Поддержать программу
Синдеева
51:45
16 декабря 2016
О жизни

Владимир Познер: «Главная проблема России в том, что ею руководят советские люди»

Почему он не уходит с «Первого канала», от чего может заплакать, и в чем секрет высоких рейтингов Путина
124 929
0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Скидка 34%
3 800 / год
4 800
Скидка 11%
1 280 / 3 мес
1 440
Базовая подписка
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Расписание
Следующий выпуск
27 августа 21:00
воскресенье: 21:00
понедельник: 00:00, 10:00

В гостях у Натальи Синдеевой журналист Владимир Познер. Говорили о свободе слова в России и Америке, обсудили, могло ли телевидение повлиять на итог выборов президента США, почему россияне поддерживают не политику правительства, а лично Путина, почему журналистики в России нет и «профессия давно предана», также Познер объяснил, почему он поддерживает позицию президента по Крыму. А еще рассказал, почему народная русская музыка не заставит его заплакать, в отличие от американского блюза.

Синдеева: Я сегодня сдаю экзамен на профпригодность, потому что у меня в гостях Владимир Владимирович Познер. Больше можно ничего не говорить. Когда программу «Синдеева» я только начинала, я помню, как я позвонила вам, сказала: вот у меня есть такая идея, попросила вас даже посмотреть какие-то программы и потом мы даже обменялись с вами впечатлениями. За это время прошло, уже вышло очень много программ. Не знаю, выросла я как ведущая, не выросла, как интервьюер, мне очень сложно об этом судить. Но что я точно поняла и увидела в вашем недавнем интервью, когда у вас спросили: «Какие у вас были самые неудачные интервью?», вы сказали: «Жванецкий и Ургант», потому что задавать человеку вопросы, которого ты любишь и которого ты хорошо знаешь, в общем-то, очень тяжело, и язык не поворачивается. Вот у меня сегодня экзамен со всех сторон, потому что вы — патриарх.

Познер: Патриарх у нас один. Это не я, совсем другой человек. Часы у меня не такие, как у патриарха.

Синдеева: Но тоже хорошие.

Познер: Хорошие, конечно.

Синдеева: Владимир Владимирович, вот совсем недавнее ваше интервью с Сагалаевым, я его, конечно, очень внимательно посмотрела, опять же, не только потому, что я с таким же трепетом отношусь к Эдуарду Михайловичу, и он для меня такой учитель старший тоже, но еще и потому что очень много вопросов, которые вы там обсуждали, касались телевидения. И, конечно, я не могу об этом не поговорить, потому что это какая-то, с одной стороны, часть моей уже жизни и профессии, но еще и эмоции очень сильные. Потому что телевидение влияет на всю нашу с вами жизнь, и мы это там наблюдаем с вами на протяжении уже многих лет. Вот там вы сказали, что недавно был проведен опрос «Левада-центром», и было показано, что уровень доверия к телевидению, в общем-то, у населения падает. Он все равно еще достаточно высокий, но, в общем-то, такой крен падения наметился. Как вы считаете, во-первых, с чем это связано? Что такое произошло, почему до этого было, и что поменялось такое за последнее время, что это доверие стало падать?

Познер: Я не могу рассуждать в плане временном, потому что я не видел опросов, скажем, десятилетней давности и так далее. Но, конечно, было время, скорее, время гласности и Перестройки горбачевской, и потом 90-е годы ельцинские, когда телевидение было иным, когда оно было гораздо более свободным, гораздо менее контролируемым властью, когда там были разные мнения по-настоящему, когда… Вот ныне если отвернуться от экрана, то трудно угадать, какой канал идет, потому что говорят одно и то же. В важных вещах, я имею в виду в информации, прежде всего. Я не говорю о развлекательных программах, это вопрос совсем другой. А тогда — нет, тогда это было совершенно четко, было понятно: это НТВ,  это и так далее. И естественно, такое телевидение вызывало доверие у людей. Это само собой разумеется.

Потом, с приходом к власти Владимира Владимировича Путина это стало меняться потихоньку, потихоньку. Но вместе с вертикалью власти, которую он ввел, и в какой-то степени я понимаю, почему он ее ввел, страна в самом деле была в таком тяжелом состоянии, каждый губернатор играл в свою игру, надо было каким-то образом, возможно, собрать эту страну. Ну и вот вертикаль власти здесь сыграла определенную роль. Но она сказалась и на средствах массовой информации, прежде всего, на телевидении. И постепенно телевидение, я имею в виду федеральные каналы, конечно, просто превратилось в рупор власти. Такому телевидению не верят нигде в мире. Это требует времени, чтоб люди понимали, что произошло, но они постепенно понимают. И сегодня в России, в частности молодежь, вообще мало смотрит телевизор.

Синдеева: Кстати, в Америке тоже.

Познер: И в Америке тоже, и в Америке это тоже произошло, как это ни странно. Например, когда началась война в Ираке, все главные каналы стопроцентно поддерживали эту войну и не пускали никого на экран, который бы это критиковал.

Синдеева: Это была позиция каналов, скажите? Я хотела чуть позже об этом поговорить, но раз уже коснулись. Это была позиция каналов или это была позиция государственно-информационной повестки, был запрет на другую точку зрения?

Полная версия доступна только подписчикам. Подпишитесь: