Лекции
Кино
BBC
«Сейчас не время хаять власть». Владимир Познер — о кризисе, «Большом брате» и действиях властей
Читать
37:44
0 39049

«Сейчас не время хаять власть». Владимир Познер — о кризисе, «Большом брате» и действиях властей

— Синдеева

В новом выпуске программы «Синдеева» на изоляции  — журналист Владимир Познер. В разговоре с Натальей Синдеевой он рассказал, как проводит время, находясь дома на карантине, какие впечатления остались после интервью с министром экономического развития Максимом Решетниковым и руководителем Федерального медико-биологического агентства, бывшим министром здравоохранения Вероникой Скворцовой, а также говорили о том, каким будет наш мир после окончания пандемии. 

Всем привет! Программа «Синди дома» опять выходит в эфир из небольшой уютной квартирки. Чем дальше, тем все больше мне нравится работать из дома. Мне кажется, меня затягивает. Я хочу, как всегда, сказать спасибо компании De'Longhi, которая вместе с нами, которая поддерживает программу «Синдеева» уже второй год. Я так же, как и компания De'Longhi, и очень многие, выбираю пить кофе дома. Я действительно его пью очень много и вас к этому приглашаю.

У меня сегодня отличный гость, очень люблю разговаривать с Владимиром Владимировичем Познером, я очень рада, что буквально в преддверии десятилетия Дождя Владимир Владимирович согласился со мной поговорить. Владимир Владимирович, привет!

Привет!

А вы меня же видите, да?

Я вас прекрасно вижу. Я очень рад этому обстоятельству, я вас ведь очень давно не видел, Наташа. Вы прекрасно выглядите, как всегда, красавица, соблазнительная, обаятельная. Все, в общем, при вас, и это очень приятно, особенно учитывая, какое сегодня серое небо, нерадостное, а вы сидите в майке с радугой на груди. В общем, солнце светит от вас! Огромное удовольствие, что говорить.

Жалко, я вас не вижу, Владимир Владимирович. Спасибо большое. Владимир Владимирович, во-первых, как вы живете, как вы себя чувствуете, как ваша семья? Сейчас первый вопрос, который мы все друг другу задаем: как здоровье?

Вы знаете, все в порядке. Семья в порядке, я имею в виду ту, которая в Берлине, потому что у меня там много: дочь, внуки и правнуки. Они все в порядке. Надежда Юрьевна, моя супруга, в порядке, я сам в порядке. Мы все здоровы. Знаете, в общем, вот эта самоизоляция вполне терпима. Мы очень заняты все время, время пролетает с невероятной скоростью. Вдруг посмотрел на часы, уже семь часов вечера, прямо невероятно. Я не помню, чтобы время так летело. Так что все ничего. Главное ― мы все здоровы, конечно.

Слава богу. Владимир Владимирович, а все-таки можете рассказать, как сейчас строится ваш день? Потому что у меня такая же ситуация, я тоже ничего не успеваю, у меня тоже время летит адским образом. Еще первые две недели, знаете, у меня были… Я занималась онлайн йогой, потом занималась танцами, а сейчас у меня даже на это нет времени, потому что все сидят по углам, все работают, в общем… Как у вас?

Я вам скажу. Значит, я три раза в неделю занимаюсь дома фитнесом, причем как следует.

Как вы это делаете?

Полтора часа. Ну как?

Сами, без тренера?

Нет, с тренером, с тренером.

Нарушаете?

Можно сказать, что нет, потому что этот тренер сидит в серьезной изоляции и на машине приезжает ко мне и обратно. У этого тренера ребенок довольно больной, не этим, и поэтому тренер очень следит, конечно, за состоянием дел.

Значит, это начинается в 09:30, а поскольку это, можно сказать, до седьмого пота, в общем, как следует, да, кончается где-то около одиннадцати.

А у вас есть какие-то для этого, не знаю, дорожка, тренажеры?

Это must. Этот тренер прямо изощренный человек, натаскал в дом всякого рода разных вещей для самых разных групп мышц, начиная, если хотите, с ягодиц и кончая прессом и все такое прочее, так что это полный порядок.

В одиннадцать я заканчиваю, что-нибудь такое съедаю, да, а потом начинаю заниматься разными делами. У меня масса, то мне присылают вопросы от зрителей, то какие-то просьбы, от которых я обычно отказываюсь, но тем не менее. Это надо все прочитать. Какие-то письма приходят из-за границы, надо на все это отвечать. Я сейчас пишу книжку, лучше сказать, да, наверно, книжку, это скромнее, чем сказать «книгу», но это очень увлекательно.

Кроме того, есть у меня занятия такие, которые необязательно всем объявлять, но они тем не менее есть. Это, значит, понедельник, среда, пятница. Кроме того, сегодня мы поедем на дачу и будем жить на даче. Там я буду готовить программу на понедельник. Да, так что, понимаете, я как занят.

Ну, а вторник и четверг ― можно сказать, что я дольше сплю, ленюсь, да, и бывает так, что вечерами мы с Надей смотрим сериал какой-нибудь.

А что смотрите, Владимир Владимирович? Что смотрите? Мы тут тоже засели за сериалы, теперь все время туда уходит ночное.

Надо быть очень осторожным, потому что это затягивает, это дело.

Ужасно.

Я никогда не увлекался, но в данном случае так получилось. Мы смотрим сериал, который называется «Скандал», американский, у него было семь сезонов. Мы уже дошли до седьмого сезона. И в каждом сезоне, по-моему, там 16, 18, 20 серий, то есть, понимаете, огромное количество.

Сделано, как всегда у американцев, очень профессионально, закручено, такой политический детектив. Конечно, с большим количеством секса, это же американский детектив. Мне хочется скорее, чтобы он закончился, чтобы больше я от него... Чтобы я отчитался, и всё. Потому что я еще очень люблю читать, Наташа, а сейчас после тридцатилетнего перерыва перечитываю Гроссмана, «Жизнь и судьбу». Конечно, феноменальная книга совершенно, невероятная. Я лишний раз убедился, что когда такой перерыв большой, то ты по-другому начинаешь воспринимать то, что ты тогда читал, и вот это же сегодня. Голова уже, так сказать, другая, восприятие другое.

В общем, дел очень много.

Владимир Владимирович, вы сказали, что книжку пишете. Скажите какую.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
«Дудь и Баженов сделали из меня того, кто я есть сейчас». Режиссер Юрий Быков — о России, власти и компромиссах