Поддержать программу
Синдеева
39:10
24 декабря 2016
О жизни
События

Кирилл Серебренников: «С какой стати где-то должно быть безопасно, если мир сошел с ума»

Режиссер о признаках войны, вере в Трампа, Навальном на выборах и своем новом балете в Большом
63 133
0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Скидка 34%
3 800 / год
4 800
Скидка 11%
1 280 / 3 мес
1 440
Базовая подписка
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Расписание
Следующий выпуск
27 августа 21:00
воскресенье: 21:00
понедельник: 00:00, 10:00, 23:00

В гостях у Натальи Синдеевой режиссер Кирилл Серебренников. Режиссер рассказал, почему, на его взгляд, небезопасность каждого человека — главный признак начавшейся войны, о возвращении Сталина и единственном показе спектакля «Похороны Сталина» в «Гоголь-центре», о том, что для него стало настоящим успехом «Ученика» и о планах поставить балет в Большом театре.

У меня в гостях мой любимый гость. Уже не первый раз в программе «Синдеева» Кирилл Серебренников. Кирилл, привет.

Привет.

 Я очень рада тебя видеть.

Я тоже.

В Алеппо гуманитарная катастрофа. Похоже, что наши потомки уже никогда не увидят Пальмиру в том виде, в котором мы еще могли ее увидеть. Вообще что происходит? Мне вчера стало страшно, да, когда, собственно, пришла новость о теракте в Берлине. Очень много сразу начали писать, что мы стоим на пороге Третьей мировой войны.

Мне кажется, что об этом даже не надо говорить. Мне кажется, Третья мировая уже идет, она просто идет в этих гибридных формах таких, странных, неочевидных. Ну, мы же, знаешь, наша картинка войны ― это полк на полк, армия на армию.

Или бомба на бомбу.

Бомба на бомбу. А она, видимо, война этого нового тысячелетия будет совершенно какая-то другая. Действительно будут гибнуть люди. Главный как бы смысл войны, главный ее, так сказать, знак присутствия ― это полная незащищенность никого. То есть ты можешь быть послом большой, серьезной, великой державы, и смерть придет у тебя из охраны. Вот это самое… Меня, например, это дико потрясло, что…

Ну, не совсем из охраны, это бывший полицейский.

Ну как это? Неважно, он был в охране.

Ну да.

Он охранник, он работал секьюрити.

 Но говорят, что он типа не работал, но он туда как-то так или иначе попал, оказался там.

Он проник, он стоял одетый, как секьюрити. Ты не знаешь, кто у тебя твой секьюрити, кто твой охранник. Этот охранник может оказаться твоим убийцей. Так же, как жидкость для снятия напряжения или для того, чтобы забыть действительность или потерять хоть на чуть-чуть с ней связь, может оказаться ядом. Или рождественский базар может оказаться могилой. Ты понимаешь?

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: