Поддержать программу
Синдеева
37:07
26 июня
Бизнес
Спорт

Как гольф добрался и до Урала, и когда каждый из нас сможет позволить себе этот спорт

Интервью с предпринимателем, который рискнул и превратил хобби в дело всей жизни
7 514
4
Расписание
Следующий выпуск
11 декабря 22:00
воскресенье: 22:00
понедельник: 01:00, 05:00, 08:00, 13:00
среда: 16:20

Гостем программы Натальи Синдеевой стал председатель Совета директоров компании «Процион», владелец гольф-клуба Links National Олег Кустиков. Он рассказал о том, как построил свой бизнес, почему их не коснулся кризис, и когда гольф станет доступнее для всех нас.

Не знаю, полюблю ли я гольф, но то, что мне очень нравится приезжать в гольф-клуб «Линкс» на съемки программы «Синдеева», это точно. Потому что такого воздуха я уже давно, конечно, не чувствовала, ни в Подмосковье ближайшем, ни, конечно, в Москве. Здесь летают бабочки, поют птички, и мне здесь очень нравится. И спасибо большое нашему партнеру, который нам позволил наслаждаться этой красотой. И вот сегодня у меня в гостях будет один из владельцев этого гольф-поля и председатель совета директоров компании «Процион», которая в Подмосковье, и вообще в России построила уже около семи полей. Я хочу сразу предупредить наших критичных зрителей, которые, конечно, скажут, наверное, это же джинса, потому что вы снимаете интервью с генеральным директором компании, которая является спонсором программы. Вот я хочу сказать сразу, что Олег Витальевич, с которым сейчас у нас будет разговор, он меня поразил, когда мы познакомились, своей увлеченностью. И собственно, он прошел путь, который, я надеюсь когда-нибудь тоже пройти, он влюбился в гольф много лет назад и сделал это своей жизнью, и своим бизнесом, и своей основной работой, хотя до этого совершенно не имел отношения ни к гольфу, ни к спорту, а занимался в общем-то какой-то менеджерской, достаточно скучной, как мне кажется, работой  по тому что я читала. А сейчас он сделал это делом своей жизни. И сегодня у меня в гостях Олег Витальевич Кустиков. Здравствуйте, Олег Витальевич.

Здравствуйте, Наталья.

Олег Витальевич, я вас уже представила нашим зрителям. То, как вы мне рассказывали, и с какой любовью о том, что вы делаете уже последние несколько лет, это, конечно, у меня вызвало такой восторг, с другой стороны, я чувствую, что вот не я одна такая, которая так сильно увлечена тем, что делает. И в общем-то, рассказывайте, как вообще вас угораздило? Вы же вообще до этого были таким топ-менеджером...

Я в строительстве работал. Но увлекся гольфом и решил совместить приятное с полезным. Увлекся гольфом, играл в единственном 18-луночном поле в Подмосковье в Нахабино Moscow Country Club. Ну, не хватало полей.

Вам не хватало, вот как игроку?

Как игроку, да. И подумали, почему бы нет. Надо начинать строить поля в России, делать, создавать гольф-курорты.

А сколько первые инвестиции? Вот они какие были, условно, на строительстве первого поля?

Само поле построить… Ну, это известная цена, я просто буду называть в долларах, так проще.

Ну да, так проще.

Около миллиона долларов одна лунка, если 18 лунок, соответственно, одно поле — 18 миллионов.

А у вас к этому моменту уже были деньги?

Нет-нет, это заемные деньги были, конечно же.

То есть это были кредитные деньги?

Да, акционерные и кредитные деньги. Плюс клубный дом… Надо понимать, что все поля, они окупаются, по крайней мере в нашем климате точно, и в других странах, за счет продажи недвижимости. Поэтому продавая, начиная строительство поля, мы начали продавать недвижимость.

Но все проекты, которые вы сделали в России, они все девелоперские проекты, да?

Да.

То есть вы строите поле, где-то вы выступаете, я так понимаю, подрядчиком, когда вам заказывают строительство поля.

Да.

А дальше девелопмент весь, как строительство домов, вы это проектируете тоже? А дальше, если есть заказчик, то дальше он сам это все реализовывает?

Есть разные варианты, поэтому мы обычно комбинируем. То есть где-то мы строим готовую инфраструктуру уже, включая клубный дом, апартаменты, и есть возможность для строительства индивидуальных домов.

Скажите, вот я понимаю, вы были строителем, вы умели строить дома, не важно, какой дом, но там более-менее, если есть компетенция, ты можешь построить все, что угодно. Но ведь постройка гольф-поля, сейчас вот то, что я наблюдаю, это вообще другое, это никакого отношения к понятному строительству для меня не имеет. Вот что вам нужно? Вы ездили учиться? Вы первое время нанимали каких-то западных специалистов, потому что в России, я так понимаю, вообще никого не было, кто бы это умел?

Мы привлекали, конечно, специалистов, собирали команду.

И что они делали?

Есть специальная группа людей, кто занимается профессионально созданием гольф-курорта. Это в основном иностранные специалисты, ну и, конечно, наши отечественные ребята, которые этим занимаются.

Правильно ли я понимаю, что «Линкс», вот это уже гольф-поле мечты? То есть вы так натренировались на шести полях предыдущих, и здесь вы полностью и застройщик, и владелец. Почему вот здесь вы решили воплотить все свои задумки?

Очень интересный ландшафт. Когда делается, вообще строится гольф-поле, очень важно обратить внимание на ландшафт. И здесь достаточно приличный перепад высот для Подмосковья, и мы решили сделать что-то уникальное. Приезжая сюда, человек тратит сегодня в дороге примерно 1 час 15 минут, 1 час 20 минут, конечно, что-то должен увидеть уникальное, особенное. Поэтому мы вот сделали такой…

Расскажите, я вот уже в предыдущих программах говорила, что вот «Линкс» это дюны, что это единственное в России такое поле, которое обычно на самом деле бывает где-нибудь на берегу океана. Я понимаю, что ландшафт был, но он был вот такой? Или вы что-то с ним сделали?

Конечно, нет, нет-нет, вообще такого не было.

А как было?

Просто перепад высот и все. И вот два года мы двигали вот этот грунт, около пяти миллионов кубов грунта мы сдвинули, это огромный…

Это сколько в машинах?

Это гигантский объем. А в машинах очень просто. Девять кубов в одной машине, вот умножьте и поделите, очень много.

Понятно, ладно, я так быстро не могу. Но опять же, чтобы уж совсем разобраться, как это устроено, то есть рисуется вначале проект поля, то есть вот эти, условно, все бугорки, лунки и так далее, они нарисованы в проекте, и дальше земля подсыпается? Или все-таки это как-то в местности?

Нет, сначала мы как девелоперы выступаем, мы смотрим всю площадку, как ее развивать, эту площадку. И только после этого нанимаем архитектора, сначала гольф-архитектора, который вписывает в наши заданные параметры свое видение поля. Мы его окончательно утверждаем, и только после этого уже дальше происходит процесс рабочего проектирования непосредственно поля и его строительство.

И сколько времени ушло на строительство вот этого поля?

Шесть лет.

Шесть лет.

Шесть лет для того, чтобы…

А все инвестиции к моменту его запуска, включая покупку земли?

Включая все с самого начала. Я тоже в долларах назову, примерно 25 миллионов долларов мы потратили.

Это земля и постройка?

Это земля, это поля, инфраструктура. Ведь здесь же дороги, сети, коммуникации, этого же ничего не было. Мы находимся далеко от Москвы.

Ну и какой прогноз окупаемости? Сколько лет?

Обычно 8-10 лет, всегда окупается, от момента старта продаж.

Но у вас же уже есть опыт. Поля, которые запущены были, собственно, много лет назад. Они окупились уже все?

Да.

Да?

Да.

Ладно, мне кажется, нам надо поехать. Я потом вопросы про бизнес вам задам там.

Пожалуйста.

Олег Витальевич, я поставила перед собой какую-то цель — все-таки понять гольф, возможно, как-то его полюбить, а может быть, даже начать его изучать. Пока я так близко к этому не подошла, что бы вы посоветовали вот такому сомневающемуся потенциальному игроку, чтобы сделать какой-то первый шаг?

Конечно, сначала нужно уроки взять. Существует масса обучающих программ, для того, чтобы научиться, первые шаги сделать. У нас есть партнер наш, на вашем любимом «Красном Октябре», «Сити Гольф». Такая компания, за семь дней вы можете попробовать, семь дней за 7 тысяч рублей, попробовать взять в руки…

На «Красном Октябре», где там гольф-поле, скажите пожалуйста?

А там есть тренажерный зал специальный с камерами для обучающих программ. И один день вы здесь уже за городом.

То есть это симулятор.

Да, симулятор специальный.

С большими экранами.

Да-да, специальный. И самое главное — тренер, который правильно поставит удар, потому что часто бывает, когда люди начинают играть или где-то на курортах играют, берут, или неправильные уроки, рука начинает болеть, спина, и говорит: «Это не мое. Спорт не мой». И все, начинает уходить и бросает.

А чтобы уже начать получать удовольствие, сколько нужно времени на вот это обучение, на тренировки? То есть когда ты уже вдруг начинаешь чувствовать, что-то такое.

У всех по-разному. Ну как начинает получаться.

Приблизительно?

По-разному. Примерно надо, может быть, 20-30 уроков взять, попробовать, что это такое. И в принципе уже человек через 20-30 уроков легко может, начинающий, войти в игру.

Для игры в гольф надо иметь просто какую-то уйму времени. И с одной стороны, конечно, такое удовольствие, но я не понимаю, чем занимаются эти люди, которые в будний день приезжают и по пять часов, собственно, это же не профессионалы, это же любители.

Нет, любители.

Кто в основном играет? Это все-таки бизнес, это выше среднего класса люди?

Любители, бизнес в основном. Уже есть и из среднего класса.

Я так понимаю, что это поле одно из самых демократичных, с точки зрения цены, то есть не поле, а клуб этот. Это так можно все равно сказать?

Можно так сказать. Но все равно это все условно. Сейчас 6 тысяч рублей стоит игра.

Одна игра, это если ты не член клуба. А если ты покупаешь клубную карту?

Если ты клубную карту получаешь, то в этом году мы сделали относительно недорого, 75 тысяч рублей за членство, это такая промо-акция.

Это как-то совсем не дорого из того, что я слышала. А потом?

Мы в основном будем продавать билеты за игру, то есть порядка 6-7 тысяч рублей будет стоить билет практически на целый день.

А здесь не потеряется вот такой момент элитарности? Понятно, почему гольф-клубы обычно это клубная история, потому что это определенные люди, там они общаются, друг друга знают, а так вы с улицы продали какому-то человеку.

Дело в том, что вот эти гольф-курорты, все мировые гольф-курорты, их можно разделить условно на три основные категории: это поля государственные, где за счет государства была произведена реконструкция территории, очень много за рубежом таких полей.

А в России есть?

В России есть, одно поле, это в Куркино, 9-луночное поле. Когда в свое время правительство Москвы выделило деньги, и построили клуб на 9 лунок. Безусловно, что для того, чтобы достигать дальше каких-то успехов, я сейчас про спорт говорю, нужно играть на 18-луночных полях, сложных полях, в том числе, как это поле. В рейтинге сегодня «Линкс» самое сложное поле в России. Но это для большого спорта, если мы говорим. Если люди научатся играть на этих полях, поверьте, им будет гораздо проще выступать на международных соревнованиях.

То есть я правильно приехала? Да, я так понимаю.

Очень правильно.

Если вдруг все-таки я начну это делать. Знаете, в который раз я уже сюда приезжаю, конечно, во мне уже это желание усиливается, потому что ты уже едешь все равно 1 час 20 минут, уже потратил время на дорогу, уже в общем-то я сейчас ехала, думала, может быть, никуда не возвращаться сегодня в городе, а попробовать взять какой-нибудь урок. Но тут у вас соревнования. Вот если вернуться к строительству домов при гольф-полях, с одной стороны это такая как бы, казалось бы, очевидная вещь, потому что инфраструктура, красиво, у тебя всегда перед глазами будет гольф-поле, а не какой-нибудь забор, который построят, но все-таки, нет ли этого искусственного ограничения? Вот как развивать все-таки? Не так много же игроков, которые способны выложить, в общем-то, при том, что у вас здесь, на мой взгляд, очень адекватные цены на ваши прекрасные дома, но все равно это дорого, все равно это от 15 до 60-70 миллионов за дом с участком. Вот как, сколько таких людей? Как вы это просчитываете?

Дело в том, что, когда мы строим такие проекты, гольф-поле является одним из инфраструктурных проектов. Если посмотреть не генплан территории, то есть помимо гольф-поля, это, безусловно, наше сердце, и с точки зрения девелопмента, очень хорошее зонирование, вот в общей площади у нас здесь 410 гектар, ну 400 гектар, из них 112 занимает поле. Остальная территория — это зона рекреации и, собственно говоря, сами домики, девелопмент и так далее. По нашим планам, в общей сложности за 8-10 лет будет построено примерно 800-900 домовладений здесь. Понятно, в один год это не делается. То есть как это обычно, кусок земли, то, что мы с вами видим, вокруг есть мини-поселочки, вот первый поселок, который мы начали сейчас, это 109 домиков, который тоже там расфазирован. Можно себе представить, например, если мы построили без зоны рекреации, предположим, 800 домов в каком-то одном месте? Это было бы грустно.

Понятно, это был бы поселок, которых миллион в Москве.

Грустно. Поэтому мы делаем по-настоящему спортивный кластер, где гольф-поле и гольф-академия будут являться или являются одним из главных, но помимо этого здесь будет три футбольных поля профессиональных, потому что система полива, система клубного дома это предусматривает. То есть где может человек приехать, остановиться и играть. Мы в следующем году запускаем детскую программу проживания, то есть у нас здесь будет кампус на 72 ученика.

А, то есть это типа… Ученика гольфа?

Ученика гольфа, да.

Но у них будет еще спортивная активность?

Нам очень легко добавить футбольное поле и теннисный корт. То есть здесь три основных, вот таких больших спорта будут представлены.

То есть 72 человека может жить здесь, детей? То есть это такой лагерь спортивный.

Да, да.

То есть опять же, условно, если какой-нибудь математический лагерь решит тоже здесь сделать и параллельно играть в гольф, заниматься спортом, такое тоже возможно?

Конечно. Тут полдня, например, люди играют в гольф, полдня.

А вот тут какая-то система арендная не предполагается? Или это очень сложно?

Мы планируем строительство гостиницы, у нас есть в планах строительство гостиницы.

Нет, гостиница это другое. Хорошо было бы в доме пожить.

Только будут гостевые дома. Для тех, кто покупает абонемент в академическую часть, то есть мы в данном случае хотим, чтобы комьюнити, которое мы сегодня создаем, люди, которые здесь проживают, покупали домики, не большие домики, необязательно покупать большой дом, вот у нас есть сегодня базовый домик, это 85 метров, с двумя спальнями, кухня, гостиная, столовая.

А сколько он стоит? Я забыла.

9 миллионов коробка такая, с участком, стоит 9 миллионов рублей.

Уже с участком?

Да, с участком, безусловно.

Ну это прямо очень по-божески.

Есть чуть больше, 95 метров. То есть мы даем обязательно шаг такой. 36 миллионов — у нас самый большой дом.

Это 300 метров где-то, да?

Да, 300 метров.

Ну красивые дома. Я видела, красивые.

Возвращаясь к девелопменту, помимо большой спортивной темы, мы хотим, конечно, развлекательную тему еще сделать. Здесь мы подготовили небольшое озеро, где мы планируем в ближайшее время построить Beach Club, это будет зона около озера, можно лодочные станции, какие-то футбольно-волейбольные уже, пляжный футбол, волейбол.

То есть можно просто с улицы приехать?

Нет, с улицы нет.

Нельзя?

То есть надо или купить членство…

Или здесь жить.

Или жить. То есть это делается безусловно для жителей. Мы предполагаем, что 800, как я уже сказал ранее, 800-900 домовладений, это, в общем, как раз достаточно…

Ну, это сколько лет-то нужно?

Я считаю, 8-10 лет. То есть вот мы заполняемость…

Ну, это такие прямо длинные инвестиции.

Длинные , да

То есть вы начали инвестировать до кризиса, вы не могли предположить вообще все, что будет.

Да.

Скажите, вся эта история с санкциями, импортозамещение, оно на вас как-то отразилось? Здесь есть что-то, что…

Нет, оно на нас никак.

Никак?

Здесь есть, конечно же, небольшая импортная составляющая, это техника, которая обслуживает поле, и сама система полива, она импортная.

Но в целом нет?

Да, в целом нет. Никаких проблем нет. По стройке, вообще сегодня все уже отечественные материалы, отделочные материалы, строительные материалы.

Ну, поэтому такая может быть цена более-менее адекватная.

Да, да. И потом очень важный момент, мы в первую очередь поселок, первое, то, что я сказал, 100 с небольшим домиков, мы будем делать в одном стиле, и будет еще определенная очередность. То есть мы пока даже ничего не проектировали. Но обязательно будет в какой-то архитектуре. Это может быть и в какой-то классической архитектуре, это может быть и в современных домах и так далее. Вот это обязательно будет сделано. Ну, кому-то нравятся деревянные дома, каркасные, кому-то не нравятся.

Вы знаете, вот я сейчас слушаю все, и так обидно, что мы оказались сейчас в какой-то очень сложной экономической ситуации все, и если условно, 4 года назад, 5 лет назад, мне кажется, это было настолько очевидно для такого развивающегося среднего класса, для менеджеров среднего класса, то есть можно брать ипотеку, то сейчас мы, конечно, оказались в сложной ситуации.

Ну, жизнь идет, то есть она все равно…

Конечно, но все равно…

Отдыхать где-то надо, детей надо воспитывать.

Да, но так вопрос же, насколько люди могут себе все равно сейчас это позволить. И я же вижу, как многие все равно прижались, поджались.

Я думаю, это больше психологический эффект. Ну вот поверьте, просто так как я в этом бизнесе, я это понимаю, что посмотрели, вот сейчас буквально год-два, и вот в этом году реальное оживление пошло, потому что люди говорят, ну, жить надо.

А ипотеку здесь люди могут же брать?

Могут, конечно, безусловно. Да, у нас все подготовлено для этого.

Да?

Да. Дело в том, что, во-первых, не все могут на лето уехать куда-то далеко. Мы же фактически что предлагаем? Сегодня, кстати, прекрасный день, прекрасная погода. Бери клюшечку, иди играй. Сейчас футбольное поле делаем, будет тренер профессиональный. Слушайте, это же сказочно, когда в одном месте можно будет, в инфраструктурном месте, где есть охрана, безопасность, парковки, покушать все есть, это можно дальше развивать эту спортивную сторону.

Олег Витальевич, мы продолжаем с вами здесь разговаривать. Как все-таки людей-то сюда завезти, потому что опять же, если мы сейчас вернемся чуть позже к инвестициям и к этому такому длинному сроку окупаемости, все равно как-то очень, мне кажется, страшновато, потому что инвестиции огромные, выход из них очень длинный, и то при заданном бизнес-плане, что будет достаточное количество участников гольф-клуба, что будут проданы все дома. А если не будут проданы, то чем еще можно все-таки как-то улучшать финансовую ситуацию?

Ну, мы же такой бизнес-план сделали, что мы рассчитываем в первую очередь на продажи домов, причем очередность определенная есть, фазированность, и мы темпы продаж в этой очереди поселка примерно по 15 домиков в год продавать.

Ну восемьсот-то домиков надо же продать.

В этой очереди.

А, в этой очереди.

Дело в том, что в любом девелопменте бывает так, чем больше вы продаете, в данном случае я говорю про гольф-девелопмент, тем интерес возникает больше к клубной жизни, то есть клуб наполняется, большее количество людей появляется.

То есть потом идут продажи быстрее?

Поэтому мы предполагаем потом больше, быстрее,

Вот вы сейчас говорите, что есть какое-то оживление, ну окей, вот сейчас мы его почувствовали, допустим, люди как-то приняли уже кризис и стали перестраиваться. Ну, мы, понятно, уже за последние несколько лет живем в быстро меняющейся стране и не знаем, что будет с нами через год, через два, и вообще что будет происходить. Понятно, это бизнес-риски, но все-таки, вот например, большие какие-то международные соревнования, они могут быть? Вообще за это платят ассоциации какие-то, если они проводят, например, здесь соревнования?

Клубы обычно не берут деньги за сам турнир, то есть имеется в виду вообще игра на самом поле. Но клуб зарабатывает на прилегающих услугах, таких, как ресторан, и так далее. Но сам клуб обычно выступает спонсором, если это проводится какой-то международный турнир. И мы планируем, обсуждаем, может быть, в следующем году, может быть, через год, один из турниров, один из этапов.

Спонсор, это вы прямо инвестируете деньги, или вы предоставляете поле?

Мы предоставляем поле. Обычно инвестируют промоутеры, то есть они ищут спонсоров, они ищут рекламодателей.

Но вам от этих денег ничего не достается? То есть проведение спортивных турниров не является частью…

Нет. Для клубов — нет, больше для пиара самого клуба.

Хорошо, чем еще-то можно?

Только созданием клубной жизни. Вот тогда, когда люди регулярно приходят, играют, общаются, живут, кушают, развлекаются.

Но много не наешь, для того, чтобы…

Обычно примерно 400-450 человек достаточно для того, чтобы клуб вышел на самоокупаемость.

На операционную?

Операционную, безусловно.

Но надо же еще вернуть инвестиции.

Это за счет продажи недвижимости.

Все-таки за счет продажи недвижимости.

Потому что при продаже недвижимости девелопер берет премию примерно 20-30% за уже созданную инфраструктуру. То есть участок на гольф-поле стоит примерно на 20-30% дороже, чем где-то там рядом.

Вот меня очень удивило, вы построили гольф-клуб, большое поле, тоже на 18 лунок, в Свердловской области, под Екатеринбургом. Как вас туда угораздило?

Мы вообще считаем, что это тоже один из интересных и амбициозных проектов, потому что это единственное сегодня поле на Урале, 18-луночное, поле и два гигантских мегаполиса. То есть Екатеринбург и Челябинск находятся недалеко, прямо на дороге, рядом с дорогой Екатеринбург-Челябинск. Великолепное 18-луночное поле, уральская красота, миллионный город, всегда найдутся люди, кто…

Окей, ну, даже в Москве не так много игроков в гольф. А как там-то? Сколько там людей? Вот смотрите, вы проинвестировали в то поле около 2 миллиардов рублей, да, правильно я?

Да, абсолютно правильно.

Окей, допустим, шаг тоже 10 лет, но нужно 400-500 человек для того, чтобы хотя бы операционно оно окупалось.

Гораздо больше можно найти.

А сколько сейчас вот уже? Вот уже три года же поле?

Сейчас 80 человек активно. Да, ну два года. Мы клубный дом только достроили. Два года активной жизни. Сейчас 80 активных игроков, мы сделали великолепную детскую школу, то есть через детско-юношескую школу обязательно будет развитие.

Она бесплатная?

Она бесплатная.

Ну так смотрите, 80, уже два года. А нужно, чтобы было 500 членов клуба. И что там с домами? Там тоже девелопмент?

8-10 лет заполняемость. Да, 20 домов мы продали, мы каждый год по 20 домов планируем там продавать.

И покупают?

Покупают. 20 домов уже продано.

Скажите, все-таки, насколько опять же почувствовался вот этот кризис? Насколько вы видите это?

Вы знаете, там немножко другая ситуация, с точки зрения девелопмента, там сложно продавать дома для постоянного проживания, там тоже дачи. Поэтому то, что мы говорим, это дом выходного дня. То есть то, что мы предлагаем клиентам сегодня, всем клиентам, и на Урале, и здесь, это дом выходного дня.

Но я могу представить, что в Москве есть люди, которые могут себе позволить, и как вы сами же говорили, это иногда уже не первый дом, то есть это может быть второй дом.

Почему на Урале? Там есть много людей.

А кто в основном?

Тоже в основном бизнесмены.

Не чиновники?

Нет, чиновников ни одного там нет.

Они не играют в гольф?

Они не играют в гольф, может быть, будут. Но вот сегодня все бизнесмены. Все, кто члены клуба, люди, которые увлекаются, огромная аудитория там, в Тюмени люди. Люди из Тюмени приезжают поиграть там. Большое количество людей там с большим удовольствием играет.

То есть вы оптимистично настроены?

Очень оптимистично настроен. Я, знаете, почему настроен, потому что жизнь идет вперед, и все мы хотим, чтобы дети были здоровы, счастливы, и развивались. И, конечно, сегодня предположить, что то, что мы сегодня хотим предлагать и предлагаем в одном месте, когда не только гольф, как я уже говорил ранее, а вся сопутствующая инфраструктура…

Там тоже?

Тоже, да, обязательно будет. Это и теннисный корты, там даже чуть-чуть более, там клубный дом уже у нас более развитый, футбол.

Условно, Свердловская область может как-то участвовать в этом, помогать? Вообще нужно ли вам это? Или нет?

Нам это не нужно, нет. Нам просто нужны увлеченные люди гольфом, и все, очень демократичный вид спорта вообще. То есть человек играет сам с собой, здесь не нужен никакой спарринг-партнер. Вот клюшка, вот мяч, иди играй. То есть очень-очень-очень интересный вид спорта.

А где же вот этот азарт? Он в какой момент появляется?

Когда начинает получаться. Вот как только человек понимает, что…

Первый раз попал.

Да, за меньшее, то есть правила игры понятные, за меньшее количество ударов нужно попасть в лунку. Поэтому как только у человека чуть-чуть начинает получаться, азарт вообще безумный.

А вот ваш бизнес до этого, он был более спокойный? Может быть, не такой любимый, но более спокойный?

Нет, я всю жизнь в строительстве работаю, он, может быть, был менее интересным, был более такой системный, каждый день понятно, что делать, и многие делали. Здесь в этом бизнесе очень много творчества, в гольф-девелопменте вообще. Потому что когда мы создаем вот такие курорты, работает целая группа людей, разных специалистов, которые создают такие красивые ландшафты, и дальше их обслуживают, и так далее. То есть это очень процесс творческий.

Как вы конкурируете? Смотрите, в Москве сколько сейчас гольф-полей?

Восемь. Восемь чемпионских 18-луночных, и девять площадок для тренировочных.

Ну это жесткая конкуренция? И вообще что является конкурентным преимуществом вашим? Или вообще в этом бизнесе наоборот, чем больше, тем больше это спасает.

Чем больше, тем лучше, да. Мы, безусловно, сделали несколько чуть-чуть вперед шагов по развитию гольф-индустрии, в первую очередь в московском регионе.

Подождите секундочку, все равно ведь гольфистов, как мы с вами только что поговорили, их не так много. И все равно же вы конкурируете за членство, то есть если человек покупает членство в вашем клубе, он тогда, скорее всего, не покупает это в другом? Или как?

Нет-нет, почему? У нас почти все, кто имеет членство у нас, он и где-то в другом клубе играет. Это совсем не обязательно. Может играть в двух, трех клубах. А на соревнованиях, пожалуйста, вообще отдельная тема, записывайся и играй, плати деньги за игру.

Ну а чем ваше-то поле круче? Кроме того, что вы так все это любите.

Ну, тут, оно просто другое.

А были какие-то такие провалы, после которых приходилось очень сильно как-то выкарабкиваться, восстанавливаться?

У нас даже не провал, был момент, потому что ведь гольф-поле это же не только строительство, дальше-то возникает чисто агрономическая тема, за ним же нужно ухаживать, травку нужно каждый день постригать, обрабатывать, это, в общем… Меняется погода, зима бывает разной, в общем, прямо вот агрономически… И у нас люди, кто этим специально занимается, есть такая профессия, называется гринкипер, это люди, которые занимаются профессионально спортивным газоном. И была проблема несколько лет назад. Какая зима была? Трава плохо переносит, когда заморозки, потом оттепель, потом мало снега, и опять заморозки сильные.

То есть трава не выживает? Получается, надо заново…

Кусочки, некоторые куски погибли просто. Поэтому нам пришлось пересевать, переделывать, и вот оно там в течение сезона несколько лет назад восстанавливалось.

А у нас есть российские сильные гольфисты, которые котируются на международных соревнованиях?

Среди девочек это, конечно же, Мария Верченова, наша звезда. Надеемся, она сейчас на Олимпиаде будет выступать. Пожалуй, это единственная сегодня девушка, которая может. Юношей, к сожалению…

А в гольфе допинг не нужен?

Нужен, везде сдают. Нет, не нужен, в смысле сдают на допинг.

А вообще он нужен зачем-то? Или нет?

Нет, не нужен.

Для какой-то концентрации внимания?

Я не специалист в спортивной в этой части, хотя игра достаточно в этом смысле… Хотя, конечно, работают и психологи там, и фитнес, это отдельная индустрия сегодня. То есть гольф, это не просто, клюшечку взял, и пошел, махнул куда-то там, ударил.

Не пугайте меня, я уже только практически согласилась взять клюшку и попробовать.

Я говорю о спорте высоких достижений, когда человек уже выступает, на Олимпиаде, надо же готовиться к Олимпиаде. Поэтому это уже другое там, большой спорт, это отдельная тема. Мы, кстати, в следующем году запускаем здесь отдельную гольф-академию, проект готов, в этом году мы начинаем строить небольшое здание, где люди профессионально будут заниматься игрой в гольф, в летнее время, безусловно.

Профессионально, в смысле, профессионалы будут сюда приезжать?

Профессионалы и детско-юношеские школы. То есть со специальными тренажерами, есть там определенная методология сегодня, когда привлекаются специалисты разные. Вот я просто для спорта могу сказать, в том числе и психологи, которые специализируются на этом виде спорта, концентрации. Если мы говорим о большом спорте, посмотреть, например, соревнование, любое, мужская категория, женская, в гольфе, посмотреть, как турнирная таблица меняется к финишу. То есть играют четыре дня, и конкуренция сумасшедшая, поменяться все может в один день или на одной даже лунке, в конце. В этом и сложность, и прелесть этой игры, что нужно быть уверенным, сконцентрированным до самого конца.

Расслабиться не получается? Мне кажется, так везде, в любом, наверное, виде спорта.

Хорошо любители, мы понимаем, ну что-то там не получилось, понятно. Но у профессионала, который всю жизнь этим занимается, как такое может быть, что один день он играет хорошо, второй день хорошо, третий день, а в четвертый день он провально играет?

А какие призовые фонды на больших соревнованиях престижных?

Больше призовые фонды. До 5 миллионов евро на всю игру, и это, конечно, не одному человеку. Там есть определенная формула, когда за 1 место, за 2, за 3. Но обычно, вот тот, кто проходит КАТ, это минимально, отсеивается. Это когда тот, кто хуже играет, отсеивается, и остаются самые сильнейшие игроки, они обычно все какие-то денежки получают. В той или иной степени, но все первые места…

Но это среди профессионалов? А любители так, себе играют, инвестируют в себя.

Более того, я скажу, что любителям запрещено получать призы стоимостью больше пятисот фунтов. Это правило. То есть если человек, играя в любительском турнире, получит приз больше пятисот фунтов, то он переходит в профессионалы.

А такое вообще случается, можно перейти из любителей в профессионалы?

Из любителей в профессионалы? Конечно, можно.

Случается, да? А вы какие результаты показываете?

Я средние результаты показываю, я средний игрок. Давайте так, лучше в разрядах перевести, ну где-то второй разряд взрослый, может быть, так.

Олег Витальевич, я закругляю наш разговор, потому что на самом деле хочется взять вас за руку, пойти на поле, взять клюшку и хотя бы сделать один удар, и понять, что это такое.

Ну что, Олег Витальевич, первый удар, давайте.

На самом деле на гольф-поле это финишная площадка, называется Грин, где очень коротко пострижена трава, вот если посмотреть.

Так приятно.

Каждый день постригается, каждый день. Вообще на самом деле для игры в гольф еще и специальные ботинки нужны.

Ну да, я догадалась.

Они со специальной подошвой, они дают устойчивость определенную при игре. Когда выполняется финишный удар в лунку непосредственно, гольфист должен посмотреть направление, куда бить. Во-первых, уклон лунки определенный, мы видим, что здесь лунка немножко уходит слева направо. Поэтому если я ударю прямо, то просто мяч скатится в ту сторону, он не попадет в лунку. Для того, чтобы выполнить удар, нужно направление удара, для себя линию удара понять, построить. И я примерно вижу, что мяч пойдет вот в этом направлении, работает только плечевой корпус, и голова смотрит на мяч, там 90 градусов. Просто еще раз, я не профессионал.

Да-да, не страшно, если вы не попадете сейчас. Никаких претензий.

Профессионалы могут сейчас показать. Ну, я вот на уровне любителя примерно постараюсь сейчас показать, как это делается, Вот я думаю, это примерно так должно выглядеть.

А, чуть-чуть.

Совсем рядом было, да.

Совсем было рядом, ну почти профессионал. Так, ну что?

Давайте попробуйте вы.

Ну что, конечно, попробую.

Не спеша, аккуратно ударить. Тоже, очень близко было. Да-да, очень близко.

Дайте еще раз, пожалуйста.

Да, пожалуйста. Вот видите, как азарт приходит. Этот чуть больше, мячик ушел, поэтому здесь…

Ну что, последний, третий

Чуть сильнее ударить, чем в первый раз.

Как же это запомнить

Но это по ощущениям только... Вот это очень хорошо должно быть. Падай! Ну близко.

Ах, ну ладно. Начало положено, спасибо вам большое.

Спасибо, Наталья, спасибо огромное.

Я попробую, я обещаю взять уроки, честно. Я вот сегодня решила это. Азарт появляется действительно. Но это когда она рядышком, а когда она далеко, ты ее не видишь. Все, до встречи в гольф-клубе «Линкс».

Спасибо вам большое.