Поддержать программу

«Мы создаем вселенную — какой мы захотим, такой она и будет»: лидер СБПЧ Кирилл Иванов о том, чем интересна его группа

5 140
0

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Расписание
Следующий выпуск
24 декабря 21:00
понедельник: 00:00, 11:00, 23:00
вторник: 15:00

Лидер группы Самое Большое Простое Число рассказал о философии их музыки, и почему они часто меняют свое звучание.

Фото: vk.com/sbp4band

Твоя группа, ваша группа, может быть, я неправа, но это такая модная группа для своих, для не очень большого количества людей. Я неправа?

Спасибо.

Потому что я тебя вижу во всех модных московских клубах, ну, вижу — слышу, на супермодных тусовках, ты снимаешься в модных фильмах как музыкант. И это такой, знаешь, немножко междусобойчик.

Ну... В плохую меня ставишь позицию — человека, который сейчас будет себя расхваливать. Мы ездим на гастроли. Не знаю, я только что вернулся из Минска, там мы играли концерт на 400-500 человек. Мы не играем на стадионах, мы не группа «Сплин», да, это правда. Насколько это вырастет — не знаю. У нас были концерты, где было, не знаю, у нас был последний раз большой в Москве концерт в «Известиях», там было 2000 человек, это был билетный концерт. Мы сейчас делали огромное шоу на «Новой Голландии» — там было 4000 человек, для нас это очень много. То есть для группы, у которой нет никаких эфиров вообще.

Смотри, как сейчас люди, ну, скажем, так, узнают о твоей музыке? С одной стороны, неограниченные возможности интернета, ютьюба и так далее, с другой стороны, нет ротации на радио наверняка.

Нет, конечно.

Собственно, что являлось необходимым условием для того, чтобы стать очень популярным. Нет клипов на больших федеральных каналах. То есть, так или иначе, это что?

Интернет, да. Это сарафанное радио: один человек слышит, и ему хочется рассказать об этом другому. Только так.

Вы очень сильно меняетесь. У тебя от альбома к альбому, от концерта к концерту очень сильно меняется: и звучание разное, и состав бывает разный.

Человек — не кусок камня, слава Богу, он не цельный. Как раз это такие люди, которыми либо ты издалека восхищаешься, либо боишься, люди, которые: вот он такой, человек со стержнем, он такой, все. Я такого избегаю, меня пугают люди, которые знают ответы на вопросы все, это очень страшные, это публичные интеллектуалы из фейсбука. Я боюсь такого, когда ты хочешь высказаться по самому широкому кругу вопросов и считаешь, что твое мнение очень важное. Ты все время меняешься, надо заниматься вещами, которые тебе интересны. Мне интересно сейчас то, потом — другое. И это еще способ избавиться от собственных... любой какой-то авторский почерк — это набор собственных штампов. Это то, что ты наработал.

Но, с другой стороны, очень много примеров очень популярных групп, которые, в общем-то, узнаются практически со второго аккорда. И, может быть, в этом тоже есть залог популярности какой-то, знаешь. Условно, человек, он же достаточно консервативен в потреблении.

Да, безусловно, особенно, в России.

Да.

Ну, я думаю, что у нас есть все равно какая-то очень узнаваемая, мне хотелось бы верить, интонация и, скорее, взгляд на мир. Я думаю, то, чем мы занимаемся, мне бы хотелось, чтобы это была такая штука, мы создаем Вселенную, какую мы захотим, такой она и будет: большая, разная, в ней может быть куча всего. Каждый наш альбом следующий — это вот мы еще кусок вам дорисовали, доделали, рассказали про него, смотрите, может быть и вот так, и вот так. Но целиком это наш мир, он очень цельный, он все равно наш. Как, не знаю…

А вот если бы ты коротко рассказал бы человеку, который никогда не слушал тебя на концерте и видел отдельные твои какие-то клипы, вот вы про что? Ты говоришь: мы создаем свою вселенную, нас можно узнать по нашим высказываниям, у нас есть своя интонация. Мог бы объяснить? Потому что клипы очень разные.

Ну, потому что с клипами отдельная история, потому что ты всегда отдаешь кому-то песню, и это как раз мне нравится, что всегда это будет не то, чего ты ждал, и это очень... ну, как бы на то, что ты сделал, человек посмотрел по-другому, увидел там что-нибудь другое — супер. Чем больше у какого-то произведения (хотелось избежать этого громкого слова) искусства есть каких-то способов его прочесть, тем, ну, это один из каких-то критериев его оценки, тем оно интереснее. Если ты можешь на него и так посмотреть, и так, оно и вот такое, и вот здесь такое. И когда кто-то на него взглянул иначе — супер. Про что группа «СБПЧ» — про свободу и радость, про то, что ты... все будет так, как ты хочешь. Вокруг миллион людей, которые знают как, и они не знают ни черта про то, что если ты что-то делаешь и хоть чуть-чуть в это веришь, то найдется еще пара человек, которым это интересно, и этого достаточно.