Лекции
Кино
TED BBC
Василий Уткин: «Когда я оказался на „Первом“, людей это взбесило»
Спортивный комментатор о деле Голунова, конфликте с «Матч ТВ» и своей футбольной команде
Читать
52:32
0 37541

Василий Уткин: «Когда я оказался на „Первом“, людей это взбесило»

— Синдеева
Спортивный комментатор о деле Голунова, конфликте с «Матч ТВ» и своей футбольной команде

В новом выпуске программы «Синдеева» — спортивный журналист и комментатор Василий Уткин. Он рассказал о том, как познакомился с коллегой по программе «Паноптикум» Александром Невзоровым, поделился своим мнением о новой журналистике, блогерах, солидарности и деле Ивана Голунова, а также прокомментировал свой конфликт с «Матч ТВ».

Синдеева: У меня сегодня в гостях человек, которого, в общем-то, можно не представлять точно на телеканале Дождь, Василий Уткин.

Уткин: Привет, Наташ.

Синдеева: Уже один из ведущих телеканала Дождь, чему я очень рада.

Уткин: Да, к этому все-таки пришло.

Синдеева: Да. Программа «Паноптикум». У нас несколько было заходов к тебе, но с «Паноптикумом» сложилось, благодаря Невзорову. Ты мне уже начал говорить про Невзорова, что он фактически был твоим учителем, благодаря которому ты пошел в профессию.

Уткин: Не учителем, а скорее образцом. Ну, в общем, когда я стал журналистом. Я не учился на журфаке, но журналист была такая, безусловно, профессия культовая, потому что, ну тогда эти люди меняли мир. Невзоров был, безусловно, одним из них. Я бы, ну это как бы разорванные такие взаимоотношения, потому что познакомился я с ним в результате года три назад лично. А может, ну может четыре.

Синдеева: Что ты ему сказал, когда вы познакомились?

Уткин: А это как-то так произошло довольно вялотекуще, как-то это произошло, потому что он, когда появился на «Эхе», вот, сначала он выходил в эфир по утрам по понедельникам. Я не знаю, что нужно сделать человеку, чтобы он хотел выходить по утрам по понедельникам. Ужас какой-то, насилие над личностью. Вот, а потом постепенно все это перемещалось на более удачное такое, нормальное время, и с ним разговаривали Нарышкин и Соломин. Я их всегда встречал на «Эхе» и я им говорил, что вот смотрите, вы вот тут могли его прижать, вот тут еще могли его прижать. И, в конце концов, они как-то ввернули меня в разговор, и Невзоров обо мне однажды сказал: «Уткин? Я знаю, уважаю его очень, смелый парень». Я думаю, нифига себе. Притом, что у него абсолютно нулевой интерес к тому, чем я обычно занимаюсь. Включая еду. Вот. Ну, в общем, а дальше уже слово за слово.

Синдеева: Как трансформация твоя происходит внутри ваших отношений в программе «Паноптикум»?

Уткин: Мне трудно об этом сказать. Скорее, по отношению внутри программы «Паноптикум», это некоторая деформация всех остальных отношений, которые, так или иначе, существуют. Мы переписываемся, во-первых. Вот. Вчера я нашел фотографию черепа одного животного, которое меня очень удивило, послал ему с каким-то восклицательным знаком, он сказал: «у меня есть такой череп, это просто череп тюленя». Вот. Ну, там уже остальное нужно обсуждать, уже глядя на фотографию. Ну, так вот.

Синдеева: Но тебе уже не сложно его так прижимать, подкалывать?

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Любовь в деталях: почему мы не замечаем, когда обижаем родных, и как этого избежать?