Поддержать программу
Спорт на Дожде
04:29
8 ноября 2013
Спорт

Боление или болезнь. Как фанаты стали раковой опухолью российского футбола

10 650
12
Расписание
Следующий выпуск
5 декабря 20:00
понедельник: 20:00
вторник: 01:00, 08:00, 13:00

В современной России фанатский шарф стал главной индульгенцией. Мария Командная в своей традиционной рубрике рассказывает о громящих стадионы болельщиках, называет их выходки раковой опухолью российского футбола и приходит к выводу, что без интенсивной химиотерапии нам не обойтись.

Продолжается самая странная неделя в российском футболе за последние несколько лет. По стадиону в Черкизове расходится эхо – более удручающую и абсурдную картину и представить-то сложно.

Главные матчи чемпионата страны – «Спартак»–«Локомотив» и «Спартак»–«Зенит» из-за поведения болельщиков красно-белых на кубковом матче в Ярославле по решению КДК проходят без зрителей. Фанаты не скрывают своего возмущения, а легенда «Спартака» Андрей Тихонов комментирует решение КДК таким образом: «Наказывают болельщиков, которые целый год всей душой ждут этих матчей. Нужно действовать другими способами и применять другие меры».

Но какие другие, если за последние несколько лет футбольные фанаты в нашей стране привыкли, что в любой ситуации они остаются безнаказанными. И то, что произошло в Ярославле, – лишь следствие этого печального вывода.

Фанаты вдруг стали самой привилегированной кастой. На протяжении последних лет с ними то и дело заигрывала власть: Владимир Путин, например, выбивал для них бесплатные трансляции и пил пиво.

Действительно, от такого внимания трудно было не потерять голову. И в какой-то момент фанатский шарф стал индульгенцией, освобождающей  от любой административной или уголовной ответственности. Надел фанатский шарф – и ты вне подозрений.

Драка с ОМОНом в Ярославле? Уголовное дело возбудили по статье «вандализм» – болельщики сломали на стадионе более восьмисот кресел.

Для сравнения, 6 мая прошлого года на Болотной площади кресла не ломали, но вроде как повредили асфальт и сломали биотуалеты. И с точки зрения Следственного комитета это является признаком массовых беспорядков, за которые обвиняемые уже почти полтора года сидят под стражей и могут отправиться в колонию на срок от трех до восьми лет – от их действий ОМОН вроде как пострадал, а в ходе драки в Ярославле, судя по всему, нет.

В 2009 году на выездном матче с казанским «Рубином» болельщики «Спартака» решили поздравить с днем рождения Гитлера и развернули растяжку «С юбилеем, дедушка!», на которой также была изображена свастика. Фашистский флаг можно было наблюдать на трибунах и в Ярославле.

Статья 20.3 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации: «Пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики». Но фанатов, разумеется, никто по ней не судил и судить не будет.


Полгода назад продавец ломбарда в Улан-Удэ был оштрафован на тысячу рублей за то, что выставил на витрину кресты с изображением фашистской атрибутики. 2000 рублей заплатила 18-летняя жительница Воронежа за то, что выложила «ВКонтакте» фотографию нацистской символики.

Год назад фанаты питерского «Зенита» позволили себе довольно громкое политическое высказывание.

В конце августа этого года Следственный комитет вызывал на допрос гей-активиста Николая Алексеева – за то, что тот в твиттере грубо отзывался об Елене Мизулиной и ее заме Ольге Баталиной.

Алексееву грозит штраф до сорока тысяч рублей, обязательные работы на срок до 360 часов или исправительные работы сроком до года.

В шахматах есть понятие цугцванга: ты загоняешь себя в положение, когда любой ход лишь ухудшает твою позицию. По сути, в такой же ситуации оказался и Российский футбольные союз.

Какие бы санкции не были применены к «Спартаку», РФС от этого только хуже.

Давайте сломаем пространственно-временной континуум и представим, что бы было, если бы фанатов «Спартака» после Ярославля не стали наказывать вовсе – как того требовали болельщики клуба.

Полная вседозволенность: через месяц они приезжают на выездной матч в Ростов, устраивают на стадионе жуткую давку, дерутся с ОМОНом, жгут файеры и в итоге сжигают весь стадион.

Вариант второй. Сразу после матча в Ярославле фанатов  задерживают по горячим следам и наказывают лично каждого в соответствии с уголовным кодексом. 4 ноября на «Русский марш» выходят не 8, а 14 тысяч человек, пять из которых – в клубных шарфах. Через год, когда фанатам выносят окончательный приговор, оставшиеся на свободе члены фан-группировок выходят на Манежную площадь и устраивают самые массовые погромы в новейшей истории нашей страны.  Фанаты консолидируются, в Питере, Казани и Нижнем они тоже выходят на улицы. Контролировать их невозможно.

Футбольные фанаты – те, что устраивают беспорядки, дерутся с ОМОНом, вывешивают нацистские флаги – не что иное как раковая опухоль российского  футбола. И от нее нужно избавляться как можно скорее.

Как лечат рак, мы все с вами знаем хотя бы из сериала «Во все тяжкие».

Подобно Уолтеру Уайту, российскому футболу нужна химиотерапия. Да, она приносит одни страдания: от нее пропадает аппетит, портятся ногти, выпадают волосы – но без нее опухоль не уменьшится.

От химиотерапии российскому футболу сперва будет очень плохо, даже невыносимо. Матчи без зрителей, заоблачные цены на билеты, десятки кордонов, получасовые досмотры, списки не допущенных на стадионы лиц – в здравом уме это не может понравиться никому.

Но рано или поздно именно такие методы и спасут российский футбол. Опухоль постепенно начнет уменьшаться и рано или поздно исчезнет сама.

А на трибунах снова будут сидеть болельщики – эха переговаривающихся между собой футболистов мы больше никогда не услышим.