Поддержать программу
Синдеева
25:35
12 декабря 2015
Здоровье
Спорт
Еда

Как полюбить спорт и здоровое питание. Советы Полины Киценко

Креативный директор Podium Market в гостях у Синдеевой
31 520
6
Расписание
Следующий выпуск
11 декабря 22:00
воскресенье: 22:00
понедельник: 01:00, 05:00, 08:00, 13:00
среда: 16:20

В гостях у Натальи Синдеевой была Полина Киценко, креативный директор компании Podium Market. Поговорили о ее будущей программе на МАТЧ ТВ, о сотрудничестве с Натальей Водяновой в рамках проекта «Бегущие сердца» и о том, как научиться совмещать спорт, работу и семью.

Синдеева: У нас продолжается программа «Синдеева» в прекрасном шоу-руме дома «Дыхание». Дом «Дыхание», как я уже не один раз рассказывала, — наш партнер, который любезно с одной стороны предоставил нам эту съемочную площадку, с другой стороны выступил спонсором программы «Синдеева», чему я очень рада. И вот дом «Дыхание» специально для всех наших зрителей и для своих клиентов выставил 12 квартир перед Новым годом по специальным эксклюзивным ценам. Цена за метр 210 тысяч рублей. Мне кажется, это очень адекватная цена для сегодняшнего времени. И спасибо вам, отправляйтесь сюда в шоу-рум и покупайте квартиры сейчас перед Новым годом, чтобы компания ФСК «Лидер» продолжила с нами партнерство. Полина Киценко у меня сегодня в гостях. Полина Киценко -  креативный директор компании Podium Market.

Киценко: Добрый день, Наташа.

Синдеева: Полина Киценко это человек, который может своей энергией, любовью к спорту заразить кого угодно, увлечь. Полина Киценко — человек, который для меня просто совесть, потому что при Полине я не могу есть то, что нельзя есть, при Полине мне хочется сразу встать на лыжи или сесть на велосипед. Что у меня не очень хорошо получается, не так, как у нее.

Киценко: Это неправда.

Синдеева: Полин, у нас сегодня будет совершенно такая духоподнимающая программа, сегодня мы будем с тобой, даже не так, сегодня ты будешь вдохновлять меня и всех наших зрителей на спорт, на здоровый образ жизни, на правильное питание, потому что ты это делаешь потрясающе. И ты сама очень много лет так живешь, и то, как ты выглядишь, только это доказывает.

Киценко: Спасибо. Давай уже зрителям откроем сразу секрет, мы-то с тобой часто вместе путешествуем, поэтому можно я иногда буду рассказывать и о тебе?

Синдеева: Хорошо.

Киценко: Потому что не все зрители знают, что ты тоже спортсменка.

Синдеева: Но не такая, как ты, поэтому…

Киценко: И практически во многих местах, где бы ни была и ни убивалась я, рядом всегда есть Наталья Синдеева, в кадре или за кадром, которая не так убивается, но всегда получает удовольствие от жизни, и при этом тоже крутит, едет и плывет. Мы тоже должны им об этом рассказать. Потому что не все знают, что Наташа даже в триатлоне принимала участие, частично.

Синдеева: Да, частично. Было такое. Полин, вот я чуть-чуть начну издалека, потому что ты как-то на небосклоне Москвы появилась так неожиданно и ворвалась в него, потому что живешь ты в Москве давно, магазины Подиум тоже очень давно. Но вдруг вот несколько лет назад появилась яркая девушка Полина Киценко, которая сразу просто снесла все на своем пути, в хорошем смысле, и сразу предстала уже спортсменка. Но я знаю, что ты вообще раньше не занималась спортом, вообще. И для тебя это неестественный был путь, когда… Все мы когда-то чем-то занимались. Ты ничем не занималась. Вот ты можешь оттуда рассказать? И как случилась эта метаморфоза?

Киценко: В детстве я была всегда практически освобождена от физкультуры, я была достаточно хилым, очень тонким, худым, слабым ребенком. Очень часто болела. И реально все время была освобождена. У меня были неплохие какие-то морфологические данные и периодически, приходя на уроки физкультуры, раньше же ходили тренеры из спортшкол по школам. На физре нас всех выстраивали в шеренгу, на меня периодически тыкали пальцем и говорили: «Девочка, выйди из строя». Меня даже пытались записать куда-то, в школу олимпийского резерва по плаванию, меня приводили в байдарки, но это уже говорит о том, что у меня были широкие плечи и определенные пропорции, длинные конечности. Но мы еще часто с семьей переезжали, и я болела, и родители меня никуда не рискнули отдать. А, даже еще в синхронное плавание меня выбирали. Но тоже не сложилось.

Синдеева: Почему ты освобождена была?

Киценко: Часто болела, во-первых. А потом мы поменяли в какой-то момент, отец часто переезжал, его переводили, он был прокурором. И поменяли пять школ. И просто нигде невозможно было надолго осесть, и вот как-то так все складывалось, что даже на велосипеде я не умела кататься.

Синдеева: Зато сейчас даже невозможно представить. Для тех, кто знает, как ты гоняешь.

Киценко: Да. У меня не было велосипеда в детстве. Еще я была из очень скромной советской семьи. И доходы были крайне ограничены, и у родителей не было возможности купить велосипед. Поэтому скромное советское детство и даже без спорта. Вот так.

Синдеева: Но хорошо. Потом ты приехала в Москву, вышла замуж, родила сына, и в общем-то тихая семейная…

Киценко: Школу заканчивала я в Москве, последние пять лет я проучилась в Москве, поэтому в принципе на самом деле я себя считаю практически москвичкой, потому что я здесь с десяти лет. И не особенно ярко помню свою жизнь до 10 лет, поэтому, конечно школа уже была здесь, и учеба здесь, и замужество, и работа, и все-все-все здесь. Поэтому, скажем так, наверное, больше все-таки я ощущаю себя москвичом, нежели приезжей, покорителем столицы.

Синдеева: И как тебя в спорт-то занесло?

Киценко: Занесло очень тоже не сразу. На самом деле я уже лет с 18-19 была в World Class, у меня был абонемент, я ходила в World Class, и кстати, с мужем я познакомилась тоже в в World Class. Я ходила увлеченно на этот фитнес, это было уже страшно модно, это было кстати, совсем не так доступно, и ты это тоже прекрасно помнишь, эти времена.

Синдеева: Да, это было дорого.

Киценко: Да, и Ольга Слуцкер это было вообще… Но она и есть, она вообще, мне кажется, первая It-girl нашей страны, и невероятная совершенно личность, и мы все на нее смотрели с придыханием, и она, конечно, всегда была и есть, и остается примером несгибаемости, мужества и того, как человек может достигать любых целей в любой момент пути, всегда меняться, развиваться и так далее. Короче, вот познакомились все, ходила в World Class, занималась фитнесом, ходила на аэробики, но теперь я это все, шутя, конечно, называю там больше телка-фитнес, таким термином, но тем не менее в форме я себя всегда поддерживала. А вот в какой-то момент, уже будучи замужем, уже работая в Подиуме, и уже тогда я активно была вовлечена в дела, в какой-то момент на моем пути встретился мой тренер, которого ты прекрасно знаешь, Андрей Жуков, который занялся сам каким-то триатлоном. Он мне рассказал про это, они с парой товарищей спортивных поехали на это мероприятие. Я ничего об этом не знала, но меня удивил рассказ.

Синдеева: Ну ты на велосипеде к тому моменту уже научилась ездить?

Киценко: Нет, не умела.

Синдеева: Сколько лет было?

Киценко: Это было примерно 9-10 лет назад. То есть я просто ходила на аэробики, на бодипампы, на всякое такое. 3-4, иногда 5 раз в неделю. Я реально очень любила этим всем, но я не умела плавать, то есть я плавала как обычно все женщины, таким вот этим женским брасом, с поднятой головой. Ну не в резиновой шапочке в пионах, но вот примерно такой образ, вот этой вот такой водоплавающей аккуратной женщины, боящейся испортить прическу, назовем этот образ так. И я не умела кататься на велосипеде, я не умела, естественно, никаких беговых лыж, у всех у нас были какие-то уроки в детстве физкультуры по беговым лыжам, которые естественно мы ненавидели. И лыжи нам платили взаимностью, они разваливались в наших руках, эти крепления ржавели на морозе. Измайловский парк, ненавистный физрук, поездка в метрополитене обратно туда с этими лыжами, никакого удовольствия и ничего, предвещающего полезного для здоровья, в этом нам, конечно, казалось не светило, и не грозило. Встретила своего тренера, услышала от него про триатлон, очень заинтересовалась, но он вообще на тот момент уже, он в World Class раньше работал, занимался и руководил в программе Outdoor...

Синдеева: Собственно, он ее и придумал.

Киценко: Да, он создал вообще там именно это подразделение того, что можно заниматься на улице, можно заниматься в зале, но не использовать веса, потому что мы еще в те годы все ходили в тренажерный зал, и мы либо ходили на какие-то аэробики, ты вспомни, ты же тоже ходила, я тебя там видела.

Синдеева: Да, все было.

Киценко: Мы ходили на аэробики, или иногда мы ходили на какие-то персональные тренировки в зал, поднимали какие-то гантельки, пытались, ставили какие-то задачи тренерам тренажерного зала, говорили, что мы хотим себе, чтобы здесь как-то выглядело, тут там как-то подрельефилось, как этого добиться. Кстати, особо это ничего не происходило, и это на самом деле, все эти рельефы, о которых я, условно говоря, в какой-то момент времени, может быть, мечтала,они пришли потом автоматом, вот с этими циклическими видами спорта, когда я перестала совершенно об этом думать. То есть когда это просто стало удовольствием, рутиной и стилем жизни, вот сразу же все как-то бонусом пришло именно в фигуре то, что хотелось.

Синдеева: Понятно. Я тебя буду все-таки возвращать. Вот ты не умела ездить на велосипеде, я знаю людей, которые не умели ездить на велосипеде и пытались во взрослой жизни научиться. Это сложно.

Киценко: Очень сложно.

Синдеева:То есть это прямо физически сложно. У тебя нету навыков.

Киценко: И я до сих пор, я например тебе невероятно уступаю в этом, потому что несмотря на то, что там я могу быть сильной, я могу невероятно, уже теперь натренирована хорошо ездить по горам и подниматься на какие-то перевалы, ты знаешь, мы это с тобой тоже делали вместе. Но я, как ты, никогда не смогу залезть в 55-й задний карман спины, достать телефон, долго болтать по нему, тут же, грубо говоря, красить губы, одновременно пить из бутылки, отрывать руки с руля, у меня нет этих навыков владения, баланса с детства.

Синдеева: В 30 лет сесть на велосипед, мне казалось, это невозможно. Это очень сложно, я видела людей, которые во взрослой жизни учились кататься на велосипеде. Это небанальная задача.

Киценко: Нет, это было реально трагично, просто желание было настолько сильнее всех трудностей, которые я встретила, и просто оно подтвердило тот факт, что нет ничего, что мы не можем совершить. Главное, если у нас есть эта задача, мы можем справиться с чем угодно, абсолютно, нет ничего невозможного. Но это было правда трудно, потому что если у тебя нет баланса вот этого, выработанного в детстве, то эта легкость, она не придет. Я быстро на самом деле села и поехала, но мой тренер, он же меня еще сразу пристегнул. То есть понимаешь, да?

Синдеева: Да, это же сцепка. Что это такое? Это когда ты не в обычных кроссовках, а ты в специальных ботинках, это специальное фиксированное крепление.

Киценко: Контактные педали это называется. И он меня пристегнул на третьей-четвертой тренировке, и естественно, это были кучи падений, и я сначала не была к этому готова, но опять-таки желание было сильнее всех встреченных трудностей, но было много синяков, было много ссадин, было несколько таких серьезных падений в горах. И поначалу я даже не могла между двумя столбиками, например, на большой скорости проехать, не задев, то есть я не чувствовала какие-то габариты. Реально тяжело. И до сих пор, если сравнивать меня и тебя, у тебя великолепный баланс, ты намного лучше и быстрее меня спускаешься на спуске, ты чувствуешь велосипед прекрасно. Я всегда торможусь, и например, на спуске ты всегда уйдешь впереди меня. Я боюсь, я контролирую. Ты тоже контролируешь, но у меня...

Синдеева: Но для меня велосипед, я с ним срослась в свое время в детстве.

Киценко: А это видно, потому что это для тебя не проблема, не то, что достать телефон, и ехать — одна рука на руле, болтать по телефону, при этом ехать в горку, подъем, серпантин. То есть я всегда буду — обе руки на руле, окей, я могу оторвать руки от руля, попить, что-то достать, но я не так, как ты, то есть я все равно напряжена в этот момент. Ты и велосипед — это одно целое.

Синдеева: Но то, как Полина едет в гору, как она крутит этими педалями, это отдельное, очень красивое зрелище. Полинка, вот сколько прошло времени с момента, как ты научилась ездить на велосипеде, освоила технику плавания уже профессиональную, до первых твоих соревнований? И сколько уже было этапов? Я думаю, ты вряд ли их, конечно, все знаешь точно, но если таких больших?

Киценко: Прошло примерно 9 лет, и на самом деле это было так, что я увидела, что ребята поехали на какой-то свой первый триатлон, это были мой тренер и его товарищ, рассказали мне об этом. На тот момент я не умела ни велосипед, ни плавание, а что касалось бега, то бегать я в принципе тоже не умела, я могла дойти 3 километра, с болью в боку и со страшной одышкой.       То есть в принципе ничего не умела. Но захотела. И конечно, когда я сказала своему тренеру, что я хочу тоже олимпийский триатлон, он на меня посмотрел с испугом. Он говорит: «Ну ты понимаешь, что ты ничего не умеешь?» Я говорю: «Ничего, мы научимся».

Синдеева: Надо отдать должное Андрею Жукову, тренеру Полины, и тренеры, который нас всех тоже влюбил в эти серьезные виды спорта.

Киценко: Это стиль жизни.

Синдеева: Ну нет, он еще тренер от бога, это правда. То есть то, как он умеет тебя замотивировать.

Киценко: Учитель.

Синдеева: Учитель, таких мало.

Киценко: Как он отправил тебя триатлон первым этапом плыть, ты же тоже не собиралась.

Синдеева: Это было ужасно.

Киценко: Вы выступили с Сашей в эстафете, и это было блистательно.

Синдеева: Так вот, все-таки, 9 лет это сейчас прошло, с момента, как ты научилась. Сколько времени прошло до первого твоего старта, когда ты вышла на олимпийку?

Киценко: 1 год.

Синдеева: То есть год тебе потребовался, ты занималась год, и ты…

Киценко: Да, да.

Синдеева: Сколько уже было этапов, мне так и не скажешь? Сколько триатлонов?

Киценко: Ой, трудно посчитать, но больше пятнадцати, наверное. Больше десяти точно, наверное, в районе пятнадцати.

Синдеева: Опять же, давай для зрителей, триатлон, олимпийка, расскажи дистанции, чтобы тоже просто было понятно.

Киценко: Триатлон, существует много разных видов, варьируются они в зависимости от вида дистанций. Олимпийский триатлон таковым называется, потому что это единственный триатлон, который допущен в олимпийскую программу. Это олимпийский вид спорта. Это 1,5 километра плавание, 40 км велосипед, и 10 км бегом. Это не большой и не маленький триатлон, потому что есть еще спринт и суперспринт, а есть и более длительные триатлоны, это уже такие длительные гонки на выносливость, это пол-Ironman, Ironman. Они иногда называются половинка и Ironman, иногда они могут называться другими брендами, это просто зависит от того, куплена ли франшиза, этот бренд компании, которая проводит триатлон. Но там уже дистанции — 2 километра плавание, 90 км велосипед, и 21...

Синдеева: Половинка была у тебя?

Киценко: Половинка была, да.

Синдеева: Одна?

Киценко: Да.

Синдеева: И как это?

Киценко: Прекрасно!

Синдеева: Ты еще раз расскажи, 2 километра плыть, 90 на велосипеде и марафон...

Киценко: 90 на велосипеде и 21, половинка, все половинка, 21 км бегом. А соответственно Ironman — это 4, 180 и 42. Но Ironman я не делаю, даже не собираюсь, и, честно говоря, мне на данный момент это неинтересно.

Синдеева: Правда не собираешься?

Киценко: Я не зарекаюсь, но мне это правда неинтересно. Объясню почему. Я точно знаю, что я это могу. Это просто умножается на дополнительное большое количество тренировочных часов в неделю. У меня на данный момент нет возможности еще больше расширить свою тренировочную сетку, чтобы просто к этому подготовиться. Подготовиться, конечно я могу.

Синдеева: Сколько сейчас раз в неделю тренируешься, по сколько?

Киценко: Шесть раз в неделю, по 2 часа. 12 часов в неделю. Это довольно не мало. И больше я не могу, потому что я реально все-таки еще очень много работаю.

Синдеева: Как ты это все в себе совмещаешь? Двое детей, ну давай, ты сейчас, мы сейчас программу для женщин.

Киценко: Ну как совмещаешь? На самом деле встаешь рано, так, чтобы провести время с детьми с утра, потом бежишь на тренировку, после тренировки едешь на работу. На работу я еду не рано, на работу я еду в районе двенадцати-часа дня. Но та цена, которую я плачу за утренние часы спорта, она мне вылезает вечерним чеком: из офиса я никогда не ухожу раньше 9-10 вечера. То есть все, что я у себя взяла в долг на спорт утром, я эти долги отдаю вечером.

Синдеева: То есть детей вечером ты не успеваешь укладывать спать?

Киценко: В основном, в редчайших случаях, я могу успеть к купанию, к полдевятого, к девяти домой, но это не каждый день. В основном, конечно, я вечером в пятницу, субботу, воскресенье, суббота-воскресенье само собой, пятница вечер я стараюсь уже быть дома, и в выходные невозможно меня никуда вытащить.

Синдеева: Правильное питание. Давай про правильное здоровое питание, потому что в этом смысле ты тоже очень дисциплинированная, ты практически, наблюдаю за тобой, никогда ничего не нарушаешь, а если нарушаешь, то делаешь это осознанно и очень редко. Это тоже всегда было так, вот в такой привычке?

Киценко: Нет, так было не совсем всегда, но просто когда недавно у меня родился второй ребенок, и в процессе уже когда будучи в положении, я поинтересовалась, мне очень просто хотелось остаться максимально в форме. Естественно, я беременная каталась на лыжах. Слава богу, не бегала лыжный марафон, кстати, мы об этом еще не сказали. Летом мы занимаемся триатлоном, а зимой-то мы занимаемся беговыми лыжами и лыжными марафонами. Так вот, я всю беременность прокаталась на лыжах, на беговых, и вообще тренировалась так, легко, но практически каждый день. У меня была задача, я себе просто придумала это как некую идею фикс. Для чего все эти соревнования? Они не ради даже, я теперь недавно это сформулировала это для себя четко. Это даже не для того, чтобы оказаться у финишной черты, все эти соревнования — это некая дополнительная цель, точка на горизонте для того, чтобы себя мотивировать. И на самом деле сегодня, я считаю, что цель уже оказаться не у финишной черты, а скорее у стартовой черты. И все удовольствие и вся цель вот всех этих занятий — это, наверное, та ежедневная жизнь, которую мы проживаем для того, чтобы прийти к стартовой черте. Финишная — это уже как приятный бонус. А вот ежедневный наш путь именно в направлении к стартовой черте, вот это вот то, что меняет жизнь, наполняет ее, делает этот сосуд разнообразным, и вносит некий баланс в разнообразие жизни. Так вот, возвращаясь к питанию, я себе придумала дополнительную цель, мне хотелось из роддома выйти в добеременных джинсах. То есть я прямо решила, что я должна выйти из роддома, и должна быть в своем размере. Но как бы сказано — сделано. Естественно, я пошла к врачам своим, посоветовалась, сколько я должна потреблять калорий, чтобы не навредить развитию ребенка, но при этом насколько минимально разрешается поправиться, чтобы это было не в ущерб ни ребенку, но и чтобы это было легко для тебя. Вот мне был сказан задел 8,5-9 килограмм поправиться. Я реально прямо, мы рассчитали, потом я пошла к гинекологу-эндокринологу, мы рассчитали, сколько я должна потреблять калорий в день, чтобы...

Синдеева: Системная Полина, она во всем такая, во всем. Когда мы ездим вместе куда-то отдыхать или на спортивные сборы, у Полины все организовано, все очень четко, она лучший менеджер, который способен организовать любой проект, любые соревнования.

Киценко: Меня вот здесь еще, кстати, вдохновила очень сильно Наталья Водянова, потому что моя беременность совпала с ее очередной беременностью, когда она была беременна недавно четвертым ребенком. Мы с ней были на связи и даже так получилось, что мы первые друг другу рассказали о том, что это с нами случилось. Так вот, я сразу спросила Наташу, я говорю: «Наташ, ты рожаешь четвертый раз, ты очень стройная, ты, я знаю, что ты так себя не особенно сильно ограничиваешь, ты много что ешь. Как ты будешь с этим справляться?» И мне Наташа сказала, она, конечно, не считает калории, в принципе, я тоже не считаю, у меня есть некое чувство. Но Наташа мне сказала очень и очень мудрую вещь: «Ты понимаешь, Полин, вот есть у мення такое чувство, что, когда я переедаю, ем больше, чем наверное, действительно мне это нужно, вот я тупею. Мне кажется, что у меня не такие уже реакции острые, не такой быстрый ум, я не так уже реагирую, воспринимая информацию, поэтому нужно как-то внутри себя поймать вот эту вот грань, когда ты не наелся, но и не переел, но при этом ты это ты, а не человек, который теперь хочет лечь на диван и реально уже поплыл». Так вот то же самое, и особенность в беременном состоянии, все эти гормоны, они усиливают, и нам кажется, что это не нам, а нужно есть за двоих и так далее. Но поговорив с эндокринологами и с гинекологами, они оказали, что это действительно все гормоны. Ребенку нужно, чтобы вы понимали, углеводов в сутки это эквивалент одного яблока, вот это то, что нужно плоду в матери. Все остальное — это реальная физическая распущенность. И вот дальше...

Синдеева: Хочется спрятаться в этот момент.

Киценко: И дальше я просто научила себя договариваться с собой, и вот меня тоже вдохновила Наташа, которая сказала, что нужно просто понимать, что это сейчас не для ребенка, это ты просто теряешь контроль над собой.

Синдеева: Ну хорошо, какие-то базовые все равно скажи вещи, которые для тебя «must», которые ты не нарушаешь или делаешь…

Киценко: Я скажу так, вот увлекшись этим питанием, я из этого уже вышла и стала больше так соблюдать, уже и закончив свою беременность, я реально увлеклась правильным питанием, и встала на этот путь. Но выяснилось, опять-таки поговорили с моим тренером и диетологом, потому что Жуков, он нутриционист у нас теперь, я 70 процентов того, что не положено есть, я это не любила всю свою сознательную жизнь. Я здесь хочу разбить сразу один из таких основных мифов, что существуют люди, у которых не в коня корм. Таких людей не существует. Все люди, стройные и худые, которых знаю я, я сейчас интересуюсь этим вопросом, часто опрашиваю или наблюдаю за ними, за их пищевыми привычками. Так вот я хочу сказать, что большинство этих стройных людей — это не не в коня корм, если обратить внимание, они реально либо намного меньше едят, чем другие, может быть, не специально, они себя не ограничивают, но скажем так, они не про еду, не про удовольствие, не про чревоугодие. Или они, может быть, каким-то природным, такой вот лотереей, им повезло, они не любят очень большое количество продуктов, которые не рекомендуются. И второй там, это не миф, это мой уже принцип: здоровые привычки в питании, они способны переписать абсолютно любые гены. То есть люди, склонные, которые считают, что им с неба не падает, им нужно много трудиться для того, чтобы держать себя в форме. Трудиться нужно всегда, но здоровые привычки в питании, они могут реально переписать ваши гены. Основной принцип в питании, в достижении красоты и композиции тела, и определенного веса, вы должны понимать, что вы должны тратить, если вы хотите похудеть, в сутки калорий больше, чем вы потребили. Это математика. Соответственно средняя женщина среднего возраста, скажем 35 лет, не занимаясь спортом, в сутки своей жизнедеятельностью с утра до вечера тратит 1500 калорий. Это научный факт. 1500 калорий, значит, если теперь посмотрим на эту арифметику, не занимающаяся спортом, вот просто встала, пошла, поехала, вот с утра до вечера, функционирование и жизнедеятельность. 1500. Вот если она при этом не занимается спортом, значит, она должна съесть 1500 в сутки или чуть-чуть меньше, 1400-1300. Если она занимается спортом, но окей, смотря каким. Возьмем, я не знаю, средняя тренировка — час, УФП, плюс, все очень усредненно, зависит, конечно, от веса, от пульса и так далее. Но на средней тренировке УФП она потратит 350 калорий. Значит, один час фитнеса в день и 1500 калорий, вот она потратит 1850. И теперь посмотрим на старые нормы, которые нам кто-то где-то когда-то написал в советских учебниках по питанию. Ну какие 2000 в сутки? Ну конечно, нет.

Синдеева: А что такое 350 калорий? Например, 1 конфета?

Киценко: 350 калорий — в принципе, это вообще-то три яблока.

Синдеева: Противно сейчас с тобой уже говорить.

Киценко: Да.

Синдеева: Полинка, хорошо, про питание основные базовые вещи. А алкоголь?

Киценко: Я не сторонник никаких крайностей. Я выпиваю, но последнее время, кстати, все реже и реже. Во-первых, алкоголь — это простой углевод. Что такое алкоголь вечером? Это простой углевод в кровь, это моментальный подъем сахара в крови. Этот простой сахар гормон инсулин спешит разложить немедленно в жировые отложения. Нужно просто понимать, что вечером бокал вина это 100 калорий, бокал шампанского это 100 калорий, 50 грамм виски это 300 калорий. Вот на алкоголе. То есть опять-таки, во всем нужно искать баланс. Мне, например, каждый день даже бокал шампанского уже не интересен, я себя не так хорошо чувствую наутро, мне важнее некая звонкость, легкость с утра. Я реально, Наташ, с сентября месяца, может быть, выпила 3-4 бокала за последние два месяца. Мне что-то и не хочется. Но я себя не ограничиваю.

Синдеева: Часто же говорят, что алкоголь, бокал вина или бокал шампанского, это такая очень социальная функция, фактически, выполняется.

Киценко: Вот поэтому я не исключаю это, но все реже просто хочу сама по себе. И на самом деле наши с тобой некоторые друзья тоже, я недавно с ними поговорила, Маргарита, например, существенно сократила употребление без всяких там насилий над собой. Не знаю, сейчас какая-то наступает такая грань здоровья, может, это возраст уже, я не знаю. С утра хочется чувствовать себя легкой и звонкой, а если ты вечером пьешь эти два бокала, вот этой звонкости нет. И мне настолько важнее вот эти мои тренировки, я так люблю это свое состояние, мне важнее там скакать, чем вот эту тяжесть вечернюю потом тащить на своих плечах. Это выбор уже такой, тело выбирает, само подсказывает, что тебе надо, а что тебе не надо.

Синдеева: Ну, так как ты уже вспомнила Наталью Водянову, вы недавно, ну, не недавно, уже давно, весной в мае месяце провели прекрасный марафон вместе с фондом...

Киценко: В мае месяце мы создали свой забег «Бегущие сердца».

Синдеева: «Бегущие сердца». Расскажи, пожалуйста, насколько это будет теперь регулярным. Ты, я так понимаю, выступала основным организатором этого.

Киценко: Нет, мы это сделали абсолютно вдвоем, на паритетных началах, это наш совместный проект. Скажем так, я на самом деле очень благодарна Наталье, потому что она реально осуществила даже не мою мечту, я, наверное, хотела бы это делать, но еще не могла для себя сформулировать, что я хочу. Она позволила мне конвертировать все мои знания и опыт, которые я накопила за уже все эти годы участия в международных соревнованиях, в триатлоне, в лыжных гонках, в забегах, во всем в этом, конвертировать все то, что я делала в принципе исключительно ради своего собственного удовольствия, потому что любительский спорт, давайте скажем честно, это эго. Это люди это делают только для себя. Это даже часто не нужно их семьям, потому что люди слишком увлеченные любительским спортом, мы с тобой тоже знаем таких товарищей, они тоже как-то уходят в ... Я против крайностей. Они уходят в другую крайность, опять же, в некое удовлетворение своих вот этих бесконечных каких-то улучшений результатов. Это, конечно, все тоже должно иметь свою какую-то грань и лимит, потому что все любители, независимо, есть быстрые любители, есть более медленные любители, если мы возьмем бег. Любой любитель, условно говоря, который бежит десятку за 40 минут, для любителя это быстро, и тот любитель, который бежит десятку за час, это и то, и другое одинаково невероятно медленно и совершенно ни к чему не применимо на уровне результатов профессионалов. Поэтому тут мерянье друг с другом в этой шкале, оно очень все относительно. В любительском спорте, безусловно, самое главное — это победа над собой, личный рост, какое-то личное счастье и личные задачи.

Синдеева: Но это и есть мотив, почему люди так увлекаются этим, понимаешь, что ты все время побеждаешь себя.

Киценко: Да, но многие слишком увлекаются именно результативностью на фоне там Васи, Пети и так далее. Так вот, что предложила мне Наташа, то, что мы с ней сделали вместе. Мы с ней несколько раз уже бегали в Париже полумарафоны и занимались таким индивидуальным фандрайзингом. Каждый сам под себя собирает средства по своим знакомым и переводит в фонд. Потом Наташа мне в какой-то момент сказала: «Зачем мы бегаем в Париже, давай сделаем в России что-то свое, давай сделаем свой забег. Я не представляю, с кем я могу это сделать с другим, кроме как с тобой». И она, конечно, это было как гром среди ясного неба, мне было страшно. Но я подумала, действительно, а почему нет, пришло время. Я безумно ей благодарна, что она позволила мне просто конвертировать все время, которое я потратила, действительно, только на себя до этого, в то, что мы сделали что-то общественно-полезное. Мы сделали достаточно быстро, за три месяца, это было стремительно. У нас был забег на полторы тысячи человек в Парке Культуры. Мы могли собрать намного больше людей, это был лимит просто проходимости набережной парка, больше было невозможно. И мы моментально закрыли регистрацию, и мы собрали больше двухсот тысяч евро с этого забега. И это рекорд в любительском благотворительном беге в России, ни один забег столько не собирал. И мы гордимся тем, что наш забег, он единственный и стопроцентно благотворительный. Абсолютно все средства, которые мы привлекли через индивидуальных участников, через спонсоров, через корпоративные команды, мы первые, кто ввели корпоративные команды, у нас вся пресса бежала, миллион изданий, холдингов.

Синдеева: Затраты на организацию марафона откуда покрывались?

Киценко: Затраты частично покрылись спонсорами, но мы смогли, у нас было достаточное количество спонсоров и взносов от корпоративных участников, индивидуальных участников. И вот эти все суммы сложились, это все больше чем двести тысяч евро, абсолютно все средства мы отдали в фонд. Это был полностью некоммерческий проект, у нас было огромное количество людей, которые работали у нас бесплатно или по каким-то очень-очень урезанным тарифным ценникам. Ну прямо реально всем миром. Следующий забег мы планируем сделать, пока предварительная дата 29 мая. И мы, столкнувшись с тем, что у нас было намного больше желающих, чем полторы тысячи, мы хотим в этом году сделать на 10 тысяч человек. Мы хотим сделать, пока рано говорить, но скорее всего, это будет три дистанции — 5, 10 и 21 километр, и это будет в центре Москвы. И мы хотим сделать это на много тысяч людей, потому что емкость...

Синдеева: Ну, во-первых, становится и модным все, и модно становится бегать, и модно благотворительность. И то, что ты, вместе с Наташей, это сделала, это, конечно, даст, я думаю, потрясающий опять результат, потому что я помню внимание к вашему забегу. Все, даже, кто не мог, кто уезжал, по каким-то причинам не участвовал, все выражали невероятную поддержку, и все хотели оказаться там. Я желаю вам удачи.

Киценко: Спасибо огромное.

Синдеева: Полинка, у нас уже время почти заканчивается. Я очень хотела, чтобы вот как раз в этой программе мы рассказали всяким сомневающимся, неуверенным в себе, что надо не бояться, а даже начинать все с нуля. И вот уже в таком завершении. Тебе предложили стать ведущей на Матч-ТВ. Я так понимаю, что до этого у тебя были предложения от других каких-то телеканалов, и ты все время отказывалась. Чем они тебя уговорили?

Киценко: У меня было много разных за последние лет семь предложений о работе на телевидении. Я действительно всегда отказывалась. Я приходила даже на какие-то пробы, где-то проходила, начинала двигаться куда-то дальше. А потом я взвешивала просто потенциально свое потраченное время на это с тем выхлопом, который я, возможно, могу получить, и я просто не видела какой-то своей мотивации. Но, как правило, там было, кстати, про моду.

Синдеева: А, то есть, тебя по спорту не звали?

Киценко: Да-да, конечно, я просто думала, что мне гораздо больше, я сейчас просто даже в области моды намного больше мы делаем и достигаем через соцсети, и через, опять-таки, прямой контакт с аудиторией, в ритейле. И просто я не находила для себя мотивации гибнуть в телестудии. А в спорт меня еще не звали. Но ты же знаешь, спорт и я, это такая какая-то невероятная любовь. И взяли, конечно, меня Матч-ТВ тем, что... Причем я очень сильно отпиралась. Сначала я была готова вести некую только рубрику, и мне не хотелось больших каких-то обязательств. Но сейчас в итоге все пришло к тому, что они хотят, чтобы это была именная большая программа. И я понимаю, что это будет намного большая нагрузка, я не знаю, сдюжу ли я. Это, конечно, невероятный вызов.

Синдеева: Это прямой эфир или это запись? Когда старт?

Киценко: Запись, это запись. Старт примерно в марте. Но это будет программа, полностью приуроченная к бегу и к здоровому образу жизни. И конечно же мы там завяжем достаточно активно наш забег «Бегущие сердца», и вот это то, что, конечно, меня окончательно тоже подкупило и убедило в том, что я просто обязана это сделать. На самом деле мне есть, что рассказать, и чем поделиться с людьми, просто я конечно же боюсь, как я смогу успеть все-все-все, потому что основная моя работа — все-таки это Podium Market и там работы у меня очень много.

Синдеева: Но она же будет тоже работа на телевидении в том числе, в этой работе это тоже помогает, но время будет отнимать сильно, это правда. А внутри программы предполагается, что ты будешь там, не знаю, сама показывать какие-то упражнения? Потому что у тебя же есть еще твои прекрасные видеоуроки, которые вы иногда с Жуковым делаете, выкладываете, и это тоже, конечно, знаешь, такой вечный укор. Потому что, когда я смотрю на то, какое количество раз и с какой скоростью ты там делаешь то или иное упражнение, я думаю, Полинка, какая же она молодец.

Киценко: Ну давайте сейчас всем скажем, что там бывают повторные дубли, там бывают неудачные ракурсы, там бывают…

Синдеева: В программе, будешь там что-нибудь делать, прыгать, отжиматься и так далее?

Киценко: Ну, возможно. Сейчас я к ним ходила тоже на серию программ, они просили что-то сделать, но пока до этого не дошло. Возможно, но там будет больше про, на самом деле, про преодоление себя, про любителей, про выход из зоны комфорта. Про то, чтобы чего-то добиться, нужно все-таки из нее выйти, но с другой стороны я считаю, что только мы и никто больше, знаем на что мы способны. И я верю в то, что, когда мы себе ставим какую-то цель, если мы ее визуализируем, то нас уже ничто не сможет остановить. И это про веру в себя.

Синдеева: И вот на этой совершенно оптимистичной и позитивной ноте заканчивается программа «Синдеева». У меня была в гостях Полина Киценко, креативный директор компании Podium Market. Полина, спасибо тебе большое. Мне кажется, сейчас должно появиться очень много поклонников у тебя, как спортсменки.

Киценко: Спасибо.