Поддержать программу
Спорт на Дожде
28:39
17 мая 2013
Спорт

Александр Емельяненко о возвращении в спорт, жизни в монастыре, политике, татуировках и криминале

34 248
8
Расписание
Следующий выпуск
12 декабря 20:00
понедельник: 20:00
вторник: 01:00, 08:00, 13:00
Александр Емельяненко дал СПОРТУ НА ДОЖДЕ первое большое интервью после возвращения в профессиональный спорт. О том, как смешанные единоборства и инстинкт убийцы сочетаются с истовой религиозностью, и о том, почему он решил не идти в политику – в эксклюзивном интервью телеканалу ДОЖДЬ.  
Командная: Естественно, первый мой вопрос к вам следующий – почему вы решили вернуться, Саша? Потому что казалось, что вы ушли из спорта.

Емельяненко: Потому что мне нравится спорт, потому что это моё,  потому что я чувствую себя в спорте очень замечательно, как в переговорных процессах, так и в тренировочном процессе, поэтому я решил соединить приятное с полезным: повыступать   и потренировать молодёжь.

Командная: 25 мая состоится первый ваш бой после возвращения  на ринг, вы будете драться против Боба Саппа. Как вы сейчас себя ощущаете? Всё-таки довольно долго вы не выступали, больше, чем полгода.

Емельяненко: Чувствую себя отлично, сейчас после тренировки к вам приехал, устал, мышцы сводит.

Командная: Ну, а как ваш соперник Боб Сапп? Потому что я знаю, что он немножко чудил, когда  была дуэль взглядов, когда было взвешивание, он хотел уже там подраться.

Емельяненко: В смысле как? Большой, хороший боец, опытный, может нокаутировать, есть у него ряд побед над хорошими, сильными бойцами.

Командная: Не боитесь его?

Емельяненко: Нет, я никогда не боюсь своего оппонента. Мне очень приятно, что он согласился выступать, потому что  я знаю, что до этого ряд спортсменов отказались.

Командная: Почему? Они как раз вас боялись?

Емельяненко: Есть, конечно же, страх, потому что я хорошо бью, хорошо борюсь, физически подготовлен. Плюс после такого перерыва есть искушение выйти на ринг за новыми дальнейшими победами.

Командная: Что значит искушение? Я немножко не понимаю.

Емельяненко: Желание.

Командная: Это поведение Боба Саппа на взвешивании  и дуэли взглядов – это игра? Потому что я хочу понять, MMA и то, как себя ведут профессиональные бойцы – это их образы, они, грубо говоря, придуриваются или они действительно такие парни сумасшедшей крови?

Емельяненко: Есть те, кто создают себе такой образ, имидж, есть те, у кого нервы чуть-чуть расшатанные, не в порядке. Я себя чувствую спокойно, уверенно, поэтому готов не к дуэлям взглядов, а к хорошему, нормальному поединку на ринге.

Командная: Скажите, пожалуйста, почему вы решили, наверное, уйти, потому что вы очень быстро соскучились по профессиональному спорту и объявили о своём возвращении. Когда вы задумали уйти, у вас это желание было настолько же сильное?

Емельяненко: Да нет, я просто подумал, что надо передавать свои знания молодёжи. 1 сентября я открываю детскую школу  спортивную при поддержке администрации  коттеджного посёлка «Солнечный город». У меня будет своя школа детская, где будут заниматься все дети бесплатно. Моя мечта – чтобы спорт был доступным, я решил завершить карьеру и перейти на тренерскую деятельность.

Командная: Именно тогда, после последнего боя против Джеффа Монсона?

Емельяненко: Да, но когда я съездил, подумал, посмотрел, что выступать некому  в России из тяжеловесов в смешенных единоборствах, меня благословили, чтобы я чуть-чуть повыступал за Россию, подрался.

Командная: Расскажите, кто вас благословил, и чем вы занимались всё это время, что вы были вдалеке от большого спорта?

Емельяненко: Такие святые люди, я с ними пообщался, позадавал вопросы, как мне быть дальше, чем заниматься. Я им рассказал про себя, про свой род деятельности, они мне сказали обязательно сделать школу детскую и самому ещё повыступать.

Командная: Вас не смущало то, что вы решили вернуться в такую мирскую жизнь прям накануне Великого поста, их это не смутило в большей степени?

Емельяненко: Я хотел вернуться к окончанию поста, но у меня заканчивалась виза, я не мог там остаться. Когда я приехал, на меня много контрактов обрушилось, я решил договориться с организациями, долго не затягивать, начать готовиться и подойти к боям уже в хорошей форме.

Командная: Получается, что вы вернулись к боям, в том числе из-за денег?

Емельяненко: Нет, из-за пропаганды здорового образа жизни. Если люди хотят зарабатывать деньги, почему-то у всех ассоциируется спорт с деньгами, они должны идти в бизнес заниматься  прямым зарабатыванием денег. В спорте преследуются иные цели. Вы занимаетесь спортом для себя, вы же не думаете, сколько  вы заработаете, вы думаете в первую очередь  о здоровье, как вы будете выглядеть и какой пример вы покажете окружающим, близким и своим детям.  Об этом в первую очередь и я думаю,  у меня есть дочка, которая  подрастает, есть молодёжь, которая на меня смотрит. Я хочу им показать, что лучше идти этой дорогой, нежели …

Командная: Я почему спросила вас, Александр, я надеюсь, что вы на меня не обиделись, просто я читала в одном из ваших интервью, что MMA – это всё-таки шоу-бизнес, это не просто спорт, в нём очень большая составляющая  шоу, с другой стороны, вы говорили, что, к сожалению, спортсмены, которые выступают в MMA, не могут зарабатывать больших денег.

Емельяненко: Потому что это новый вид спорта, который в России за небольшой промежуток времени не набирал такой популярности. Как и любой вид спорта другой, он ждёт, и спортсмены лично ждут, когда  будут хорошие меценаты, когда начнут спонсировать. Потому что   всем интересно смотреть, всем интересно, когда побеждают наши спортсмены, но у меня очень много ребят, которые утром, днём занимаются в спортзале, а вечером охраняют клубы, потому что им надо на что-то жить.

Командная: Подождите, а что выгоднее в нашей стране – охранять клубы или заниматься профессионально смешенным единоборством?

Емельяненко: Они совмещают приятное с полезным, потому что если они полностью уйдут с головой в спорт, им не на что будет жить.

Командная: Подождите, ну вам же наверняка хорошие контракты предложили после возвращения, ну интересно же.

Емельяненко: Как я, таких немного.

Командная: Ну, конечно. А вы для себя уже определили, что после завершения карьеры, даст Бог, вы ещё долго будете вы выступать, вы будете именно тренером, да?

Емельяненко: Каким бы родом деятельности я бы ни занимался,  после завершения карьеры я считаю своим долгом, обязанностью передавать  накопленные, приобретённые знания подрастающему поколению и тем людям, которые захотят заниматься, как для себя, так и профессионально.

Командная: А в политику не думали пойти, как ваш брат?

Емельяненко: Пока нет. Пока мне рано в политику, пока я действующий спортсмен, и она очень сильно, наверное, будет меня раздёргивать.

Командная: А после?

Емельяненко: Я не думал ещё, я ещё собираюсь повыступать, подраться, я пока ещё  молод.

Командная: Я недавно встречалась с Константином Цзю, который сказал, что не хочет заниматься политикой, потому что боится  растерять то уважение, тот авторитет, который он имеет у простых людей. У вас нет такого ощущения, что какая-то девальвация происходит  вашего  образа?

Емельяненко: Нет, почему-то люди думают, что став на путь политика, они станут очернять себя этим. Есть же хорошее и плохое, правильные поступки, плохие поступки. Просто став, к примеру, Костя Цзю на путь политика, ему, может, будет тяжело совмещать тот род деятельности, которым он будет заниматься, с теми желаниями, которые его будут искушать в повседневной жизни, поэтому он туда не идёт. Но он может своим примером показать всем, что, встав на этот путь, он может быть  совершенно иным, нежели  тем, про кого он там говорит и думает. Вообще я считаю, что это такая тема, которой не надо касаться, не надо обсуждать ни наше правительство, ни наших политиков.

Командная: А почему? Вам не хочется их обсуждать или в принципе?

Емельяненко: Вообще в принципе.

Командная: Это очень странно. Просто на вашем же последнем бое против Джеффа Монсона был Путин, я думаю, что к вам уже приглядываются, Александр.

Емельяненко: Потому что ну как это, сидит Константин и говорит, что не хочет себя очернять и становиться таким же, как политики, но политики – это те люди, которые  принимают законы, формируют нашу жизнь. Как люди, в которых мы сомневаемся, которых мы очерняем, о которых мы говорим плохо,  могут быть  у истоков власти?

Командная: То есть вы думаете, что все люди, которые находятся у истоков власти, они кристально чисты, что ли?

Емельяненко: Я думаю, что это не ко мне вопрос. Пересмотреть и пересеять этот контингент надо. Луше о себе говорить, нежели за кого-то, все мы не без греха.

Командная: Вы пропагандируете, мне даже кажется, истовую веру пропагандируете, я просто не знаю, как сказать.  А как эта истинная, истовая вера может совмещаться с вашим видом спорта, который  в какой-то степени пропагандирует насилие? Или у меня обманчивое впечатление?

Емельяненко: Он не пропагандирует насилие, у вас очень обманчивое впечатление. У нас наоборот, благородный вид спорта, это такой вид спорта, где собраны все единоборства. Очень много воинов было святых: Александр Невский, Пересвет, Ослябя,  Феодор Стратилат, Ушаков, другое дело, как понимать это, все видят в этом что-то плохое. В Библии есть такая заповедь: если  ударили в правую, подставь левую щёку. Но это не надо воспринимать буквально всё, если тебя обижают, нужно всегда обидчику давать, и мы всегда давали – на Русь нападали, когда на Россию нападали, когда провоцировали нас, мы никогда не склоняли голову, а  всегда отстаивали свою землю, свои законы, нравы и убеждения. Так же и здесь, когда  говорят, что не надо воспринимать буквально, я думаю, это имеется в виду те обиды, оскорбления, которые человек тебе наносит, не надо уподобляться ему и принимать его говор, манеру общения и отвечать ему тем же. Надо просто сносить, быть выше этого и идти дальше.

Командная: Скажите, какие вас связывают отношения с другими борцами смешанных единоборств в России? Потому что у меня было такое ощущение, что вы там все чуть ли друг друга не ненавидите, или это опять же  это признак таких видов спорта?

Емельяненко: Нет, мы дружим со всеми бойцами, общаемся со многими спортсменами. Я уважительно ко всем отношусь, потому что я знаю, насколько тяжело то дело, которым мы занимаемся.

Командная: Просто у Харитонова то и дело в прессе что-нибудь проскочит. Бой-реванш будет?

Емельяненко: Я думаю, Харитонову вопросы задавайте.

Командная: А бой будет?

Емельяненко: Меня он не интересует, ни как спортсмен, ни как человек, поэтому вы лучше у Харитонова спросите.

Командная: А с Джеффом Монсоном хотели бы подраться ещё раз?

Емельяненко: Джефф Монсон сразу же отказался, он, видимо, понял, что у него такого же случая больше не  выдастся.

Командная: То есть вы предлагали ему реванш?

Емельяненко: Да, прямо сразу ему сказал, он сказал: «Нет, я знаю, что такого больше не будет», а так мне без разницы, с кем драться.

Командная: А с кем хотите-то?

Емельяненко: Дальше без разницы.

Командная: Вы меня в тупик совершенно этим ответом поставили.

Емельяненко: Кто изъявит желание, того и буду быть.

Командная: Насколько вы сейчас близко с братом общаетесь? Просто если вы вернулись, то и он, может, вернётся, или это совсем заоблачное?

Емельяненко: Да, это заоблачное желание, на нём сейчас очень много разных ответственностей, которыми он себя загрузил. Вообще я не знаю, это надо тоже у Фёдора спрашивать, но он в другой стези развивает  единоборство. Он же президентом федерации стал, плюс у него сейчас большая ответственность, он является замминистра спорта, поэтому  ему сейчас будет пока тяжело.

Командная: Рассказывают про Мэнни Пакьяо, что когда он совсем ударился в христианство, стал везде пропагандировать религиозный образ жизни, то он немножко подсдал в плане профессионального спорта, в плане профессионального бокса, потому что невозможно  это человеколюбие, которое христианство пропагандирует, вместе с  ним выходить на ринг и дубасить своего противника до последнего. Что вы по этому поводу думаете?

Емельяненко: Почему он сдал?

Командная: Почему он сдал? И может ли вера  с вашим видом спорта сочетаться?

Емельяненко: Конечно, может. Это у него, наверное, были просто, мне как-то сказали, это для смирения. У нас люди, если видят победу, хотят, чтобы было по их, как они хотят, чтобы кто-то побеждал, но если человек по каким-то причинам по-другому выиграл, проиграл, никто не хочет ничего знать, слышать. Они сразу разочаровываются, причём все становятся специалистами высшего уровня, разбирающимися абсолютно во всём, как далёкие люди от спорта, так вообще не занимающиеся им. Мне очень интересно, что за люди, которые сидят и обсуждают, посмотреть бы на них, на этих специалистов.

Командная: И двинуть  в челюсть, может?

Емельяненко: Нет, зачем?

Командная: А вы по жизни миролюбивый человек? Потому что, мне кажется, что вы  такой добрячок.

Емельяненко: Конечно, мне достаточно того, что я работаю в зале. Я знаю, что я не имею права применять свои знания, мастерство, навыки против обычных людей на улице, потому что  они не подготовлены ни физически, ни технически.

Командная: Честно говоря, вы мне сегодня пожали руку, и с тех пор я вас побаиваюсь.

Емельяненко: Почему?

Командная: Потому что это было крепко, скажем так.

Емельяненко: Не бойтесь.

Командная: Александр, хочется узнать, как вы относитесь к профессиональному боксу. Не кажется ли вам, что MMA профессиональный бокс рано или поздно уничтожит? Потому что смешанные единоборства сейчас гораздо популярнее.

Емельяненко:  В Америке уже обошли смешанные единоборства бокс,  и у нас в России пользуются большей популярностью, мне кажется, чем бокс. Обойдут, потому что MMA – это спорт 21 века.

Командная: Почему?

Емельяненко: Потому что там собрано всё, там нужно уметь делать всё: и боксировать, и бороться, и физически быть подготовленным, выносливым быть. Там нужно уметь делать всё, это спортсмены универсальные, а боксёры чуть-чуть однобокие, они бьют только хорошо руками, борцы хорошо борются, и боксёры неплохо руками и ногами работают.

Командная: Ваш бой, Александр,  состоится 25 мая, бой Дениса Лебедева  против Гильермо Джонса и ещё один бой Александра Поветкина против польского боксёра состоится сегодня в «Крокус сити холл». Наш корреспондент Виталий Соловьёв находится прямо сейчас прямо там. Что там происходит сейчас, Виталий?

Соловьёв: Происходит второй бой в рамках этого боксёрского вечера. Зал ещё полупустой, можно сказать, пустой на процентов 90, поскольку  предварительные бои вызывают  небольшой интерес у зрителей. Но, как успели мне сказать организаторы боя,  на главный бой этого вечера ожидается аншлаг, поэтому основная масса подтянется к 22.00, к 21.30, когда начнётся бой между Александром Поветкиным и польским боксёром Анджеем Вавжиковым.

Командная: Там обсуждают те бои, которые должны состояться, или обсуждают те бои, которые нас ожидают? Это, конечно, бой Кличко против Поветкина.  Что там за кулисами вообще происходит?

Соловьёв: За кулисами пока мало, что происходит, поскольку, в основном, пока только подтягивается народ. Каких-то даже знаменитостей на данный момент нет, глобального ажиотажа не наблюдается, поэтому мы просто будем ждать, когда уже подтянутся главные персоны этого и предстоящего боя, и те, кто будет наблюдать, какие-то VIP-персоны. Безусловно, прежде всего, ажиотаж вызывает поединок между Поветкиным и Вавжиком. Как мне кажется, это интереснее бой, несмотря на то, что титульный и главный бой этого вечера всё-таки между Джонсом и Лебедевым.

Командная: Я неслучайно спросила, Александр, у Виталия про бой Кличко-Поветкин. Вы верите, что он состоится?

Емельяненко: Мне кажется, это надо не у меня спрашивать, а у организаторов. Есть все предпосылки, но мне на сегодняшний день по непонятным причинам непонятно, почему он затягивается, если есть договорённости, по-моему, они даже  выкупили право на проведение этого боя.

Командная: Да, за 23 миллиона долларов.

Емельяненко: Это надо уже к тем людям, которые выкупили, обращаться, готовы они или нет. Если не готовы, тогда для чего это всё  делается?

Командная: Очень хочется поклонникам бокса, да и мне в том числе, дождаться когда-нибудь боя  между Мэнни Пакьяо и Флойдом Мэйуэзером. Говорят, что этот бой вообще невозможен, что сейчас в современном боксе очень сильная проблема с допингом, потому что  боксёры не проходят допинг-контроль такой олимпийский, поэтому они отлынивают  от очень важных боёв, потому что там контроль будет сильнее. Вы что-то слышали про это?

Емельяненко: Про допинг в боксе не слышал, но мы после каждого боя и перед боем  сдаём, допинг-контроль у нас есть.

Командная: Вы, наверное, не очень любите, когда вас спрашивают про ваши татуировки, но мои друзья, поклонники смешанных единоборств, очень слёзно умоляли  про них спросить, их у вас невероятное количество. Пожалуйста, снимайте кофту и хоть что-нибудь продемонстрируйте, мне очень хочется посмотреть.

Емельяненко: Снимать ничего не надо, вот же я есть перед вами.

Командная: Это же всё не то, это фотография.

Емельяненко: То-то, татуировки – это моё хобби.

Командная: Какое-то странное хобби, что это значит, расшифруйте, вы же не сами себе набиваете.

Емельяненко: Не сам, понравившуюся мне картину я наношу, когда есть небольшой промежуток времени между боями.  Сейчас я очень буду сильно загружен, и до следующей татуировки я не знаю, когда дойдёт дело.

Командная: Какая ваша любимая татуировка, и сколько их у вас?

Емельяненко: Я не считал, но они мне все нравятся. Я не считаю и не разделяю, что эта хорошая, а эта плохая.

Командная: А правильно ли я понимаю, что все они что-то обозначают? Рассказывайте, я читала ваши интервью, и знаю, например, что у вас на коленках есть звёзды.

Емельяненко: Как катафоты на велосипеде, чтобы издалека было видно.

Командная: А серьёзно?

Емельяненко: Серьёзно, ничего они не обозначают.

Командная: А эта татуировка с куполами у вас есть. Расскажите мне про неё, тоже очень интересно.

Емельяненко: На груди наколоты,  это начало Куликовской битвы, бой Пересвета с Челубеем.

Командная: Это тоже ничего не символизирует, да?

Емельяненко: Ничего не символизирует.

Командная: А были ли случаи, что вы татуировки перебивали, какая-нибудь вас не устраивала? Чего-то интересненького хочется.

Емельяненко: Были.

Командная: Почему, расскажите.

Емельяненко: За старостью у татуировки неактуальность есть, неправильное понимания окружающего, подрастающего поколения.

Командная:  Правильно я понимаю, что татуировки в некоторой степени отражают вашу философию? Вы можете объяснить, что в вашей философии поменялось, если татуировки тоже какие-то изменить?

Емельяненко: Ничего на мне не поменялось, никакой философии, просто многие люди неправильно воспринимают это всё, когда по-своему трактуют, надумывают, начитывают. Я недавно узнал, как  в интернете садится группа из трёх людей, зарегистрируют на себя  по два-три ника, и вот они сидят на каком-то форуме под разными именами, выстраивают абсолютно любое мнение о человеке, какое им хочется, а кто-то входит, что-то начинает читать, они недоискиваются до правды, им достаточно того, что они прочитали.

Командная: Какой самый большой слух или нонсенс, который вы когда-нибудь читали про себя, который вас поразил, который не соответствует действительности?

Емельяненко: Их полно.

Командная: Расскажите.

Емельяненко: Начиная с того, что я вор в законе, мусульманин, скинхед.

Командная: Давайте будем развенчивать эти мифы.

Емельяненко: Люди грязь льют, если бы она прилипала, она оставалась бы на мне, меня бы давно бы смешали с ней, а так все понимают, что это слухи, что это глупости, какие-то утрированные гадости непонятных мне людей.

Командная: Я читала, что вы любите хоккей, что вы болеете за сборную России. Не хочется с вами говорить про вчерашний матч, который мы с треском проиграли на Чемпионате мира 3:8. Хочу вас спросить про следующее: наверняка вы слышали, голкипер нашей сборной Илья Брызгалов незадолго до этого матча дал интервью, в котором  положительно отозвался о Иосифе Сталине, потом через какое-то время на портале Чемпионат.ком, на котором появилось это интервью, это интервью убрали. Слышали ли вы об этой истории, и как вы к ней относитесь?

Емельяненко: Нет, не слышал, но я думаю, что за подобную игру Иосиф Сталин  бы его на Север лобзиками лес отправил пилить. После этого, мне кажется, и убрали.

Командная: Как вы думаете, как  в нашей стране должны  относиться к спортсменам? Вот вы, например, стали как-то хуже  после вчерашнего поражения к хоккеистам относиться или вы понимаете, что это профессиональный спорт и неудача бывает у всех?

Емельяненко: У всех бывает неудача, как бы с должным отношением, у нас  все чего-то ждут, но никто ничего не делает, все спрашивают, все требуют, все хотят… Опять же, я не беру хоккеистов или футболистов, я беру в общем и целом спорт, надо помогать, развивать, а не спрашивать. У нас даже родители отдали куда-то ребёнка  на секцию, и всё, тренер должен и обязан  научить, никому ничего не должен, он может передать знания, также с сыном надо заниматься и родителям.

Командная: Мне кажется, что вы к своей дочке очень трепетно относитесь, связано ли это с тем, что вы довольно долгое время не общаетесь со своим отцом? Лет с 16, да?

Емельяненко: Почему? Общаюсь, он у меня умер прошлым летом.

Командная: Простите, пожалуйста, я просто читала в интервью, что у вас была глубокая обида на него. То есть это тоже неправда, которую пишут  про вас в прессе?

Емельяненко: Да.

Командная: С ума сойти.