власти? Левченко рассуждает о своих коллегах, а также делится впечатлениями от Объединенного чемпионата России и Украины.

Командная: Каково тебе в своей новой роли? Где привычнее, где проще – на поле, на спортивной площадке или все-таки по ту сторону экрана телевизора?

Левченко: На поле мне всегда было комфортнее, удобнее, потому  что все-таки 20 лет, проведенные в футболе, сказываются. Привыкаешь к определенному ажиотажу, к этой энергетике. Но перед камерой я не тушуюсь и никогда не тушевался, поэтому все проходит довольно гладко. Очень приятно находиться в такой компании великих звезд.

Командная: Я еще в этот список хотела включить Николая Валуева, потому что он экс-чемпион мира по боксу. Он же тоже несколько лет назад очень крутое шоу вел, которое называлось «Необыкновенный Кузбасс».

Левченко: Я думаю, он бы органично вписался в эту компанию.

Командная: Вчера появилась в социальных сетях фотография тебя на Манежной площади.

Левченко: Да. Я уже писал в своем твиттере, что совершенно против революционных движений. Но в этот раз я пришел посмотреть  на то, что происходит, и как переживают люди, хотел понять свои чувства к происходящему в стране. Осталось двоякое впечатление о том, что происходит. К сожалению, я не получил того заряда энергии, который ожидал, потому что большинство людей приходят просто-напросто посмотреть, а не что-то изменить. Там не меняется. Я ожидал, что будет больше людей, больше эмоций. А некоторые люди просто пришли после рабочего дня постоять, покричать, попить пива.

Командная: Наш корреспондент, который вчера находился на Манежной площади, писал, что когда человек 70 перекрыли в какой-то момент Тверскую улицу, это было невероятно круто.

Левченко: Для меня это был показательный момент, когда эти 70 человек пошли перекрывать Тверскую, а остальные – большая часть людей, которые там находились, просто стояли и боялись перейти и не поддержали. В этом все протестное движение. Мы не готовы, мы не созрели.

Командная: Почему спортсмены настолько аполитичны? Я вчера думала позвонить своим друзьям-спортсменам и выяснить, как они относятся к происходящему. Я позвонила одному, другому – все говорят, что их это не интересует.

Левченко: Мне кажется, спортсменов это интересует, но они в большей мере боятся высказывать свою точку зрения. В этом и есть большая часть проблемы нашего социума. Каждый из спортсменов в какой-то мере заинтересован в политике, будь то в футбольной политике, будь то в политике нашей страны. Но диктатура, которая у нас есть, делает свое дело, и люди просто молчат. Так же и футболисты молчат.

Командная: Ваня Скобрев, бронзовый призер Олимпиады в Ванкувере, сказал мне, что настолько благодарен этой власти, все, что у меня есть, благодаря ей.

Левченко: Я не думаю, что он именно в таком контексте этой имел в виду. Я понимаю его позицию, потому что все-таки при этом режиме он заработал какие-то финансы, боится высказывать свою…

Командная: Иван Скобрев еще и советник губернатора Хабаровского края по спорту. У нас есть запись его телефонного разговора, давай послушаем.

Иван Скобрев: Там же есть в Кирове какой-то лес, какой-то Навальный. Я понимаю, что все это кому-то неудобно. В принципе такой молодой симпатичный парень, вроде бы позиция у него есть активная. Сказать, что я его фанат – нет, знаком ли я с ним лично – нет. Соответственно, что касается Навального, я, наверное, меньше всего интересуюсь его судьбой и тем, что происходит с ним. Правильно-неправильно, не знаю, наверное, неправильно. Надо больше интересоваться Навальным. При всем при том, я сейчас тренируюсь, зарабатываю деньги благодаря именно той власти, которая сейчас в стране. Поэтому я благодарен полностью им, поддерживаю ее.

Левченко: Как говорится, no comments, добавить нечего.

Командная: У нас еще Евгений Салахов появился на тачскрине. Он самый либерально настроенный российский спортсмен. Он чемпион России по гребле, участник Олимпийских игр. Он писал открытое письмо Ирине Родниной за то, что она поддерживала в своей время закон Димы Яковлева. Он писал в твиттер о том, что во время Саммита России и ЕС ему запретили «люди с автоматами» тренироваться, потому что боялись, что это может помешать проходящему саммиту. Конечно, Женя очень близко к сердцу воспринял происходящее вчера с Алексеем Навальным. Вот что он сказал нам.

Евгений Салахов: Я был готов к этому, знал. Все, наверное, были готовы, что может быть такой срок и такой приговор, но на самом деле после оглашения прямо внутри все опустилось, наступила такая пустота, можно даже сказать депрессия небольшая. Дальше все может быть очень печально. Чего бы мне не хотелось вообще – это всякие разные волнения и беспорядки, а это все может быть при таком раскладе. Меня больше бы устроил вариант, если бы все было по-нормальному. Мне кажется, что власть просто смеется над нами. Театр абсурда.

Командная: А что ты почувствовал, когда вчера судья объявил 5 лет Навальному?

Левченко: Я прочитал об этом в твиттере. Для меня это был толчок. В каких-то моментах я пытаюсь дистанцироваться от политики, но в какой-то момент я понимаю, что это, как сказал Салахов, просто смех над людьми, унижение. Знаете, когда люди стоят на коленях, а бывает, когда люди просто лежат плашмя с руками за головой. Такое ощущение у меня складывается, что народ лежит плашмя, не реагируя ни на какие действия власти.

Командная: Как ты думаешь, то, что Навального и Офицеровым отпустили, это все уступки как раз благодаря тем людям, которые вчера вышли на Манежную площадь?

Левченко: Я не думаю, что это уступки. Я думаю, это обычный ход, который чуть смягчит отношение народа к власти, но это правильно продуманная акция.

Командная: Навальный – один из зарегистрированных кандидатов на пост мэра Москвы. После того, что ты вчера увидел на Манежной площади, как ты думаешь, он может стать мэром? Насколько это реально? Или все-таки слишком мал процент людей?

Левченко: Мне кажется, Навальный хороший революционер, но в данный момент я не вижу его мэром Москвы. Должен быть человек, который обладает более конкретной программой, которую я от него еще не слышал.

Командная: А Собянин – это человек?

Левченко: Недостаточно хорошо его знаю. Я знаю, что есть некоторые изменения в Москве, но насколько он хорош, не знаю.

Командная: Навальный, как ты говоришь, не готов стать мэром Москвы, у него нет соответствующей программы. А готов ли он стать лидером оппозиции?

Левченко: Какой оппозиции? Покажите мне ту оппозицию. Эта горстка людей, которая вышла на Тверскую? Или те люди, которые просто пытаются криками поддержать? Это же не оппозиция. Это мнимая оппозиция, которая практически не существует.

Знаменский: Процент людей, которые выходят и выражают свое мнение, очень мал.

Левченко: Он низок. В 140-миллионной стране желательно, чтобы оппозиция была сильнее. Это важно и для власти, и для людей.

Командная: Как ты думаешь, все-таки когда-нибудь у Навального и его команды сложится ли ситуация, что он сможет хотя бы на равных соперничать со своими политическими оппонентами?

Левченко: Мне очень бы хотелось, чтобы была здоровая конкуренция в политической борьбе. Это бы в какой-то мере уравняло шансы пусть даже Навального или другого аллегорического героя. Но на данный момент вся наша страна, все люди, которые участвуют в политической жизни страны просто молятся на Навального. А что? Убери этого человека – и полностью рассыпается вся эта пирамида. У меня был вчера очень интересный случай, когда я стоял рядом с мужчиной и женщиной. В какой-то момент они настоялись, устали, и что? И мужчина говорит: «Пойдем домой, хочу есть, и завтра на работу».

Командная: А это первый раз был, когда ты ходил на такие мероприятия?

Левченко: Да, это был мой первый выход в поддержку против системы. Осталось двоякое впечатление от всего происходящего.

Знаменский: Похоже, ты не пойдешь в следующий раз?

Левченко: Я постараюсь поддерживать как-то в других ипостасях движение.

Командная: А как еще можно?

Левченко: Есть различные способы. Можно влиять и писаниной, можно пытаться через средства массовой информации влиять на людей.

Командная: Откуда ты такой взялся либерально настроенный среди спортсменов? Согласись, что все они с довольно консервативными взглядами.

Левченко: Меня всегда интересовали жизненные позиции, они у меня довольно четкие. Хотелось бы их всегда защищать.

Командная: Это потому что ты много времени провел в Европе?

Левченко: Возможно, это сыграло свою роль, потому что Нидерланды – это страна, в которой демократия доведена до определенного уровня. Нельзя переносить европейские ценности, не адаптируя их к России, но все же то, что творится здесь, вызывается гнев.

Командная: А что больше всего у тебя вызывает гнев?

Левченко: Что нет у людей чувства собственного достоинства и что их просто угнетают.

Командная: Что не хотят отстаивать свою честь, свои права?

Левченко: Что нет прав. Что нет общества, нет законов.

Командная: Была на днях информация, что ты подал повторный иск в спортивный арбитражный суд. Можешь рассказать суть своего конфликта?

Левченко: С самими Прядкиным у меня практически нет никаких отношений. Я его видел всего один раз при подписании контракта. Какое может быть отношение к человеку, который не дает развиваться российскому футболу? Создается мнимое чувство, что в футболе России все отлично, но на самом деле футбол катится вниз. Нет ни одного клуба, который действительно приносит доходы. За счет госбюджета и людей, которые вливают частные средства, существует российский футбол. Это же борьба не против этого человека, не против личности, а против системы, горстки людей, течения, которое идет этим путем.

Командная: Очень много сейчас разговоров об Объединенном чемпионате России и Украины. Ты что об этом думаешь?

Левченко: Если правильно создать этот чемпионат, если правильно соотнести силы и позиции, то этот чемпионат возможен. Я уверен, это может принести свои плоды. Это может быть самоокупаемо.

Командная: Каким образом это может быть самоокупаемо? Понятно, Газпром дает миллиард евро – вот она самоокупаемость.

Левченко: Тут можно обойтись в начале без газпромовских денег. Можно сделать так, чтобы привлекать… И в Украине, и в России есть довольно серьезные команды, которые на данный момент могут конкурировать с футбольными клубами Европы. Почему бы не создать ажиотаж, который был в Советском Союзе? Это возможно.

Командная: Давай перечислим те команды, которые могут играть в Объединенном чемпионате. Мне кажется, что просто много не наберется.

Левченко: «Динамо», «Спартак», «Зенит», «Анжи», «Локомотив». Украина – «Динамо Киев», «Шахтер», «Донецк», «Днепр», «Металлист».

Командная: Неужели это достаточно для Объединенного чемпионата?

Левченко: Сейчас же тоже есть Чемпионат России, Украины. Когда я смотрю на матчи, я вижу пять тысяч зрителей на трибунах. У меня это вызывает недоумение. Как в такой огромной стране совершенно нет ажиотажа в футболе? К сожалению, это участь и влияние соответствующих органов, в том числе и Российского футбольного союза.

Командная: Сейчас был Объединенный турнир, прошел довольно успешно, но там участвовали топовые российские клубы.

Левченко: Да, топовые российские и украинские клубы. Но это отправная точка. Мы посмотрели на этот турнир как на призму Объединенного чемпионата.

Командная: А что делать остальным клубам? Их упраздняют, или они играют в другом объединенном турнире?

Левченко: В клубах таких как «Шахтер» существует более 40 футболистов. Можно создать 2-3 чемпионата. Это странная идея, но все же…

Командная: Вы думаете, что УЕФА и ФИФА не будут против?

Левченко: Они лишь органы, которые влияют… Если принести готовый план, я думаю, они согласятся.

Командная: Вы говорите, что Сергей Прядкин – это тот человек, который мешает российскому футболу. Что тогда мы делаем с Объединенным турниром? Люди, которые им занимаются – абсолютно те же люди, которые делают Российской чемпионат: тот же Прядкин, Валерий Газзаев, Алексей Миллер.

Левченко: Если подойти к этому грамотно… Это очень тонкая грань, когда ты просто объединяешь чемпионаты или ты делаешь действительно качественный продукт.

Командная: Смогут у нас грамотно подойти?

Левченко: У нас достаточно правильных людей, которые будут заниматься не распилом.

Командная: Где они?

Левченко: Необязательно брать человека, который связан полностью с футболом. Возьмите правильных маркетологов, правильных людей из сферы бизнеса.

Командная: Кто набирать будет?

Левченко: Это задача РФС и Украинской футбольной ассоциации.

Командная: В РФС сейчас столько проблем, они себе-то не могут нормальных маркетологов найти.

Левченко: В РФС сейчас больше проблем, чем, мне кажется, везде.

Знаменский: То есть вы верите в то, что через какое-то время, если правильно подойти к тому, что мы делаем, мы можем получить окупаемый интересный футбольный чемпионат?

Левченко: Я уверен, что это может быть окупаемый продукт.

Знаменский: А срок?

Левченко: Лет в 5-10 уложим.