Поддержать программу
Синдеева
44:48
3 февраля
О жизни

Каким будет Дождь. Наталья Синдеева ответила на все ваши вопросы

18 520
9
Расписание
Следующий выпуск
11 декабря 22:00
четверг: 01:00
воскресенье: 22:00
понедельник: 01:00, 05:00, 08:00

Изменилась ли редакционная политика, каким будет Дождь ближайшие годы, как решаются технические проблемы и какие программы скоро появятся в эфире. Генеральный директор телеканала Дождь Наталья Синдеева отвечает на вопросы подписчиков Дождя.

Как будет развиваться Дождь в TV EVERYWHERE и вообще в кабеле?

Наталья Синдеева: Стратегия развития Дождя следующая. Мы платный канал, мы доказали и себе, и всему медиасообществу, что в России возможно сделать канал, который живет на деньги подписчиков. Мы сделали в этом смысле огромную работу, огромный прорыв. В диджитале и в интернете мы являемся платным каналом, подписчики оплачивают нашу работу, и это единственное, что позволяет нам развиваться и жить. Да, есть рекламные бюджеты, доходы от дистрибуции, но так или иначе основной доход ― деньги от подписчиков. Конечно, и в кабельных сетях мы не могли отказаться от этой стратегии.

Прошлый год был у нас пробным: ты тестировали, насколько возможен Дождь в «a la carte». Что это такое? Это когда Дождь не в пакете, а ты должен его подключить индивидуально для себя, если ты хочешь смотреть этот канал. Сейчас это стоит 240 рублей, вы получаете доступ к прямому эфиру. Мы это протестировали, поняли, что опыт удачный. С одной стороны, есть большой минус: мы теряем, конечно, аудиторию, мы вынуждены уходить из пакетов в «a la carte» и сужать аудиторию. Да, это плохо, но для бизнеса, для того, чтобы мы могли что-то делать дальше, это единственный возможный вариант. Канал не может быть тут бесплатный, тут платный, а тут чуть-чуть платный.

Так как мы понимаем, что это то, как мы сможем жить в будущем ближайшие несколько лет, мы видим свое развитие как платный телеканал, то, конечно, к 2016 году мы полностью перешли на модель «a la carte». У нас осталось несколько контрактов с кабельными операторами, где мы находимся в пакетах, но их очень мало. В принципе, мы всех кабельных операторов, если они согласны и хотят этого, переводим на «a la carte», потому что для нас это единственный возможный способ развиваться в той модели, которую мы выбрали.

TV EVERYWERE. Сейчас у нас начинаются первые технические тесты этого проекта. Что это такое? Если вы являетесь подписчиком телеканала Дождь, вы купили подписку на сайте или через Smart TV, неважно где, у вас кабельный оператор, который готов вам предоставить «a la carte» и услугу TV Everywere, ― не каждый кабельный оператор, к сожалению, может это предоставить, но сейчас они все прорабатывают с нами такую техническую возможность, ― то вы можете написать заявку кабельному оператору, сказать, что хотели бы смотреть Дождь в их сети. Тогда кабельный оператор должен будет бесплатно подключить вам Дождь, так как вы уже оплатили подписку. Мы за это платим кабельному оператору деньги.

Также мы планируем, чтобы TV Everywere работало в обратную сторону. Если у вас есть подписка на телеканал Дождь в какой-то кабельной сетке, то вы можете оставить заявку на сайте телеканала Дождь, там будет специальный раздел. Вы можете сказать, что уже являетесь подписчиком телеканала Дождь у такого-то кабельного оператора, отправить подтверждение, мы тогда будем должны как телеканал включить для вас прямой эфир, чтобы вы имели возможность смотреть прямой эфир во всех средах. Подписка, которая есть в кабельной сетке за 240 рублей, не дает доступа к архиву, потому что он действительно стоит дороже.

TV Everywere запустится в ближайшее время, потому что наладить технически связь со всеми кабельными операторами, с их биллингом, чтобы они могли контролировать нас, а мы их, что это действительно наши подписчики, ― это действительно непростая задача. Мало кто это делает в России, но мы это развиваем. Я думаю, что за следующий год мы разовьем эту услугу, она будет работать хорошо, удобно и комфортно.

 

Изменилась ли редакционная политика с уходом Зыгаря? Что изменилось уже сейчас? Не хотите ли вы сделать главным редактором Ксению Собчак?

Наталья Синдеева: Ксения Собчак ― главный редактор L'Officiel и, по-моему, отлично чувствует себя в этой роли и в роли ведущей на телеканале Дождь, поэтому таких мыслей не было. Никакая редакционная политика никогда не менялась, не меняется и не будет меняться независимо от того, кто уходит с телеканала, потому что телеканал давно определил, что такое телеканал Дождь. Это независимая точка зрения, отражение действительности, социальные проекты, которые мы делаем. Понятно, что личность главного редактора или шеф-редакторов что-то диктует, но все равно есть базовые принципы, на которых стоит телеканал. Он от них не отходит и, надеюсь, никогда не отойдет. Мы будем меняться, развиваться, расширять контентные линейки, но мы останемся верны базовым принципам, с которых начинали, будем на них стоять.

 

В передаче «Синдеева» с Зыгарем позиция Синдеевой была не раскрыта. Обижена ли она или зла на него? Почему Миши не могло быть дальше в качестве главного редактора?

Наталья Синдеева: Я не знаю, почему показалось, что она не раскрыта. Действительно, может быть, что-то осталось за кадром, но мне кажется, что я достаточно внятно объяснила там, что мы с Мишей пришли к этому решению взаимно. Это было и его решение, потому что ему хотелось развиваться, и наше решение, потому что мы тоже хотим развиваться. Были моменты, когда мы понимали, что дальше что-то не происходит, не летит. Бывает такое ― раз, собралось и полетело, а тут не летит. Поэтому это решение было взаимным, доброжелательным. «Миш, может быть, ты устал, тебе что-то тоже надо, и я хотела бы дальше развиваться». Ничего другого за кадром, о чем я не говорила, нет.

 

Олевский, Дзядко, Батанова и многие другие ведущие покинули канал. Не хватает мужчин. И вообще вернутся ли старые ведущие на Дождь?

Наталья Синдеева: Позиция телеканала, как вы могли заметить, всегда была совершенно открытой. Мы всегда старались очень хорошо расставаться со всеми людьми. Для каждого человека, который уходил с канала, независимо от того, ведущий он был или просто сотрудник, Дождь всегда открыт. Люди уходили по разным причинам, личным или экономическим, неважно по каким. Скажем так, у нас не было ни одного ухода по идеологическим соображениям: «Всё, вы мне надоели, я с вами не согласен, я хочу уйти». Этого не было никогда, каждый уход ― эмоциональная важная история, человеку надо было развиваться. Мы всегда легко отпускаем, но так же легко пускаем назад. Я не боюсь, наоборот, всегда приветствую, если люди возвращаются, потому что они возвращаются с новым опытом, новым бэкграундом. Они уже чуть-чуть лучше видят со стороны то, что происходит внутри, иногда подсказывают, что нам делать. Это что касается возвращения.

Честно скажу, мы с нетерпением ждем Тишу Дзядко, потому что у него контракт на год, и мы очень надеемся, что когда контракт закончится, все-таки Тиша к нам вернется. Тимур Олевский сейчас работает на «Свободе» и делает свою телевизионную программу. Мы несколько раз обсуждали, как могли бы взаимодействовать. Была идея сделать программу с Ксенией Батановой, с Тимуром и Тишей. Я не знаю, по каким причинам, но это не срастается. У каждого из ребят уже свои проекты, они ими заняты, живут, горят. Эта идея «давайте попробуем раз в неделю делать новости из-за рубежа» пока не развилась, при том, что я точно знаю, что Маша Макеева, которая сейчас возглавляет информационную службу, общалась с ребятами, в общем-то, они даже обсудили формат. Но пока не срослось. Может быть, это случится в ближайшее время, мы совершенно открыты. Если у ребят будут заканчиваться контрактные отношения, они готовы будут возвращаться, мы тоже с удовольствием их примем.

Нам правда не хватает сейчас ведущих. Я не обсудила это внутри редакции, могут раздаться гром и молнии со стороны коллег, но появилась такая идея объявить открытый конкурс на поиск новых лиц в службу новостей. Если мы обсудим эту идею, Маша Макеева, Аня Монгайт и другие ребята согласятся, что можно это попробовать, то мы объявим открытый конкурс, соберем заявки. Не знаю, насколько у нас хватит сил и времени, чтобы всех отсмотреть, но мы в поиске людей. Поэтому если кто меня сейчас слышит, у кого есть такая идея, могу сразу сказать, обязательно должно быть журналистское прошлое, не надо просто быть хорошим и хотеть в кадр. Уровень ваших компетенций, образования, бэкграунда, конечно, будет играть важную роль. Всему остальному можем научить ― вести себя перед камерой, в студии. А вот с каким багажом вы придете, это очень важно, потому что говорящих голов на телеканале нет. Все ведущие пишут себе подводки и темы сами, являются журналистами, а не просто людьми, которые читают суфлер.

 

Где Сорокина?

Наталья Синдеева: Цикл программ Сорокиной, который мы запустили, был закончен в декабре. Все вместе почувствовали, и Светлана, и мы, и зрители, что несмотря на то, что были очень удачные программы, проект в том виде, в котором был, не полетел. Это какая-то объективность, мы должны были это принять. Бывает такое: раз, и летит, а это не полетело, хотя и ведущий хороший, и темы хорошие, и состав гостей всегда был интересный. Мы все вместе взяли паузу и договорились, что мы в процессе придумывания нового формата. Идея есть, она нам очень нравится. Приоткрою занавес: это идея по гендерному признаку, четыре или пять женщин в эфире, но не буду ничего дальше говорить, потому что все эти женщины великие, большие, яркие, у всех есть своя занятость. Поэтому собрать всех вместе, договориться, какой это будет формат так, чтобы они могли раз в неделю собирать и делать это, сложно. Но мы хотим это делать, хотим опять расширять аудиторию, хотим, чтобы у нас все-таки появились какие-то нормальные женские темы, скажем так, женский взгляд на разные проблемы. Я надеюсь, что мы доделаем это и Светлана вернется уже в новом качестве.

 

Будет ли новый сезон «Ездим дома»?

Наталья Синдеева: Да, будет. Уже могу точно сказать, подтвердился спонсор, мы очень довольны. В середине февраля начинаются съемки. В этот раз у нас новый состав ведущих, мы решили поэкспериментировать. Я сразу скажу, в чем еще причина смены ведущих. Вместо Павла Лобкова с Сашей Филиппенко поедет Таня Арно, это опять же к вопросу о возврате ведущих на телеканал. Несмотря на то, что Таня Арно сейчас управляет на федеральном канале, она подтвердила свое участие в этом прекрасном проекте. Они поедут на Урал, в эту зиму и холод на машину. Я спросила: «Таня, ты уверена, что выдержишь всё это?». Она сказала: «Да, я выдержу, я хочу». Поэтому поедет Таня Арно.

Это не значит, что Паша больше не будет участвовать в этом проекте. Будет, я надеюсь, что сезон все-таки будет продолжаться. Но вы знаете, как Паша любит растительность, растительную жизнь и всё, что с этим связано. Паша сказал: «Ну что я там буду делать? Там нет ни одной травушки-муравушки, сплошные снега. Я не хочу ехать туда, где снег и холодно». Как раз это дало нам возможность сделать какое-то обновление, и в марте выйдет программа.

 

Где лайфстайл, лекции, утренние эфиры? Политика уже надоела.

Наталья Синдеева: Очень дискуссионный вопрос, могу его вбросить для обсуждения со зрителями. Есть две категории зрителей, наших подписчиков. Одни говорят: «Друзья, надоела политика, очень много. Хотелось бы больше разнообразия: лайфстайл, спорт». Мы начинаем потихонечку добавлять. Я уже сто раз говорила, что сокращение лайфстайла было связано только с тем, что нет денег. Любой лайфстайловский проект, который не является корневым, конечно, требует обязательного дополнительного финансирования. Поэтому мы можем это делать, только если у нас появляются спонсоры или это совсем недорогое производство. Как только мы запускаем что-то, другие зрители говорят: «У вас появились какие-то странные гости, вы начинаете говорить не про политику, не про Путина или Украину». Вот такая дилемма.

Внутри себя мы решили эту дилемму. Мы все равно считаем, что мы должны расширять тематику по мере возможности. Мы хотим добавлять новых ведущих, новые программы и темы. Мы считаем это важным, потому что ориентируемся на то, что интересно нам. Это важно, мы всегда так делали. А нам интересны точно не только политика и общество, наши интересы шире. В общем-то, могу сразу сказать, любой лайфстайл ― это только деньги. У нас сейчас в разработке несколько таких проектов, как только будет подтверждение на проект от клиентов и спонсоров, мы тут же будем их запускать. Хотим спортивную программу, у нас есть потрясающая идея ведущих спортивных программ, если они подтвердят, напишут внятную концепцию и мы сможем это продать, мы запустим это. Тем более что лето обещает быть в этом смысле жарким: Олимпиада, футбольное Евро. Я надеюсь, что спорт все-таки вернется.

 

Вернется ли «Ливень» и будет ли больше музыки в эфире?

Наталья Синдеева: Здесь ровно та же причина. Музыка и живые концерты нам нравятся. Недавно закончился эксперимент, когда по пятницам сюда приходили классические музыканты и играли. Вся проблема в том, что теперь наш офис, наш телеканал занимает в два раза меньше площади, и любой концерт, любая живая музыка происходит на голове у всех сотрудников, которые работают не только в эфире, но и в офисе: занимаются бэк-офисом, подписками, бухгалтерия, коммерческая служба. Когда это происходит регулярно, несмотря на настроение, которое создается, это очень осложняет работу. Поэтому пока мы не нашли возможность делать эти концерты в регулярном режиме. Плюс это дополнительный бюджет, потому что это дополнительная техника, как правило, дополнительный звук. Скажем так, есть идея максимально, насколько это возможно, вернуть это в эфир. Мы это любим, будем стараться это делать.

 

Когда будет полноценное приложение для iPad?

Наталья Синдеева: Говорят, что это будет к лету. В конце февраля ― начале марта мы должны перезапустить сайт. Это огромная проблема, потому что обычно это заказывается сторонним компаниям, это кто-то делает, всё долго тестируется. Мы же делаем это in house, сами, при этом наши разработчики, вся команда, которая делает сайт, параллельно продолжает заниматься текущей работой, поэтому это не происходит быстро. Обещают, что в конце февраля, в марте сайт стартанет. Сайт будет адаптивный, это значит, что он сам будет подстраиваться под телефон, под мобильную версию и iPad версию, в общем, под любой носитель. Поэтому я не знаю, нужно ли будет вообще отдельно приложение для iPad. Я так понимаю, это дискуссионный вопрос. Может быть, и будет.

На самом деле раньше большая часть вопросов, которые приходили от зрителей, была связана с нашими техническими проблемами. Их была уйма, мы постоянно видели их в наших соцсетях. Мы на них отвечаем, пытаемся решать. Это был вал, большие проблемы. За последний месяц мы видим и надеемся, что максимально смогли сделать то, что могли. Мы видим, что количество технических претензий стало сильно меньше, хотя они все еще остаются.

Я могу сказать, что мы сделали за это время. Наш сигнал к вам приходит по сетям CDN, можно не вникать в детали, но суть в следующем: раньше у нас был один подрядчик, который обеспечивал доставку этих сигналов. Сейчас мы взяли двух подрядчиков, которые дублируют друг друга. В случае, если к вам приходит сигнал по одному из CDN, который плохо работает, вы просто обращаетесь в службу поддержки и говорите: «У меня плохо работает прямой эфир». Тогда вас служба технической поддержки переключает на другой CDN. Да, к сожалению, пока это возможно сделать только вручную, но это делается. Плюс мы подключили зарубежный CDN, усилили его, поэтому сейчас заграница должна нас лучше видеть.

У нас большая просьба. Хоть нам и неприятно вечно читать технические вопросы и проблемы, нас они расстраивают, но так или иначе не стесняйтесь, пишите, когда у вас хорошо, а когда плохо. Только так мы можем понять, что происходит. Часто, к сожалению, те проблемы, о которых вы пишете, находятся на стороне либо ваших сетей, либо вашего компьютера, либо каких-то не тех установленных программ. Когда человек все-таки находит возможность до нас дойти, написать, созвониться, техническая служба, как правило, решает эти проблемы, объясняет. Тогда человеку нужно найти проблему у себя: поменять оператора или сказать ему, что у зрителя плохое качество сигнала. Эта проблема тоже решается, важно сообщить о ней. Есть нарекания, их не очень много, что техподдержка не очень быстро отвечает. В штатном режиме техподдержка отвечает в течение двух дней, мы это контролируем, следим. В техподдержке у нас уже работает три человека плюс четвертый человек, который сидит в офисе. Техподдержка удаленная, ребята работает, очень хорошо стараются, молодцы, но иногда бывает наплыв. Например, у наших подрядчиков случается какой-то технический баг, какой-то срыв, что-то улетело, это на стороне какого-то из наших операторов. Конечно, начинается вал писем и звонков в техподдержку. Тогда ребята зашиваются, в этих случаях действительно мы задерживаемся с ответами. Взять большее количество людей на техподдержку ― увеличение бюджета, поэтому мы делаем так: когда понимаем, что они уже достигли пика исполнения всех заявок, тогда мы увеличиваем бюджет и берем еще одного человека.

 

Могли бы вы рассмотреть два варианта подписки: лайт (только прямой эфир) и архив?

Наталья Синдеева: Мы думали над таким вариантом. В случае, если вы подписчик кабельных сетей, у вас будет опция получить это за 240 рублей. На сайте пока мы не пришли к этому решению, хотя мы это обсуждаем. Недавно у нас был эксперимент: в январе мы объявили короткую акцию, которая длилась всего 10 дней, о том, что подписка на месяц на телеканал будет стоить всего 99 рублей. Мы хотели протестировать, что происходит с рынком и с деньгами у людей. Ситуация оказалась удивительная для нас: мы получили за 10 дней 11 с половиной тысяч подписчиков. 50% из них ― новые. С одной стороны, это потрясающий результат, потому что это достаточно большая доля от общего количества подписчиков. Наша задача сейчас ― удержать их. Делать подписку за 99 рублей мы не можем просто потому, что тогда мы точно не выполним свой бюджет и нам не на что будет делать телеканал. Оставить цифру 480, когда мы все беднеем, это происходит каждый день, и мы это чувствуем и на себе, и на нашей аудитории, это сейчас самый главный вопрос, на который у нас нет до конца ответа. Мы попробуем сейчас какими-то короткими акциями давать чуть ниже цену. Я хочу напомнить, что у нас есть категории льготной подписки, которая имеет более-менее адекватную цену. Если вы студент, пенсионер, в общем, льготник, вы можете этим воспользоваться, рассказывайте об этом своим друзьям.

Проверить эластичность цены, как говорят экономисты, мы пытались. Мы пытаемся спрогнозировать, сколько должна стоить подписка, чтобы мы выполняли как минимум тот бюджет, который есть сейчас. Цифры плавают, точных нет, но, наверно, мы будем что-то делать с ценой, потому что, к сожалению, мы все действительно беднеем, а не богатеем.

 

Хотелось бы увидеть на любимом канале программу типа лектория с известными людьми.

Наталья Синдеева: Смотрите, мы не прекращали делать лекции. Они у нас есть. Во-первых, идет цикл лекций с Быковым, он продолжается. Периодически, как только Slon проводит какие-то лекции, мы обязательно их снимаем. «Просветитель» и фонд Дмитрия Зимина сделать делают большой спектр лекций с разными партнерами. Если мы найдем ресурсы, мы будем снимать эти лекции и показывать их. Нам очень нравится этот формат, мы считаем его важным, считаем, что он должен быть в эфире. Опять же это всё деньги. Делать лекции на телеканале нам технически сложно по тем же причинам, о которых я сказала, потому что офис рядом. Соответственно, нам лучше бы снимать где-то на стороне, а это дополнительный бюджет. Я думаю, что он не очень большой, мы найдем деньги и лекции будут продолжаться.

 

Давно обещаете дебаты, но, кроме Навального и Чубайса, толком никого не было.

Наталья Синдеева: К сожалению, огромная проблема в том, что когда возникают какие-то острые темы, которые требуют такого формата, большая часть людей отказывается идти на разговор в прямом эфире. У нас было несколько попыток, когда мы пытались соединить людей. Если один отказывается, то формат уже не работает. Мы всё так же о нем думаем, ловим какие-то публичные дискуссии, которые возникают, пытаемся разговаривать с участниками этих дискуссий. Пока не получается. У нас есть формат круглых столов, на которых встречаются разные люди, поднимаются разные темы, поэтому дискуссии на телеканале есть. Но в формате жестких дебатов, о которых мы мечтаем, проводить их не удается. Дело не в нас.

Если у вас есть идеи, кого бы вы хотели видеть в качестве участников дебатов, может быть, нет информационного повода, но люди с разными позициями, и вам было бы интересно их увидеть, присылайте. Поверьте, все предложения, которые вы присылали по дебатам, мы проработали. Мы связывались с людьми, предлагали, говорили: «Зрители хотели бы, чтобы вы встретились». Если один человек говорит «нет», значит, всё разваливается.

Очень часто эфир не совпадает с расписанием, которое объявлено на сайте. Мы ждем-ждем, а потом появляется какая-то другая передача. Я не знаю, что у вас случается, но нельзя ли хотя бы бегущей строкой объявлять, что вместо одной передачи будет другая?

Наталья Синдеева: Да, такая проблема есть. Мы пытаемся ее решать, но она связана, с одной стороны, с тем, что много прямого эфира, иногда происходит переверстка. Мы подумаем над тем, чтобы давать бегущей строкой изменения в эфире. Я не знаю, насколько это можно технически оперативно решить, наверно, можно. Мы это обсудим. Мы максимально стараемся этого не допускать, но это происходит, к сожалению. Иногда слетает гость, мы узнаем о том, что гость вдруг не приехал или опаздывает, за пять минут до эфира. Мы не можем проводить эту программу, тогда в срочном порядке что-то меняем, ставим повторы.

 

Что с проектом «Городские легенды»? Он освежал канал.

Наталья Синдеева: Вы видите, наверно, часть ребят из этого проекта у нас в эфире, часть находится за эфиром. Каждый работает на том или ином проекте на телеканале, но единой группы людей, которые бы делали регулярно этот проект, сейчас нет. Когда мы отпустили их в это плавание, мы сказали: «Давайте попробуем делать этот проект хотя бы раз в месяц». Над ними нужен старший шеф-редактор, который бы их курировал, вел и так далее. Рук не хватает, но сегодня мы обсуждали это с Машей Макеевой. Маша сказала: «Давай попробуем к этому вернуться, поговорить, если найдем кого-то шефом, то, может быть, тогда раз в месяц будем это делать». Проект был симпатичный, очень хороший, нам нравился, поэтому было бы хорошо, если бы он вернулся.

 

Может быть, имеет смысл сделать какую-то программу про образование?

Наталья Синдеева: Я теперь очень хорошо понимаю разницу между производством программы на телеканале и на радио. На радио ты берешь тему, зовешь людей и разговариваешь ― и вот прекрасная программа. И всё, можно еще какую-то подзвучку положить, и программа готова. Здесь для того, чтобы сделать программу, надо придумать формат, декорации, о чем будет программа, постоянные спикеры, шеф-редактор. Надо понимать, нужно ли это делать, поэтому когда у тебя ограничены возможности и ресурсы, ты, конечно, оцениваешь, насколько нужна именно такая программа и должны ли мы ее запустить. Экспертная программа об образовании? Мы много говорим об этом, у нас эксперты постоянно в эфире. Программа студенческая, о школьниках изнутри? Это было бы хорошо, но она, наверно, не на столько важна, чтобы вкладывать в нее ресурсы.

Было бы хорошо услышать про видение будущего канала: куда идет, что через пять лет и вообще какой план на 2016 год.

 

Наталья Синдеева: Собственно, стратегии и видение канала следующие. Мы очень хотим развиваться, мы хотим, чтобы через пять лет у нас было как минимум 500 тысяч подписчиков. Эта цифра сейчас звучит очень страшно, потому что представить в России 500 тысяч платных подписчиков очень сложно. С другой стороны, это маленькая цифра для огромной страны, поэтому мы верим в нее и очень хотим, чтобы у нас эта цифра была даже раньше, но как минимум через пять лет точно.

Канал должен развиваться, более того, очень хотелось бы новой живой крови в канал для того, чтобы не законсервироваться. Конечно, всегда есть такая опасность. Вначале ты ломаешь все стереотипы, строишь новые рельсы, ставишь на них поезд, он еще не умеет ехать, ты подстраиваешь, он полетел. И в тот момент, когда он полетел, уже летит, едет, ты в какой-то момент понимаешь: зачем опять строить новые рельсы, сходить с этого пути? Это неправильно, это смерть. Я это очень хорошо понимаю, поэтому если все будет нормально, хорошо, не будет каких-то внешних факторов, когда нам опять нужно будет думать, как выживать и защищаться (я стараюсь об этом не думать), то мы будем все равно стараться опять ломать стереотипы, бежать впереди, задавать какой-то тренд, моду.

Почему в последнее время этого не происходит так активно? На это обращаем внимание и мы, и наши зрители, почему Дождь перестал быть законодателем моды? Я честно скажу, за последние два года мы так морально устали, были выжаты эмоционально и творчески, что у нас даже не хватает эмоциональных сил сесть, придумать и увидеть это по-другому, я даже не стесняюсь в этом признаться. Два года нужно было удержать себя, сохранить лицо, принципы, команду, бизнес. Сейчас я очень рассчитываю, что у нас появятся какие-то новые люди, которые придут с какими-то свежими мыслями, сломают наши стереотипы, и мы продолжим этот путь дальше.

 

Если для вас телевидение ― бизнес-проект, каким вы видите телеканал через пять лет?

Наталья Синдеева: Я уже сказала. Бизнес-модель ― это платный канал. И это отличный бизнес. Если бы мы были в отличной бизнес-среде, нормальной экономической ситуации, то телеканал был бы безумно интересен инвесторам. Но инвесторы пока не бегут к нам.

 

Вопрос о моем перепосте в фейсбуке записи Кати Бокучавы про то, что уехавшим из страны критиковать не стоит. Я написала «+100». Мой перепост и этот комментарий вызвал много эмоций. Я потом убрала этот пост из своей ленты. Объясню, почему. Что такое лента в фейсбуке? Ты ее скроллишь, читаешь, попадаешь на какие-то посты, плюс есть еще какие-то внешние факторы. В тот день, когда я прочитала пост Кати Бокучавы, он лег на состояние, в котором я была, и на какие-то комментарии, которые я видела до этого. Я полностью согласна с ним только в одном аспекте, то, что меня очень сильно задело: вопрос только в том, что люди, уехавшие жить за границу, начинают с наездами учить оставшихся здесь. В этот день у меня действительно было несколько таких ситуаций.

Наташа Геворкян потом написала, что надо быть вдумчивей. Действительно, надо понимать, как твое слово отзовется. Во всех остальных аспектах я с Катей не согласна, я это поняла, когда внимательно прочитала этот пост. Конечно, у людей есть право выбора, жить где угодно, писать всё, что угодно, более того, эти люди болеют за страну, пишут о стране и так далее. Но что-то тогда легло, это была эмоциональная реакция. Когда я увидела, что этой реакцией я обидела какое-то количество нормальных людей, моих друзей, сотрудников, которые работают за границей, я поняла, что я точно не имела их в виду. Кого я имела в виду в голове, когда отмечала это, так точно не их. Я поняла, что была неправа, поэтому решила снять этот пост, извинилась под постом у Наташи Геворкян.

 

Большое спасибо за формат, вы в политическом тренде. Вопрос такой: вы транслируете новости из Англии, это Русская служба BBC, если я не ошибаюсь. Вам это что-то стоит? Если да, то вы довольны материалами, которые вам оттуда присылают? Имеет ли смысл продолжать этот цикл?

Наталья Синдеева: У нас контракт с BBC, по которому мы у них покупаем этот выпуск, при том этот выпуск формулируется и нами. Они предлагают темы, которые у них на сегодня есть, а наша редакция определяет, какие темы интересны, какие нужно взять, является заказчиком. Дальше ребята готовят выпуск.

Нравится или нет ― это оценочная категория, я бы не хотела здесь оценивать. Это точно востребовано, это другой взгляд, который тоже важно понимать, как мне кажется. Это важно для того, чтобы иметь объемную картину мира. Если вдруг даже вам что-то не нравится в их позиции, может быть, есть односторонность в освещении событий, хотя они стараются максимально быть над этим, то это важно для понимания картины, что же происходит в их и наших СМИ.

Мы оплачиваем, но BBC также покупает у нас какой-то объем рекламы в диджитале, каких-то роликов. Поэтому пока мы считаем, что проект может быть, его хорошо смотрят у нас на сайте. Если в какой-то момент мы поймем, что экономически это нецелесообразно, то мы будем думать, вести с ними переговоры. Сейчас мы довольны сотрудничеством.

 

Планируете ли вы со временем расширять сетку канала и переходить на англоязычное вещание?

Наталья Синдеева: Мы все время об этом говорим уже последние три года, что неплохо было бы делать хотя бы один итоговый выпуск новостей в день на английском языке и выкладывать его в ютуб. Это все дополнительные инвестиции: дополнительные люди, перевод, то, что необходимо делать, опять ресурсы и деньги. Непонятна экономическая целесообразность всего этого. Окей, мы привлечем какую-то англоговорящую аудиторию, но как мы будем их монетизировать? Вряд ли они станут нашими подписчиками. А если добиваться результатов, о которых говорит Russia Today, когда у них миллиардные просмотры на ютубе, они получают рекламный доход от ютуба ― у нас не будет ресурса для того, чтобы сделать такое количество роликов, такой объем вещания, чтобы набрать такое количество просмотров, чтобы это действительно стало экономически выгодно.

 

Как вы видите структуру аудитории?

Наталья Синдеева: В основном на сайте нас смотрит больше мужчин. В России порядка 80%, из которых Москва и Питер ― 45%, а регионы ― 32-33%, на заграницу, включая ближнее зарубежье, приходится порядка 22%.

Что делать с капиталом от игры на Дожде? Висит много монеток.

Наталья Синдеева: Скажем так, ребята придумывают, как и во что их правильно конвертировать, чтобы это было нужно и полезно вам. Было уже несколько идей, они нам не очень нравятся. Не бойтесь, пусть монетки висят у вас. Они не сгорят, мы предложим какой-то вариант. Мы сейчас разрабатываем реферальную программу, о которой нас все время просили зрители. Когда ты подписываешь друзей, ты получаешь бонусы или скидки от телеканала Дождь, в общем, что-то приятное. Сейчас мы практически в стадии завершения реферальной программы. Возможно, там пригодятся ваши монетки.

 

В СМИ совершенно забыли про египетский Airbus и донецкий Boeing, про эти две трагедии.

Наталья Синдеева: На телеканале Дождь точно не забыли. Совсем недавно вышел репортаж Лилии Яппаровой про родственников погибших над Синаем. Это трагедия, которая продолжается для близких людей. Обязательно посмотрите этот репортаж, человеческую историю о том, когда про них все забыли. Действительно, по-моему, большие федеральные СМИ забыли про всё это. Недавно в программе у меня был Андрей Малахов, программа еще не вышла. Я спросила его, почему не продолжают, не развивают темы, которые брали в эфир, не знают, что происходит с теми, которые остались без домов после наводнений, или с родственниками погибших. Я рассказала ему про то, что сделали мы, что мы узнали про брошенных после трагедии над Синаем родственников. Он обещал подумать, может быть, они сделают какой-то большой федеральный эфир. Я считаю, что, если они сделают это, это будет важный вклад в то, чтобы эта проблема все-таки решилась.

 

Мне звонили с какого-то номера, спросили, можно ли подписать Дождь. Это действительно ваши звонили или мошенники?

Наталья Синдеева: У нас было сотрудничество с колл-центром, мы пробовали и такой формат, когда мы по нашей телефонной базе обзванивали людей и предлагали продлить подписку. Колл-центр сторонний. Несмотря на то, что мы очень хорошо их брифовали, давали, что и как нужно говорить, вы знаете, что это очень сложно сделать, отследить. Недавно мы приняли решение все-таки прекратить сотрудничество, потому что когда человеку звонят от Дождя, он, конечно, думает, что это звонит Дождь, а не какой-то сторонний колл-центр. Было несколько эмоциональных реакций. Мы решили делать все сами, будем посылать вам письма, звонить будем редко.

 

Хотелось бы, чтобы о Дожде узнало больше людей. Очень мало внешней рекламы.

Наталья Синдеева: Да, такая проблема есть. За последние два года, с момента всех наших проблем, мы практически перестали заниматься маркетингом. Мы совершенно нигде себя не пиарим, и на это есть несколько причин. Первая причина финансовая, это всё равно требует денег. Вторая причина ― большое количество компаний, к которым мы обращались, отказывается размещать нашу рекламу. Любят, поддерживают, но боятся, что у них будут какие-то проблемы, поэтому сейчас всё продвижение, которое у нас есть, идет в диджитале. Там с этим чуть проще, но оно точно так же требует ресурсов, людей, иногда денег. Мы надеемся, что мы рано или поздно решим эту проблему. Мы тоже хотим, чтобы о телеканале знало больше людей, может быть, какой-то федеральный канал решится и даст нам рекламу.  

 

Есть проект, который мы запускаем в ближайшее время с вами и для вас, дорогие наши подписчики. Первый раз я говорю об этом. Проект называется «Страна Дождя». Мы вдруг поняли, что мы очень много делаем всего про себя: и кино, и какие-то репортажи, много про нашу внутреннюю жизнь. Вроде это неплохо, мы такие открытые, а про вас, подписчиков, благодаря которым мы живем и существуем, как-то мало. Вера Кричевская, которую мы сейчас дистанционно возвращаем в команду, потому что она живет в Лондоне, предложила этот проект, в котором мы постараемся собрать всю базу подписчиков. Мы хотим знать про вас очень многое. У вас будут свои профайлы, мы будем просить вас снимать о себе ролики. Мы соберем огромную картотеку Страны Дождя. Потом мы сделаем серию роликов и фильмов, выберем вместе с вами их героев, обратимся с интересным документалистам, которым предложим поехать в регионы и снять истории этих героев. Я сейчас не рассказываю детали, но это будет долгий проект, я думаю, постоянно развивающийся в разных форматах: телевизионный, диджитальный, дневники. Мы невероятно хотим его сделать. Он очень сложный технически, все должны будут присылать свои видео, отвечать на наши вопросы. Но если мы все сделаем технически, то к дню рождения канала, к шестилетию мы его запустим. Это проект, в котором каждый сможет принять участие. Мы будем интегрировать вас в наши эфиры. В общем, ждите, «Страна Дождя» будет.

 

Короткий анонс по поводу новых проектов. В понедельник стартует программа Сергея Медведева, его новый проект, в который я очень верю. Это цикл программ, который называется «Россия после». После чего или кого, каждый волен придумать сам. Это разговоры с интеллектуальным сообществом по разным темам, разные сценарии, что может быть. Все обсуждают, что же будет, когда рано или поздно что-то изменится, какое будет развитие страны, по какому пути она должна пойти. Мы хотим ввести этот дискурс в общее информационное поле. Смотрите в понедельник программу Сергея Медведева «Россия после». А вчера стартовала программа Михаила Зыгаря, как мы и обещали. Мы держим свои обещания! Спасибо большое.