Лекции
Кино
TED BBC
Роман Авдеев, бизнесмен, отец 23 детей: «Я в государство не очень верю. Я верю в нас, в людей. А людей неравнодушных становится все больше»
Читать
43:52
0 24187

Роман Авдеев, бизнесмен, отец 23 детей: «Я в государство не очень верю. Я верю в нас, в людей. А людей неравнодушных становится все больше»

— Синдеева

В гостях у Натальи Синдеевой Роман Авдеев, банкир, отец 23 детей, 19 из которых – приемные. Говорили о проблемах усыновления в России, значении закона «Димы Яковлева», о причинах экономического кризиса и о том, что может сделать каждый из нас, чтобы изменить ситуацию в стране.

Синдеева: Я второй раз нарушаю традицию в своей программе и приглашаю в гости человека, с которым я никогда в жизни до этого не виделась. У меня в гостях Роман Авдеев – банкир, предприниматель, миллиардер, но, самое главное, это то, о чем я сегодня очень хочу поговорить – отец 23 детей: 4 своих и 15 приемных. Спасибо, что пришли. Роман, как вы вообще к этому пришли?

Авдеев: Здесь очень простая история. Я когда начал заниматься бизнесом, как-то все время хотелось помочь детям, которые в детских домах. Это было в 90-х годах, и я им все время пытался помочь. Тогда была такая гнетущая беднота, и хотелось что-то сделать материальное, такое, как казалось, благостное. Я все время общался с воспитателями, пытался общаться с детьми. Но воспитатели в детских домах не очень любят, когда общаются с детьми – и правильно, потому что очень много непрофессионалов. Но я – человек, который приносит деньги, поэтому всегда шли навстречу.

И вот был такой случай в одном из детских домов. Я говорю: «Можно пообщаться с девочкой?». Мне говорят: «Да, конечно». Я говорю: «А можно без вас?». Ну, они так, не очень хорошо к этому. Появляется какой-то человек, о чем он будет говорить? И это не потому что они что-то скрывают. Соответственно, мы сидим, я говорю: «Давайте чаю попьем». «Давайте». Я говорю: «А сахар где?». Они мне: «А это что?». И первая мысль человека, что просто все своровали, сахар детям не дают, они тут голодают. Ничего подобного. Сахар сыпят в чай, мешают, и эту сладкую воду уже дают. Сахар такой, он не используется. И дети в мире адаптироваться не могут. Это вот один пример такой. И больше разговаривая, я понял, что эта система не должна существовать. Естественно, пришел такой вопрос: «Ты такой правильный, пришел к такому выводу. Ты либо делай, либо не делай». И это было такое сложное решение.

Синдеева: У вас уже были тогда свои дети?

Авдеев: Да.

Синдеева: А сколько было детям своим?

Авдеев: Они были среднего возраста.

Синдеева: А сколько вам было лет, когда вы взяли первого ребенка?

Авдеев: Это хороший вопрос. Я сейчас не помню. Это было 12 лет назад.

Синдеева: Так, 12 лет назад. Вам сейчас 46 минус 12, значит 34. Ну, уже не очень молодой, уже созревший. Вы приняли эмоциональное решение от посещения детских домов.

Авдеев: Нет, здесь оно не настолько эмоциональное, сколько иррациональное. У нас нет культуры. И это такое решение, и было много вопросов: «А что будет?». Как-то мы ездили отдыхать на лыжах, и за столом сидели с итальянской семьей, и у них явно один ребенок был приемный, явно он ментально больной, потому что у него просто другого цвета кожа была: двое белых и один афроамериканец. Соответственно, понятно, что он приемный. И это так естественно было. Не было вид